16+

«Запрет на курение бьет по нервам и печени. Но ведь он еще бьет по просвещению!»

09/07/2014

ГЛЕБ СТАШКОВ

Целый месяц действует закон, запрещающий курить везде, где только можно запретить. Пора подвести итоги. Подвожу. Встречался я в начале июня со своим старым школьным другом. Пошли пить пиво. В открытое кафе. На набережной. А кафе хоть и открытое, но двухэтажное.


         Смотрю – люди курят. Попросил пепельницу.
 – У нас можно курить только наверху, – ответила барменша.

Я немного удивился. Потому что люди курили внизу. И с пепельницами.

Ладно, думаю. Наверное, не всем можно курить внизу. И я, как всегда, попал в категории униженных и оскорбленных.

Поднялись наверх. Пепельниц нет. Я спустился и попросил пепельницу.
 – Знаете, – сказала барменша, – у нас, оказывается, наверху тоже нельзя курить.

Я опять немного удивился. Порядки поменялись буквально за пару минут. Пока я туда-сюда по лестнице бегал.

Снова поднялся наверх. Сидим. Пьем пиво. Приятель парит меня про Украину. А  я совсем не хочу говорить про Украину. А он парит и парит.

Во-первых, пиво. Во-вторых Украина. И теперь скажите мне честно: мог ли я не закурить? Конечно, не мог.

Сижу. Курю. Пепельницы нет, потому что закон запрещает. Бросаю окурки на пол. От этого грязно. И тяжело на душе. Но делать нечего. Не бросать же курить по этому поводу.

Спустились с приятелем вниз. В туалет. Отстояли очередь. Через 20 минут вернулись. Сигарет нет. Лежали на столе, а теперь нет. Стаканы с пивом стоят, а сигарет нет.

Заглянул в урну. Лежат.

Достал из урны. Снова курю и бросаю окурки на пол. На душе – еще тяжелее. На полу – еще грязнее.
И кому, спрашивается, это нужно? Чей организм я убью сигаретой в открытом кафе?

Далее. Чемпионат мира по футболу. Раньше мы собирались компанией и смотрели футбол в кафе. А теперь не посмотришь. В открытых кафе нет телевизора. А в закрытых совсем не покуришь. А если выскочишь на улицу покурить, то обязательно именно в эту минуту гол забьют.

Но одному смотреть скучно. Собираемся дома. Дома курить пока можно. А где нельзя, где жены строгие, там мы не собираемся. Себе дороже.

В кафе – оно как? В кафе смотришь футбол и потягиваешь пивко. И на душе легко, и малый бизнес через твои деньги развивается.

А дома? Дома пить пиво – пошлость. Дома пьешь водку. Или, если честно, водку и пивка для разгонки. Пока команды, так сказать, входят в игру – ты пивком разгоняешься. А когда уже вошли – и ты заряжаешь по полной.

А матчи поздно транслируют. Водку в это время уже не продают. Опять же – закон. Поэтому затариваешься заранее. И, разумеется, с запасом. Мало ли – не хватит. Берем так, чтобы хватило. На весь матч. И на дополнительное время, если что. И на серию пенальти. Серии, может, и не будет, а допить надо. Не оставлять же.

Наутро просыпаешься… ну, сами знаете. Доползаешь до Интернета и узнаешь счет.

Как видим, запрет на курение ведет к алкоголизму и грязи. И больше ни к чему.

Впрочем, это я не прав. Есть еще одно – совсем чудовищное – последствие.

Прихожу я в Публичную библиотеку. Читать исторические книжки. По специальности. Я все-таки по специальности историк, а не журналист.

Прихожу, а курилки больше нет. Нельзя больше курить в библиотеке. Совсем нельзя.

Читаю я историческую книжку. А они, знаете ли, скучные, эти исторические книжки. И очень от них курить хочется. А нельзя.

Час читаю. Два читаю. А больше – не выдерживаю.

А что мне делать? Можно, конечно, сдать книжку, получить штампик, забрать из гардероба куртку с сумкой и выйти на улицу. Выкурить сигаретку. А потом снова зайти, сдать в гардероб куртку с сумкой и получить книжку.

Но это, согласитесь, сплошное издевательство. И над собой, и над людьми, которые заведуют книжками, куртками и сумками.

И я ухожу из библиотеки. А когда вернусь – бог весть. Ведь вечером футбол. Надо затариться. А затарившись,  уже не знаешь, когда появишься в библиотеке в следующий раз.

Запрет на курение бьет по нервам и печени. Даже это я могу простить. Но он бьет по просвещению. Заставляет людей пребывать во мраке невежества. И этому нет прощения.

Образование – это наше будущее. Мы его лишились. Мы втоптали его в грязь. Как грязный, вонючий, запретный хабарик…            

ранее:

Почему на чемпионате мира латиноамериканцы играют, а европейцы мучаются
«Утром я думал о женщинах. Думал извращенно...»
«Сталин хотя бы понимал, что он делает. Ленин ничего не понимал»
«Не все патриоты ходят в оперу. Но мудрый худрук Александров это предусмотрел...»
От чего надо спасать детей, помимо секса и наркотиков





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform