16+

Впечатления петербуржца, который вернулся из поездки в Бразилию на чемпионат мира по футболу

07/07/2014

Впечатления петербуржца, который вернулся из поездки в Бразилию на чемпионат мира по футболу

Владимир Фалин, сын известного в Петербурге историка спорта, в отличие от отца коллекционирует не футбольные раритеты, а путешествия на спортивные соревнования. Только что вернулся он из Бразилии и рассказал «Городу 812», каково там приходилось болельщику из России.


        – Про Бразилию столько разных страшилок рассказывали – преступность, лихорадка, забастовки.
– Да, опасения были, и я серьезно, как никогда ответственно готовился к путешествию. Вплоть до того, что самым серьезным образом интересовался у страховщиков, входят ли в страховку случаи ножевых и огнестрельных ранений. Ответа, правда, не получил, пришлось ехать наугад. Зато на более глобальный вопрос насчет репатриации, чтобы родителям не пришлось платить за мои останки в случае чего, ответили положительно. Но труп мой привезли бы домой только в том случае, если б в крови не оказалось алкоголя, это не страховой случай, что автоматом вычеркивает из числа «счастливчиков» практически всех туристов, а уж футбольных болельщиков тем более – бокал пива за обедом выпивает каждый.

– Ну так видели этих самых «генералов песчаных карьеров»?
– В Бразилии не так развито воровство, как то, что у нас называют гоп-стопом. Я себе даже потайной кошелек на голень специально приобрел, но на месте выяснилось, что не помогло бы. К одному нашему заплутавшему болельщику с ножом подошли, просто срезали всю одежду и унесли, так что мой секрет тоже обнаружился бы. Возвращаться домой без телефона, денег и фотоаппарата я морально был готов, мне было главное не лишиться паспорта. С банковскими карточками тоже страховался. У них очень распространено воровство с карт, даже в банках на автоматах стоят считывающие устройства. Приезжаешь домой, а у тебя в Гваделупе кто-то все деньги списал. Я общался с одним нашим болельщикам, он в феврале на карнавал ездил в Бразилию, как в разведку перед Кубком мира, так он пользовался пятью картами, и со всех позже были списания.

– Вы какие меры приняли?
– Можно благодаря мобильным банкам основную карточку оставлять дома, на руках иметь нулевую и на нее посредством SMS переводить деньги частями при необходимости. Вообще, старался не светить деньгами и телефоном, оставлял максимум вещей в гостинице, не заезжал после двенадцати в Купчино по нашим понятиям – одним словом, не лез на рожон, и каких-то пугающих или косых взглядов на себе не помню. Но были наши парни, которых в Сальвадоре ограбили в первый же день: к счастью, когда они явились в полицию, документы были уже там – подбросили.

Отнять телефон – это обычное дело. Как-то в спокойном городе Куритиба видел сцену, будто из наших боевиков: люди вроде ОМОНа в доспехах подъехали и повязали нескольких мужиков в двадцати метрах от меня. А больше всего я испугался, когда перекусывал в открытой кафешке и к соседнему столику подошел какой-то бомж, схватил столовый нож и стал бросаться на всех подряд, но потом вдруг сам сбежал. Бродяг и прочих деклассированных элементов там вообще очень много, наверное, потому что тепло – лежат себе на матрасиках, марихуану курят. Причем они организуют себе лежбища на главных улицах, а вокруг специально оборудованных к чемпионату фан-зонах с большими экранами они вообще стали хозяевами, при этом полиция их никак не гоняла. Наши бомжи рядом с ними просто ангелы.

– Так может, это они разносят всякую заразу в Бразилии, а не какие-то там желтые комары?
– Не знаю, но я прививку от бразильской лихорадки сделал еще дома – 800 рублей всего стоит это удовольствие и действует десять лет, так что могу повторить путешествие. Тем более что сертификат у меня там ни разу не спросили, хотя говорили, что без него в Бразилию не пустят. По идее, можно было для страховки наколоться до посинения этим делом, сколько угодно, но что толку, если от лихорадки денге, передающейся как раз желтыми комарами, вообще ничто не спасает. От малярии предлагали специальные препараты, но они сильно бьют по печени, и я отказался – похоже, пронесло, не сильно покусанным вернулся. Но основную прививку, насколько я понял из общения с болельщиками на форуме, делали абсолютно все. Не та сумма, чтобы рисковать, да и никаких сложностей, кроме десятидневного моратория на алкоголь после укола.

