16+

В суде бывшие чиновники Смольного заявили, что работать честно там невозможно

09/07/2014

В суде бывшие чиновники Смольного заявили, что работать честно там невозможно

В Петербурге случилось знаковое событие. Впервые в суде бывшие чиновники Смольного заявили, что работать честно там невозможно — дескать, откажешься брать «откаты» — и система вмиг вышвырнет тебя из рабочего кресла.


          В этом Московскому райсуду признались некогда высокопоставленные представители власти. Кроме того, коррупционный скандал в Комитете по транспорту нарисовал обществу любопытную картину чиновничьих отношений. Новому губернатору Петербурга будет над чем поразмыслить. Это дело показало, как преступники во власти элегантно уходят от сурового наказания. «МК» в Питере» выслушивал откровения коррупционеров.

Тайный вожак

С 2011 по май 2012 года в Комитете по транспорту и подведомственном ему учреждении «Организатор перевозок» брали «откаты». Бизнесмены, которые хотели получать госконтракты без честного соревнования, платили чиновникам дань. Должностные лица за организацию победы в конкурсе брали с коммерсантов 8 процентов от каждого контракта. Таким образом, в карманы чиновников ушло более 10 миллионов рублей. Когда схему вскрыли в ФСБ, в петербургской транспортной системе разразился грандиозный скандал, в котором наибольшее удивление вызывает не само преступление, а тот способ, благодаря которому чиновники-преступники избежали сурового наказания. Умудрившись перебросить вину друг на друга, часть из них уже вышли на свободу, часть — ожидают суда. Но ни те ни другие внятно так и не назвали обществу главного инициатора этой позорной схемы.

Кто кого «научил плохому»?

Московский райсуд собрал почти всех героев этой жульнической истории вместе. У дверей зала заседаний судьи Романа Альского толпятся несколько мужчин. Действующие лица — начальники и подчиненные Комитета по транспорту и его ведомства «Организатор перевозок». Когда-то они работали вместе и, помимо зарплаты, получали в конвертах деньги сомнительного происхождения. А теперь — фигуранты уголовного дела, бывшие и настоящие.

— Вот он идет, главный коррупционер! — шутит в коридоре суда один из участников преступной схемы, завидев Игоря Маилова, бывшего первого заместителя председателя Комитета по транспорту. Маилов улыбается шутке и заводит приятельскую беседу со своим бывшим коллегой — Владимиром Михайловым, экс-директором компании «Организатор перевозок». Они общаются, словно добрые друзья, хотя через десять минут в зале суда покажут друг на друга как на главных подстрекателей к преступлению: Михайлов скажет, что «непристойное предложение» ему сделал Маилов. А Маилов укажет, что напротив — брать откаты ему «предложил» Михайлов. Этот дуэт первым попался в сети ФСБ. Им уже бояться нечего, их суды — в недалеком прошлом. Михайлов осужден условно. А Маилов удостоился лишь запрета занимать госдолжности в течение трех лет.

Сдавали всех в обмен на свободу


История освобождения Михайлова и Маилова достойна отдельной главы. Первым был разоблачен Владимир Михайлов, которого в начале 2012-го уличили в многомиллионном мошенничестве с валидаторами. Позже суд признал, что он заставлял подчиненных искусственно изменять данные этих приборов — ручных и стационарных. Грубо говоря, к системе подключались нелегальные валидаторы, и все деньги шли мимо государственной кассы прямиком в карман Владимиру Анатольевичу. Всего за 8 месяцев, как установил суд, на автобусных проездных чиновник обогатился больше чем на 11 миллионов рублей. За такое преступление Михайлову грозило до 10 лет тюрьмы. Но чиновник вернул деньги, раскаялся.

А главное — заключил досудебное соглашение со следствием. Суть сделки проста: мошенник во всем признается, изобличает других преступников и получает за это поблажку — нестрогий приговор. Михайлов был вынужден признаться в другом преступлении и сдать высокопоставленного коллегу — Игоря Маилова, первого зампреда Комитета по транспорту. Михайлов поведал, что вместе с Маиловым им платили откаты фирмы, желающие получить госконтракты на поставку валидаторов и бесконтактных смарт-карт. Михайлов также выдал своих заместителей — Владимира Алешковского, Дениса Толмачева и Михаила Шипунова. В итоге за мошенничество в особо крупном размере и нецелевом расходовании бюджетных средств откровенного чиновника приговорили к условному сроку — 5 годам.

Так и вскрылась «откатная схема». Михайлов потянул за собой как минимум четырех. Один из этой четверки, Игорь Маилов, тоже не стал молчать. Когда над ним нависла угроза длительного заключения, он также пошел на сделку со следствием. И в свою очередь потянул за собой чиновников покрупнее. Маилов заявил, что делил деньги с тогдашним главой Комитета по транспорту Станиславом Поповым и его замами — Олегом Матвеевым (он до сих пор на этой должности) и Андреем Лызиным.
Раскаявшийся Маилов вернул 3 миллиона рублей, и в итоге за злоупотребление должностными полномочиями получил мягкий приговор — трехлетний запрет работать на госслужбе.
В итоге в начале 2014 года оба чиновника (теперь уже бывших) Михайлов и Маилов оказались на свободе. А замы Михайлова — Алешковский и Толмачев — пошли под суд, где Маилов с Михайловым на этот раз выступили как свидетели.

