16+

Lentainform

Как работает фильтрационная зона для гастарбайтеров в «Пулково»

08/07/2014

Как работает фильтрационная зона для гастарбайтеров в «Пулково»

Первая в России фильтрационная зона для гастарбайтеров организована в «Пулково». Через нее пропускают граждан Узбекистана, Таджикистана и Киргизии, прилетающих в Петербург. Чтобы еще на подступах к городу выловить мигрантов-нарушителей, а тех, кто прибыл впервые, дактилоскопировать. Как работает зона? – узнавал «Город 812».


         Смуглые дамы в блестящих шароварах, джигиты в тюбетейках, баулы, дети. Все это спрессовано в  закутке аэропорта, как в автобусе в час пик: шумит, пахнет, потеет. Только что приземлились  два узбекских рейса – из Андижана и Самарканда. Пассажиры  получили багаж, прошли паспортный и таможенный контроль. И теперь толпятся еще в одной зоне  контроля, организованной специально для прибывающих из Средней Азии, – миграционной. В зоне работают сотрудники УФМС по Петербургу и Ленобласти. Приезжие должны показать им документы, побеседовать, а впервые прибывшие в Россию – сдать отпечатки пальцев. Их пропускают через зону, как через фильтр, чтобы выявить нарушителей и предупредить о последствиях тех, кто еще только собирается нарушить закон.

Душно. Гудит восточный базар. Это толпа приезжих из Азии пытается организоваться в очередь к кабинету, где сотрудницы миграционной службы  проверяют паспорта.
– Цель вашего приезда? – задает стандартный вопрос специалист УФМС мужчине с узбекским паспортом.
Мужчина  молчит. Потеет.
– Зачем приехали?
Мужчина молчит.
– На работу? В гости?
– Работа! – услышав знакомое слово, просиял узбек.
– Законодательство Российской Федерации знаете? В течение семи суток вы обязаны получить регистрацию и в дальнейшем оформить разрешительные документы на работу, – объясняет миграционный инспектор.

Очевидно, что мужчина не понимает. Опять молчит. Улыбается. Инспектор просит какого-то аксакала из очереди перевести. Аксакал что-то лопочет.  Непонятливый мужчина снова сияет и часто кивает . Наконец, получает назад свой паспорт.  Уходит счастливый. В другую очередь – за страховым медицинским полисом.

К столу протиснулся другой узбек.  Плачет, что денег на медстраховку нет. Клянется приобрести полис потом. Говорит, что едет в Новгород, и умоляет пропустить.
– Думаю, деньги на страховку вы найдете. А иначе закроем въезд на территорию России, – ласково говорит сотрудник УФМС.

Понурый узбек идет в очередь за полисом. По закону, медстраховка должна быть у всех въезжающих. Но почему-то большинство прибывающих из Узбекистана об этом не знают.  Страховой компании, торгующей тут медицинскими полисами за полторы тысячи рублей, это только на руку. В городе самый дешевый медполис на тот же срок гастарбайтер может приобрести за 500 рублей. Но без полиса в город не выпустят.

К столу УФМС протолкнулся следующий. Оказалось – нарушитель. Раззоков Илес, 22 года, из Самарканда.  В прошлый приезд почти год находился в Петербурге без необходимых документов: согласно Центральной базе иностранных граждан, въехал в феврале 2013 года, а выехал в январе 2014-го.

– Этот гражданин нарушил миграционное законодательство! – говорит главный специалист отдела реадмиссии и депортации иностранных граждан с территории РФ (так официально называется зона миграционного контроля)  Наталья Слепухова. По ее словам,  Илесу Раззокову грозит выдворение и запрет въезда в Россию на три года.

– Ему дается 72 часа, чтобы покинуть территорию России. Обратный билет он должен купить за свой счет. Согласно 114 федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», он должен прибывать сюда, имея денежные средства на  срок пребывания и обратный билет, – поясняет специалист.

Корреспондент «Города 812» попыталась пообщаться с нарушителем. Илес плохо говорит по-русски.
– Что вы почти год делали в Петербурге?
– Мама здесь. Папа здесь.
– Чем занимались?
– Ничем. Я в квартира был.
– Чем у себя на родине занимались?
– Ничем.
– Сюда зачем приехали?
– Послал меня отец. Скучал.
– Жили здесь на что?
– Папа работает.
– Кем?
– Не знаю.
– Папе сколько лет?
– Не знаю. По цифрам не умею...
– Что дальше делать будете?
– Не знаю. Три дня есть.
– У вас есть деньги на обратный билет?
– Не знаю.

Диалог не получился. Илеса Раззокова выпустили в город, выдав уведомление о запрете въезда на три года. В УФМС заявляют, что обязательно проверят, выехал он в указанный срок или нет.  Правда, нарушитель может пуститься в бега. 