– Говорят в Бразилии хотя бы по-английски?
– Найти человека, который общался бы на английском, было неимоверно трудно. Что удивительно, даже в сфере обслуживания никто не изъяснялся. Я вот выучил числительные до двадцати по-португальски и знал, как апельсиновый сок называется, а они не захотели даже основы английского освоить. С таксистами тоже не разговоришься, и обычное дело, когда я из точки А в точку Б еду за 300 рублей, а обратно – за 700. У них стоит таксометр, и они везут, как хотят. А мне не объяснить, что меня надувают. Оставалось только смириться и ждать, чем ограничится его наглость. Но подобного рода трюки таксисты позволяют и у нас.

– Это было самое дальнее ваше путешествие?
– Наверное, самое дальнее – на открытое первенство Австралии по теннису. И самая первая поездка была связана с теннисом – на «Ролан Гаррос» в Париже, но это было еще непрофессионально. Я ездил в составе тургруппы и просто подгадал такой автобусный тур по Западной Европе, что в решающие матчи группа находилась в Париже. Маршрут всех последующих поездок я составлял сам. Делаю это кропотливо и заблаговременно. В Южной Америке такая тщательная подготовка особенно помогла. Поскольку сборная России последней стартовала на чемпионате, помимо Бразилии, я провел еще несколько дней в Аргентине и в Перу.

– Сумасшедшие деньги, наверное, потратили?
– Сумасшедших денег это не стоило. В Австралии за то же время у меня ушло порядка 200 тысяч рублей. Если бы не посещение Аргентины и Перу, чисто чемпионат мира в Бразилии при моих не самых взыскательных бытовых требованиях, с тремя матчами сборной России и еще двумя играми обошелся мне где-то в 140 тысяч рублей. Туры на те же три матча нашей сборной, может быть, с более комфортным проживанием, в России продавали за 500 тысяч.

– Много народу воспользовались услугами этих турфирм?
– Основная масса российских болельщиков – люди из северных городов. Им там деньги особо тратить некуда, а футбол все любят. Так что москвичи и петербуржцы здесь оказались в меньшинстве. В Куябе, правда, на матче с Кореей видел ложу на десять мест, заполненную мужиками лет за пятьдесят, которые размахивали флагом Петербурга. Вообще, география России была представлена довольно широко, многие болельщики творчески подошли к чемпионату, с большей ответственностью, чем сами футболисты, а самое главное – никаких алковакханалий и валяющихся пьяных трупов.

– Как доставали билеты на матчи сборной России?
– Я хотел, чтобы наши играли в Рио-де-Жанейро, чтобы остальные матчи были на юге Бразилии, где сосредоточены все основные достопримечательности, и чтобы не пришлось мотаться по всей стране. Ведь сейчас в Бразилии были команды, которые, по нашим понятиям, играли, скажем, в Москве, потом летели в Екатеринбург, а оттуда – в Калининград, и болельщики вынуждены были следовать за ними.

На сайте ФИФА была билетная программа «Следуй за своей сборной», вплоть до финала. По такому абонементу был гарантирован билет на финал, но тогда после того как вылетела сборная России я ездил бы за Бельгией. Уже после жеребьевки была очередная лотерея на том же сайте, где 8 процентов билетов были предназначены исключительно для российских болельщиков на игры нашей сборной. Была еще и открытая продажа. Последняя фаза – в любой момент (и в час ночи, и в пять утра) могли быть выброшены в продажу любые билеты. В итоге я выкупил билеты на все три игры россиян и выловил на матчи Аргентина – Иран и Англия – Уругвай, кстати, на него был самой большой спрос после матча открытия Бразилия – Хорватия.

