16+

Что ожидать зрителям, которые пойдут на оперу-митинг «Крым»

02/07/2014

Что ожидать зрителям, которые пойдут на оперу-митинг «Крым»

На 10 июля в Петербурге назначена премьера оперы «Крым». Музыка в ней будет советская — из произведения Мариана Коваля «Севастопольцы» (1946 г.), а текст песен — современный. Про присоединение полуострова, ситуацию на Украине и все в том же духе.


          По словам постановщика спектакля , худрука театра «Санктъ-Петербургъ Опера» Александрова, это будет не просто опера, а опера-митинг.  Поэтому зрители там тоже будут петь. Среди приглашенных на премьеру — президент Путин и премьер Медведев. Народный артист России  Юрий АЛЕКСАНДРОВ  рассказал, зачем  ему это нужно.

– Что это за жанр такой – опера-митинг?

– Это новый жанр. Такого никто никогда не делал. Это будет интерактивный спектакль, который подразумевает взаимодействие со зрителями и более эмоциональную, я бы даже сказал – патетическую, подачу материала. Действие перенесено в центр зала,  зрители сидят вокруг с четырех сторон. Они как бы простреливают пространство, на котором находятся артисты. Наш зал вмещает двести человек. Кто-то будет сидеть, кто-то, возможно, стоять. В любом случае, мы примем всех, кто придет. Всех, кто разделяет наши убеждения, кто настроен патриотически. Кто считает, что Крым был, есть и будет нашим. Их мы ждем на наш спектакль. А посторонних не зовем.

– В какой форме происходит взаимодействие со зрителями? Они тоже будут петь?
– Иногда, может быть, и петь!  Дело в том, что зрители должны отвечать на вопросы, которые мы будем перед ними ставить. Например: можно ли запретить русский язык? Или: имеем ли мы право оставить в беде своих людей, которые находятся там?  Можем ли забыть наше совместное прошлое, когда мы были одной семьей?

– Митинг подразумевает свободное участие. Но вы же театр, вы продаете билеты.
– Это не коммерческий проект. Мы продаем небольшую часть билетов и все собранные средства передадим потом в помощь детям Крыма.

– Спектакль будет в репертуаре театра или это однократное действие?
– Не могу сказать. Дело в том, что это акция, которая необходима театру и, я считаю, необходима городу.  Я бы хотел показать оперу для ветеранов  всех районов города. Потому что всем, конечно, на премьеру будет не попасть.  Есть заявки и из других городов. И там как-то даже энтузиазм по отношению к спектаклю выше, чем в Петербурге.

– Представителей власти позвали на премьеру?
– Обязательно! Вчера я общался с Дмитрием Анатольевичем Медведевым,  когда мы в Йошкар-Оле открывали новый оперный театр. Президент тоже приглашен. И министр культуры Мединский.  И Полтавченко, и вице-губернаторы.

– У вас государственный театр. На какие средства делали постановку?
– Из своих средств. Моих и моих сотрудников. В складчину. Затраты здесь больше духовные и физические, чем материальные. Потому что очень сложный материал. Тема  очень сегодняшняя, ранящая. Проверяются наши душевные качества. И я очень рад, что труппа единодушна в работе над этим спектаклем.

– Какую сумму потратили на постановку?
– Не знаю. Это неважно. То, что нам необходимо, мы находим. Люди соглашаются работать безвозмездно. Костюмы какие-то берем из гардероба театра, что-то шьем. А декорация у нас достаточно аскетичная, потому что в центре зала ее, как вы понимаете, не поставишь.  Но у нас очень сложные видеоинсталляции. Будут проекции, направленные на потолок и на пол. Все впервые! Спектакль длится примерно час двадцать без антракта. В нем задействована вся труппа: 40 солистов, 16 человек хора, 10 артистов детского театра и оркестр.

– В опере «Севастопольцы» главная героиня Наташа любит Андрея, потом она становится снайпером, он ранен в бою. Кульминация:  Сталин — великий полководец. Что из этого осталось в вашей опере?
– Ничего не осталось. Есть девушка, есть юноша. Есть воин. Есть обобщенные символические образы: сомневающийся интеллигент, патриот. Бытовая линия вся ушла: любовь, снайперские успехи Наташи... Остались те моменты, где как бы идет разрыв аорты, где мы получаем кульминацию состояния. Беженцы. Бомбежка. И так далее. Очень большую роль имеют стихотворные тексты. Это музыкально–поэтическая композиция, которую написала Наталья Черникова, режиссер театра. Она всегда нам пишет тексты. В спектакле есть переходы из одной эпохи в другую: первая Крымская война, Великая Отечественная и наше время. Это три краеугольных камня. На них базируются все смысловые акценты спектакля.