– Но если нарушитель не выезжает в указанные сроки, вступает в силу уголовная статья. Мы объясняем, что тогда в случае задержания ему  грозит тюремный срок. До четырех лет. Слово «тюрьма» они все понимают очень хорошо, – говорит замначальника отдела реадмиссии Ирина Чистякова.

На столах у сотрудников УФМС для гастарбайтеров лежат буклеты негосударственного Фонда помощи мигрантам. Там есть информация про бесплатную юридическую помощь, курсы русского языка, про Петербург. А также про то, что 69 узбеков, 18 туркмен, 14 таджиков и 12 киргизов удостоены  звания Герой Советского Союза.

У тех, кто впервые приехал в Россию, берут отпечатки трех пальцев: указательного и среднего на правой руке и указательного на левой.  Предварительно нужные пальцы сотрудник УФМС протирает тряпочкой. Отпечатки электронные. Они сразу попадают в базу данных  дактилоскопической идентификации «Папилон». С помощью «Папилона» можно, например, быстро обнаружить нарушителей, въезжающих по поддельным паспортам. Гастарбайтеры, которым закрыт въезд в Россию, иногда меняют фамилии и делают новые документы, чтобы вернуться  сюда на работу. По словам Ирины Чистяковой, с апреля по июнь таких нарушителей было выявлено 32 человека.

Запрет на въезд УФМС может наложить всего по трем основаниям. Первое:  когда в предыдущие приезды (в течение последних трех лет) иностранец  совершил в России два или больше правонарушений. Второе:  когда  находился в России больше, чем тот срок, на который было получено разрешение. Третье: когда нарушил режим пребывания «90 дней в течение 180 суток» (то есть в течение полугода находился в России больше трех месяцев). Никто, или почти никто, из приезжих этих правил не знает.

На выходе из зоны миграционного контроля грустит киоск Центра трудовых ресурсов, подведомственный Комитету по труду и занятости населения. Киоск приглашает на работу мигрантов. Получается плохо.
– Большого потока желающих нет. Все стремятся поскорее отсюда уйти. В основном мне самому приходиться выходить наружу и общаться с теми, кто встречает. Или с теми, кто тут задерживается, – говорит глава киоска Евгений.

По его словам, за день удается поговорить примерно с полутора десятком человек. Конкретной работы им не предлагается, вместо этого выдаются буклеты с телефонами районных агентств занятости населения и прочей полезной информацией.  Все буклеты на русском. Из них, например, гастарбайтеры могут узнать, что самыми востребованными на рынке труда в Петербурге являются профессии подсобного рабочего, бетонщика, уборщика, каменщика, водителя, маляра, повара, плотника и грузчика. А также медсестры, воспитателя, менеджера, охранника, инженера, врача и кассира.

По словам сотрудников УФМС, наибольший приток мигрантов в Петербург идет через «Пулково». С апреля – когда начала работать зона – по июнь в Петербург прилетели 79 тысяч жителей Азии.  Миграционной проверке подвергаются не все рейсы, а только самые «неблагополучные» – из Узбекистана, Таджикистана, Киргизии.  Из этих стран прибывает больше всего нарушителей. Лидируют по количеству нарушителей  рейсы из Ургенча и Душанбе. А на самолетах из Азербайджана, например, две трети пассажиров – россияне. Такие рейсы УФМС не интересны. Поэтому их не проверяют.

– Если иностранный гражданин имеет разрешение на временное пребывание, постоянное место жительство в России, выезжал на отдых, у него есть действующий патент или разрешение на работу,  такие пассажиры  спокойно минуют зону миграционного контроля, – поясняет Ирина Чистякова.

За три месяца работы этой зоны была проверена 51 тысяча иностранцев из Узбекистана, Таджикистана, Киргизии. Почти полутысяче из них был запрещен въезд в страну.  Ежедневно  через зону проходят полторы-две тысячи человек. По словам главы УФМС по Петербургу и Ленобласти Елены Дунаевой,  жесткий контроль в «Пулково» привел к тому, что заполняемость рейсов  из Средней Азии снизилась на 15 процентов.

Зато выросла заполняемость внутренних рейсов из Москвы, стыковочных с ташкентскими и душанбинскими. В столице зоны миграционного контроля нет. Поэтому нарушители летят через Москву.
– Наша зона – первая в России, пилотная.  Мое мнение: необходимо создавать их не только в Петербурге, но и в других городах. Планируется создание таких зон и на внутренних рейсах, – говорит Ирина Чистякова.

УФМС договорилось с городскими властями о том, что миграционная зона в «Пулково» будет расширяться.               

Елена РОТКЕВИЧ