– Почему выбрали именно эти игры?
– Они удачно вписывались в расписание игр сборной России и моего передвижения по Бразилии. Одни играли в Сан-Паулу, а этот город хотелось посмотреть, другие – в Белу- Оризонти, а это столица бразильского футбола, оттуда лучшие их команды. С точки зрения логистики все получилось отлично. Самолетом пришлось лететь только в Куябу на игру с Кореей да на знаменитые водопады на границе с Аргентиной, все остальное – на автобусе.

– Поездом дорого?
– В Бразилии очень слабо развита железная дорога, она составляет процентов пять от всего транспорта, и к чемпионату мира активно готовили как раз автобусное движение. В Сан-Паулу на автовокзале 75 выходов на посадку – здание больше, чем наше новое «Пулково»!  Между городами, принимавшими матчи, пустили автобусы, вплоть до спальных, но я ограничился обычными, вполне комфортными – спать я умею в любых условиях. Но многие фанаты и не ездили по Бразилии. Останавливались в Рио или в Сан-Паулу – это два главных перевалочных пункта для болельщиков – и тусовались в тамошних фан-зонах. Ездили на игры своих сборных только если она где-то рядом играет, куда легко добраться, никакой там Куябы или Манауса, куда можно попасть только самолетом и за 30 тысяч рублей в пересчете на наши деньги.

– Что представляет собой эта Куяба, где играла наша сборная?
– Дичайшая деревня, одни деревянные хибары. Большей экзотики я не видел. Кто побывал в Куябе, тому уже ничего в жизни не страшно и ничем его не удивишь. Так что мы зря переживаем, как это в России в Саранске через четыре года играть будут. После Куябы любой российский самый провинциальный городок мегаполисом покажется.

– Билеты на матчи чемпионата мира сейчас электронные?
– До апреля была возможна доставка на дом, после получить билеты можно было только уже на месте, в специальных терминалах, куда надо вставить банковскую карточку, которой они были оплачены. Формально билеты были именные, стояли мои фамилия и имя, но на входе ни сейчас, ни два года назад на Евро никто ничего не проверял. Хотя на «Ролан Гарросе» в Париже такие же билеты обязательно проверяют вместе с паспортом. Может, конечно, потому что там только 12 тысяч мест, а на футболе народа куда как больше. Я кстати, видел русского, который купил билет на матч открытия Бразилия – Хорватия по хорватской квоте, он в заявке написал адрес российский, а в графе «гражданство» вписал: «хорват», и никто не проверял.

– Сколько стоил самый дорогой из ваших билетов?
– 175 долларов – первая категория на места на центральной трибуне. Причем независимо от того, какой матч ты смотришь: Россия – Корея, что мало напоминало футбол, или Англия – Уругвай. На групповой турнир все цены одинаковые – от 90 до 175 долларов, на плей-офф – дороже. На финал билеты от 440 до 990 долларов, что сопоставимо с решающим матчем олимпийского хоккейного турнира, где большая часть билетов была по цене 34 тысячи рублей.

– Сколько болельщиков из России было на матчах нашей сборной в Бразилии?
– Пугали цифрой 20 тысяч, но это только если на всех трех играх сборной России. На Корее и Алжире тысяч по 5 максимум, в Рио на Бельгии – тысяч под 10, место пафосное, я встречал людей из России, которые специально только на два-три дня прилетали.

– Перед игрой с Алжиром телекомментаторы обещали, что наши болельщики будут хором петь «Катюшу», но что-то мы не услышали. А вы?
– Я тоже, хотя морально был готов поучаствовать в этом деле. Знаю, планировалось две акции. Одна в Рио: по инициативе Всероссийского объединения болельщиков собирались пройти от Капакабаны до метро, оттуда так же толпой к «Маракане», причем обязательно в белых штанах. Как я понял, большинство ее проигнорировало. Не получилось и с «Катюшей» на матче против Алжира, может быть, потому что наши разбросанно сидели, в то время как алжирцы компактно, двумя-тремя группами, и болели они громче, чем наши. Правда, когда наши кричали: «Россия – вперед!», слышно было, меня даже соседи по трибуне спрашивали, о чем шум, я им переводил.

