16+

«Не все патриоты ходят в оперу. Но мудрый худрук Александров это предусмотрел...»

13/06/2014

ГЛЕБ СТАШКОВ

Все-таки не хватает нашей оппозиции креатива. Зато у наших патриотов-государственников, напротив, креатива в избытке. Вот, например, художественный руководитель театра «Санктъ-Петербургъ Опера» Юрий Александров ставит оперу-митинг «Крым».


          – Я считаю, что необходимо художественное осмысление происходящих процессов, – говорит худрук Александров.

И с ним не поспоришь. Осмыслить-то мы осмыслили, но необходимо еще, так сказать, художественно закрепить.

Иначе спрашиваешь патриота: «Зачем нам Крым?», а он тебе отвечает: «А чтобы был». Сразу видно, что патриот художественно не осмыслил происходящие процессы.

К сожалению, не все патриоты ходят в оперу. Либералы-то далеко не все, а уж про патриотов и говорить нечего.

Но мудрый худрук Александров предусмотрел и этот момент. Он ставит не просто оперу, а оперу-митинг.
 – Мы вызываем на разговор зрительный зал, – объясняет худрук. – Это не пассивная масса, а люди, которые озабочены происходящим и от которых мы требуем активного соучастия.
И снова с худруком не поспоришь. Действительно, в обычный оперный театр ходят не люди, а какая-то серая масса. Сидят, слушают какую-нибудь «Травиату» и никак не озабочены происходящим. Разве что пассивно жуют поп-корн, да и то не всегда.

Солист поет. Надрывается. А соучастия в ответ – никакого. Нет чтобы крикнуть:
– Давай, братела! Отжигай!
Или хотя бы:
– Россия, вперед!
Скучно.

В «Санктъ-Петербургъ Опере» все будет по-другому. «Выступает человек, а толпа либо возражает, либо поддерживает». Причем зрители будут сидеть на сцене, вокруг артистов, и отвечать на их вопросы.
С вопросами, пожалуй, перебор. А если зрители будут неправильно отвечать на вопросы?
Артист, предположим, спрашивает:
-–В каком таком году, скажите мне,
Мы крымского низвергли хана?
А зрители отвечают:
– Так в этом году, блин, и низвергли. Чего, дурында, сам не знаешь?
– О, нет же, нет, друзья мои,
Видать, вы плохо обучались в школе, – поет артист.

А толпа уже не поддерживает. Толпа уже возражает. Свистит. Матерится, нарушая запрет на нецензурную лексику в театральных постановках.

Тут, кстати, есть одна проблема. Требует ли опера-митинг согласования? Как-то, понимаете, не хочется купить билет на несанкционированную оперу-митинг. Только ты, как говорится, художественно осознаешь и активно озаботишься, как тебя под белы рученьки – и в автозак. И плати потом штраф. А ты и так уже косарь отдал за билет на этот злосчастный художественный митинг. 

Впрочем, с «Крымом» все должно быть нормально. Постановка вроде бы правильная. На основе оперы Мариана Коваля «Севастопольцы». Композитор написал эту оперу в 1946 году. Аккурат между получением Сталинской премии и разгромной статьей-доносом про творчество композитора Шостаковича. То есть опера, безусловно, идейно выдержанная.

Хотя опера «Крым» шире оперы «Севастопольцы». Поскольку рассказывает сразу про три этапа борьбы за Крым: Крымскую войну, Великую Отечественную и события этого года.

Вообще-то Крымская война – это позорный этап нашей истории. Но, с другой стороны, в этом есть и определенная символика. От тогдашнего поражения, которое потребовало от России реформ, к победам сейчас, которые уже больше ничего от России не требуют.  

Уверен, опера-митинг покатит на ура.

На месте оппозиции я бы призадумался. Если не оперу, то хоть какой-нибудь драматический спектакль-митинг забабахал бы. Отличная тема – «Вишневый сад». Очень актуально. Недавно как раз что-то подобное на правительстве города обсуждали.

Выходит купец Лопахин в виде вице-губернатора Оганесяна. Или вице-губернатор Оганесян в виде купца Лопахина – неважно. И декламирует:
– Говорят про меня, что я хам, я кулак, но это мне решительно все равно. Пускай говорят. А «Макдоналдс» на Народной улице мы все равно построим.
– Там же вишневый сад, – кричит толпа, выражая недовольство.
– Да и черт с ним, – говорит Лопахин. – Только, конечно, нужно поубрать, почистить... например, скажем, снести все старые постройки.
– Милый мой, простите, вы ничего не понимаете, – возмущается толпа.
– Напротив, – возражает Лопахин. – Такая практика существовала раньше: инвестор получал участок, начинал строительство, и только потом делался проект планировки.

Толпа опять же свистит, матерится. И тут, как положено по законам классицизма, появляется положительный герой в образе представителя власти. То есть губернатор Полтавченко. И говорит:
– Я знаю об этой практике. Но давайте посмотрим: есть ли варианты не узаконивать то, что было понастроено до нас.

Толпа беснуется от радости и переизбирает получившего долгожданную отставку губернатора Полтавченко на новый срок.
– Главное, чтобы вы оправдали доверие петербуржцев, – говорит представителю власти сама Власть.
– Это я всегда помню. Буду стараться. Спасибо большое.
Занавес.

По-моему, высокохудожественно и актуально. Правда, не очень оппозиционно. Да, не выходит у нас с этой оппозиционностью. Не то что сделать, даже придумать не получается.                  

ранее:

От чего надо спасать детей, помимо секса и наркотиков
Где жить особенно хорошо: в Крыму или в Купчине?
«Как я ходил в монгольский ресторан в Дании»
«Как я могу объяснить, что такое коньяк?»
Какой слоган нужен нашим футболистам в Бразилии





3D графика на заказ







Lentainform