«Давай, Денис, действуй!»

Впрочем, главный вопрос они так и не прояснили: кто же в Смольном надоумил их брать «откаты»? Михайлов заявил в суде, что его «совратил» Маилов.

— Это было безальтернативное предложение... Ведь там жесткая вертикаль... Отказаться — это значит подписать себе приговор и потерять рабочее место, — заявил Владимир Михайлов.

По его словам, получив «коррупционное» предложение от Маилова, он в свою очередь «поставил задачу» своему заму Владимиру Алешковскому. А тот решил привлечь к делу еще и Дениса Толмачева. Денис, который получил должность по протекции своего отца — 1-го зампреда Комитета финансов Петербурга Бориса Толмачева, признался, что был сильно смущен таким поворотом дела и пошел за разъяснениями к шефу Михайлову. Последний подтвердил этот факт.

— Я сказал Толмачеву: «Пожалуйста, помоги Алешковскому выполнить поручение, которое я ему дал».
— Правильно ли мы поняли, что Толмачев подходил к вам и просил совета, что делать? — спросил Михайлова судья Роман Альский. — И что вы ответили?
— Да. Я сказал: «Денис, делать нечего... Давай действовать…»

Сам Денис Толмачев заявил суду, что боялся отказаться от участия в преступлении, так как не хотел потерять работу, на которую его устроил отец-чиновник. Он действительно «переговорил» с бизнесменами. А затем 10 месяцев получал по 100 тысяч рублей. Но преступные деньги якобы не тратил, а хранил, чтобы потом выдать, когда преступная схема вскроется.
— Я понимал незаконность схемы, но боялся потерять работу из-за тяжелого жизненного положения. У меня двое детей и жена, — сказал суду Денис Толмачев. — Я c превеликим удовольствием оказывал содействие УФСБ...

А вот его коллега Владимир Алешковский строит линию защиты иначе. Он, судя по словам его адвоката Евгения Малярова, действительно получал «деньги в конверте», но думал, что это просто «черная зарплата».

Свидетель Маилов поддержал своего «протеже» Алешковского. Подтвердил суду, что помог устроить того в Смольный. И, мол, это он попросил Михайлова делиться частью преступной прибыли с Алешковским. Но участвовал ли тот в преступной схеме, Маилов не знает. Дескать, он только просил помочь ему деньгами.
— Это очень трогательно, — заметил судья Альский.

Однако Маилов полностью опроверг слова Михайлова насчет того, кто же первым сделал непристойное предложение брать «откаты». Он, наоборот, уверяет, что порочная инициатива исходила «лично от Михайлова». Причем сразу же, как только Маилов в начале 2011 года заступил на свой пост. Он подтвердил участие в сделке и тогдашнего главы Комитета по транспорту Станислава Попова, но тот, дескать, не был инициатором всего вышеописанного безобразия.

— В первый раз я не дал ответа Михайлову. А через неделю он повторил свою просьбу. И я доложил о ней председателю комитета, — рассказал Маилов. — После раздумий председатель комитета дал согласие на получение вознаграждения и сообщил мне, каким образом я должен разделить между работниками Комитета по транспорту полученную сумму.

В предыдущих судебных процессах Маилов уже говорил, что 300 тысяч рублей в месяц он оставлял себе, столько же отдавал тогдашнему председателю комитета Станиславу Попову и по 100 тысяч выделял его заместителям Олегу Матвееву и Андрею Лызину.

На следующем заседании выступит еще один экс-зам Михайлова — Михаил Шипунов, который попал под амнистию в этом деле из-за серьезных проблем со здоровьем. Именно он, по словам Михайлова, давал ему 800 тысяч «для Маилова, в комитет», и 180 тысяч — в конверте лично для него. А остальное якобы делил с Алешковским и Толмачевым.

Урок безнаказанности

Бывшие обитатели Смольного вздыхают, что, мол, заразились инфекцией продажности по цепочке: от начальства она распространилась к подчиненным и пошла дальше по кабинетам городского правительства. Одни соглашались из-за боязни потерять работу и с тяжелым сердцем принимали грязные деньги в конвертах, другие якобы не ведали, что творят. Главное, что пока для всех «болезнь» прошла без серьезных последствий. Никто не сидит за решеткой и не остался без работы. Все они по-прежнему на хороших должностях в государственных учреждениях или частных компаниях.
— Это дело — хороший жизненный урок не только для нас, — сказал Денис Толмачев «МК» в Питере», покидая зал суда. — Но и для многих других людей...

Кто кого инфицировал

Как чиновники делили «откаты»: «МК» в Питере» составил схему на основе показаний участников суда. В скобках указаны суммы ежемесячных денежных поступлений. «Гонорары» Попова, Лызина и Матвеева озвучил в суде Маилов, однако официальных обвинений им не предъявлено. Уголовное преследование Шипунова прекращено.           

Александра Стальнова











Lentainform