– А за кого же болели бразильцы?
– Мне показалось, что нашим симпатизировали, но из штанов не выпрыгивали. Вообще же лучше всех болели и поддерживали свою команду аргентинцы. Я уж не знаю, как они доставали билеты, правила для всех одинаковые, но на матче с Ираном болельщиков сборной Аргентины было с полстадиона. А другая половина – бразильцы – естественно, поддерживали Иран. Не из симпатий к нему, просто против соседей-аргентинцев. Это было нечто! Между прочим, и уругвайцы переорали англичан, которые меня откровенно разочаровали. Столько разговоров о британцах – мол, никто так не болеет, как они, – а на выходе – пшик. Ну и наши болельщики особо себя не проявили.

– Выступили на уровне сборной России?
– Ну, не так все плохо было все-таки, глотки рвали, транспаранты растягивали, что приятно, бухих практически не было, как обычно, – видно, пить на такой жаре трудно. Подвыпившие были, приставали после игры с Алжиром к корреспонденту «Спорт-Экспресса» Борису Левину, который играет в «Что? Где? Когда?», но по-доброму: «Даем вам одну минуту и ждем ответа: почему у нас такая сборная?» Вообще, отношения между болельщиками разных сборных были замечательные, никакой агрессии по отношению друг к другу, фотографировались друг с другом, братались даже. Я вот большее время тоже ходил в футболке сборной России – ко мне подходили, заговаривали. И иностранцы многие в наших майках были.

– А о чем заговаривали?
– Знаете, какой вопрос мне чаще всего задавали?

– Какой?
– «Где Аршавин?» И я еще понимаю, когда это делал англичанин, который знал Аршавина по «Арсеналу», или швейцарец, знавший его по Евро-2008. Но когда Аршавиным интересовались сначала перуанец, потом чилиец и аргентинец, у меня глаза на лоб лезли. Так что человек себе имя все-таки сделал, и его весь мир знает!

– А стадионы в Бразилии хорошие?
– Интересно, что снаружи их не видно, но внутри очень даже все комфортно и, как мне показалось, безопасно, хотя по некоторым, особенно в Куритибе, сразу видно, что все делалось впопыхах. Но никаких оголенных проводов или неперекрытых пространств, что могло привести к трагедии и помешать проведению матчей. В Сан-Паулу стадион вообще где-то в трущобах, на метро до последней станции и там еще километра два пешком. Зато никаких заторов и пробок по пути. В Куябе необычная арена, все трибуны друг от друга отрезаны, самостоятельно существуют, чтобы была вентиляция воздуха, иначе задохнуться можно. «Маракана» – стадион традиционный в нашем представлении, красивый, но ничего великого.

– Успеем мы построить за четыре года во всех городах России что-то подходящее к ЧМ-2018?
– Да навалять таких стадионов, как в Куритибе, – проще простого. Железобетона налить – и готово,  у нас и не с такими объемами справляются. Отделочные работы много времени занимают, но бразильцы ими, похоже, не заморачивались. В Москве вот «Спартак» тоже за два года стадион себе построил. Есть, правда, у нас и обратного рода примеры. Я в 2007 году еще студентом пятого курса пришел на практику в одну организацию и участвовал в проектировании лестницы между секторами для стадиона на Крестовском острове. Гордости, помню, было, что для «Зенита» что-то разрабатываю! Так там до сих пор кто-то разрабатывает уже после нас.

– Продолжая параллель с нашим будущим чемпионатом мира: что за цены были в Бразилии на еду, сувениры, футбольную атрибутику?
– Знаете, кто меня последним до вас про цены спрашивал? Правда, про цены в России. Тот самый перуанец, что судьбой Аршавина интересовался: он уверяет, что обязательно приедет на ЧМ-2018 к нам. Так и сказал: это для меня мечта на ближайшие четыре года. Что до Бразилии, то пугали, будто это дорогая страна, как западная Европа. Я бы этого не сказал. На стадионе цены где-то те же, что у нас в Сочи на Олимпиаде были: бутылка минералки – 100 рублей, хот-дог или бутерброд – сотня-полторы. Транспорт – порядка 50 рублей поездка, с точки зрения еды – вообще гастрономический рай с упором на мясо. Есть заведения уровня ресторанов, где платишь порядка 400 рублей и тебе носят разные сорта мяса, пока ты не умрешь от разрыва желудка. Фастфуды вообще у них в заметном меньшинстве, но выбор еды огромный, она повеселее, чем в Европе, и богаче. Так что завтрака в отеле и одного перекуса в течение дня мне вполне хватало.

