16+

Зачем Дали бросал швейную машинку с Эйфелевой башни

25/06/2014

Зачем Дали бросал швейную машинку с Эйфелевой башни

Мир отметил 110-летие Сальвадора Дали, которого одни считают гением, другие – сумасшедшим. Возможно, ближе других к разгадке «загадки Дали» подошли люди, знавшие его много лет. Среди таких – Мишель Брута, организатор выставок Дали и издатель его книг.


      – Мадам Брутта, как судьба свела вас с Дали?
– Я училась в университете, изучала философию и работала в издательстве. С Дали я познакомилась в 1955 году – мы готовили к изданию его книгу «Трезубец», затем встречалась с ним, когда перешла в другое французское издательство, выпускавшее «Дон Кихота» с иллюстрациями Дали. Потом мы сотрудничали, когда уже я сама стала издателем.
 
– В Европе Дали ведь не сразу стал широко известен?
– Если говорить о Франции – около 1965 года. Я лишь тогда стала находить литографии Дали на набережной, где обычно продают всякие книги. К этому времени ему уже было много лет. Зато раньше он уже был хорошо известен в США. И заработал на жизнь именно там. Когда он в первый раз в 1934 году поехал в США, то еле-еле наскреб денег, чтобы оплатить путешествие. Дали тогда повез с собой в Америку огромное полотно, которое транспортировали пожарные, и оделся так, чтобы сразу скандально привлечь внимание. Именно так в Нью-Йорке и случилось. Потом в Америке он постоянно думал, как организовать ажиотаж вокруг своей персоны.
 
– В Большой советской энциклопедии было написано, что работы Дали представляют противоестественные ситуации и нарочито бессмысленные сочетания предметов.
– Он очень любил использовать в творчестве происшествия и даже порой организовывал их. Например, захотел, чтобы швейную машинку разбили о большой медный лист. И это сделали: сбросили швейную машинку с Эйфелевой башни. То, что получилось в итоге, он и нарисовал.
А как-то у него возникла идея сферы, в которой можно было бы перемещаться, принимая положение эмбриона. Сфера должна быть прозрачной. А в 1969 году плексиглас еще не был таким прозрачным, как сегодня. И нашли сумасшедшего инженера, который согласился провести эксперимент. Дали тогда сказал: «Идей вокруг тысячи. Надо лишь взять одну и реально осуществить. И вы обретете счастье».
Еще пример. В его доме в Испании я увидела сотворенную им объемную металлическую конструкцию, тетраэдр. Дали опускал его в воду с мылом и, дуя в трубку, создавал мыльные кубические объекты! Их стенки играли каждая по-своему, получавшиеся картинки он воспроизводил на холсте. Так Дали изобрел устройство, которое из мыла легко создавало множество картин.
Вообще Дали был весьма образованный человек. Он первым из художников использовал лазер. Первым применил в своих работах кислоты.
 
– Дали помогал вам в ваших делах или занимался только собой?
– Вообще-то Дали замечал: «Не нужно что-то делать по долгу дружбы». Но сам, однако, был способен на это.
Когда я занималась первым своим изданием Дали – предполагалось выпустить в серии «Карманная книга» (тиражом около 1 млн экз.) произведения Жюля Верна с его иллюстрациями, – то под первый выпуск книги я организовала выставку Дали в Париже и пригласила его, чтобы он лично помог в презентации издательского проекта. А Дали говорил об этом писателе: «Жюль Верн – это мой враг, поскольку распыляет человеческий разум, думает о Луне и не борется со смертью». К тому же Жюль Верн очень много ел, тогда как Дали – почти ничего.
И вот Дали решил написать портрет Жюля Верна с помощью вилок и при этом с завязанными глазами! Для меня это оказалось замечательной поддержкой – то, как великий мастер дал старт моему издательскому проекту.
 
– Он был религиозным человеком?
– После возвращения из США в Европу в 1949 году он все глубже стал погружаться в католицизм. И был даже принят папой римским.
 
– Из воспоминаний не очень понятно, какие у Дали были отношения с женщинами.
– Он восхищался женщинами, но не более того. Любил же он, скорее, существ типа унисекс, таких, которые как бы не имеют пола. Известна история его трогательных отношений с певицей Амандой Лир, о которой ходят слухи, что она транссексуалка. Вообще, он любил красоту и всегда был окружен красивыми женщинами. Однако всегда говорил, что сексуально немощен.
 
– Может, он предпочитал мужчин?
– Нет. Конечно, мужчины окружали его. Но не более того. Он необычайно дорожил женой Галой. Когда в 1982 году она умерла, для него это оказалось огромной трагедией. Он замкнулся и через несколько лет умер.
 
– Почему он так ни разу и не посетил Россию, хотя Гала – Елена Дьяконова – была русской?
– Я думаю, что ему не нравился коммунистический режим. У него и с Пикассо на эту тему были сложные отношения. Дали принадлежат слова: «Пикассо – гений, я – тоже. Пикассо – каталонец, я – тоже. Пикассо – коммунист, я – ни в коем случае!»       
 
Павел Яблонский
 
 










Lentainform