– В произведении Мариана Коваля в конце звучит здравица Сталину. Что у вас вместо нее?
–  У нас замечательный хор поет «Севастополь – дивный город». Никаких здравиц и воинственных призывов в спектакле нет.

– Будет написано либретто к опере «Крым»?
– Не думаю, что  понадобится традиционное либретто. Надеюсь, что  все будет понятно и так. Но, может быть, какое-то мое вступительное слово  будет.  

– Вы много работаете за рубежом. Не боитесь, что после «Крыма» вас перестанут приглашать на Запад?
– Я никого в жизни не боялся и бояться не буду. Это тема меня меньше всего беспокоит, хотя у меня есть несколько серьезных заграничных контрактов – в Италии, Китае, Польше. Ну что ж...  Если в результате я что-то потеряю, выигрыш для меня все равно окажется неизмеримо большим. Состояние, в котором я сейчас нахожусь – а нахожусь я на подъеме,  – меня очень устраивает. И я ведь не настаиваю в этом спектакле на чьей-то правоте. Я прекрасно понимаю, что политика – дело грязное, и разбираться в ней – не задача театра. Наша задача – художественно осмыслить происходящую трагедию. И сделать это максимально искренне и профессионально.

– Реакция общества  и ваших коллег на спектакль может быть неоднозначной. Ожидаете насмешек? Или они уже есть?
– Никаких издевок пока не замечаю.  Хотя время такое – пошленькое. Возможно, кто-то захочет усмотреть в спектакле конъюнктуру или популизм. На это я отвечаю: «В 1942 году Дмитрий Шостакович в блокадном Ленинграде писал Седьмую симфонию. Тогда называйте это тоже популизмом».  Шостакович не мог этого не делать. Мы тоже не можем не высказаться.  А недовольные все равно будут.  Страха, что нас зашикают, затопают,  нет. Мы знаем, на что идем.  Всё абсолютно осознанно.

О чем опера «Севастопольцы»

Композитор Мариан Коваль. Либретто С. Спасского, Н. Брауна по очерку М. Тевелева «Последний катер». Опера в 4-х действиях с эпилогом.  Первое представление состоялось 28 ноября 1946 года в Перми.

Действующие лица:
Наташа, сопрано
Ануш, ее подруга, сопрано
Старуха, меццо-сопрано
Старый матрос, бас
Андрей, тенор
Сибирко, баритон
Петро, тенор
Командир катера, бас
Моряки, рыбаки, партизаны, женщины, дети, раненые

Либретто.

Лето 1941 года. Рыболовецкий колхоз близ Севастополя. К берегу пристают лодки, в одной из них – жених Наташи Андрей. Окончен трудовой день. Все садятся за богато убранные столы. Зловещее зарево вспыхивает на горизонте. Началась война.

В севастопольских каменоломнях расположились мастерские, госпитали. Наташа стала снайпером и метко разит фашистских оккупантов. Она ничего не знает о судьбе Андрея, война разлучила ее с любимым женихом. Гитлеровские злодеи подвергли город варварской бомбардировке. Наташа призывает собравшихся не падать духом, стойко переносить все трудности войны, не жалея сил трудиться на благо любимой матери-Родины.

Ночь, берег бухты у Севастополя. Наташа сопровождает раненых к последнему катеру. Отважная девушка принимает решение остаться на берегу и до последней капли крови сражаться с врагом. Тихо подходит катер, на нем Андрей. Радостна встреча влюбленных.  На катере уедут женщины, дети и тяжело раненные воины. Занимается заря. Оставшиеся на берегу застыли в боевой готовности – враг близко.

В крымских горах расположился лагерь партизанского отряда. Андрей  был ранен в бою.  Партизаны уверены, что скоро настанет долгожданный час победы над кровавым гитлеризмом.

Эпилог. Освобожденный Севастополь. Народ горячо приветствует доблестных воинов Советской Армии, героических моряков-черноморцев, славных партизан. Торжественно звучит здравица в честь гениального полководца и мудрого вождя – великого Сталина.             

Елена РОТКЕВИЧ











Lentainform