– А что за гостиницы?
– В Сан-Палу обыкновенный номер без изысков – так, чтобы принять душ, переночевать, посмотреть новости по телевизору и позавтракать, – мне обошелся в полторы тысячи рублей. В Рио ночевал в хостеле, где у меня было еще пять соседей – мексиканец, пара китайцев и кто-то из европейцев (все, естественно, за футболом приехали), – и он мне обошелся в 3500 рублей за ночь. В хостеле, конечно, у нас и за тысячу рублей переночевать можно, но вот номера за полторы тысячи рублей в Петербурге вы не найдете. По крайней мере, сегодня: что уж там будет через четыре года, не знаю.

Транспорт, думаю, у нас организуют по отлаженной в Сочи схеме, там все здорово работало. С питанием вот на Олимпиаде сложности были, уж больно скудный выбор непосредственно на спортивных аренах – шоколадки, да напитки. В Олимпийском парке много точек было – с шашлыками и с блинами, но все должно происходить быстро, когда толпа народа двигается. Человек не должен ждать, когда ему пожарят шашлык и выпекут блин, все должно быть на потоке. Так вот в Бразилии не было ни одной очереди, на то, чтобы перекусить и зайти в туалет, уходило не больше десяти минут, а в Сочи я стоял в двух очередях одновременно, продвинулся на полтора метра за полчаса и пошел пить газировку из автомата, а потом долго решал проблему, как от нее избавиться.

Надеюсь, из отрицательных примеров Сочи выводы будут сделаны, и торговых точек будет навалом. Тут и ФИФА с УЕФА должны что-то подсказать, у них ведь есть определенные наработки в данном плане.
Но проблем с питанием возникнуть в Питере не должно – в Рыбацкое или на Ржевку болельщики, наверное, не поедут за обедом, а в центре, где обычно тусуются болельщики, у нас теперь тоже масса заведений.

Вот с чем у нас, по крайней мере пока, значительно лучше уже сейчас, так это с атрибутикой. Я в Бразилии не то что футболки с эмблемой чемпионата ходового размера найти не смог – отцу в коллекцию программку матча сборной России не привез. И это при том, что на Копакабане выстроили огромный гипермаркет и весь забили одними броненосцами, это талисман чемпионата.

– Никто не покупал?
– Наверное, просто слишком много наделали. Но то, что для бразильцев футбол своего рода религия, это не просто красивые слова,  журналистами придуманные. Рио-де-Жанейро действительно вымирал, когда Бразилия играла в других городах. Прямо днем закрывались магазины и школы, в каждом заведении обязательно телевизор, иначе оно просто не выживет. А на Копакабане было не протиснуться – все в желтых футболках и салюты после каждого гола бразильцев.

Похожая атмосфера и в Аргентине, а уж Неймар с Месси у них там в Южной Америке настоящие герои. Мы вот чморили Аршавина за ролик с чипсами, а они там рекламируют все подряд – конфеты, телевизоры, напитки, школы танцев… Всюду эти два товарища. Вплоть до презервативов – к чемпионату в Бразилии выпустили партию желтого цвета с цифрой 10 и фамилией Неймар.

В Рио далеко не все, естественно, попали на футбол, и многие были вынуждены ездить в  Куритибу или в спрятанный где-то в Амазонии Манаус, чтобы увидеть живьем футбол на домашнем чемпионате мира, пусть даже без своей сборной. На игре России с корейцами тоже большая часть стадиона в желтом была, я сидел – и мне было стыдно, я понимал: самый худший и неинтересный матч чемпионата, тягостное зрелище, а эти бразильцы все равно радовались, шумели, по-моему, даже не глядя на поле. Вот этой любви и верности футболу нашему ЧМ-2018 будет явно не хватать, истинную атмосферу праздника и за четыре года не создашь и не купишь.              

Сергей ЛОПАТЕНОК, footballtop.ru











Lentainform