16+

Почему в Российской национальной библиотеке не найти диссертацию Путина

10/07/2014

Почему в Российской национальной библиотеке не найти диссертацию Путина

Старые проблемы Российской национальной библиотеки не решены, но возникли новые. Они связаны с электронным каталогом РНБ, во-первых, и электронной библиотекой, во-вторых. И то и другое размещено на сайте РНБ. Руководство библиотеки и Минкульт проявляют себя и в этой сфере «очень высоких технологий» во всей красе.


           Электронный каталог

Вообще, каталоги РНБ, в том числе и в электронной форме, – это целая система, и всей этой системы я касаться не буду. Затрону проблему только двух каталогов. Самых главных.

Первый каталог состоит из сканированных карточек Генерального алфавитного каталога книг на русском языке (1725–1998), будем его именовать сокращенно ГАК. Эти сканы машина не читает, это картинки.

Второй каталог – это электронный каталог Primo, новейшая разработка, в основе которой программный продукт из Израиля и которая сейчас находится в процессе технического усовершенствования и пополнения библиографическими записями. Замдиректора РНБ Е.В. Тихонова в ответ на мой запрос прямо написала: «В настоящее время работа над новым электронным каталогом Российской национальной библиотеки на платформе Primo не завершена».

Вместе с тем каталог Primo уже сделан рабочим, т.е. предложен читателям как основной, но на ходу дорабатываемый, в частности, только через него можно заказывать книги на русском языке с шифрами, начиная с 1957 года (например: 57 – 3/1234), которые хранятся в новом здании на Московском проспекте. Скоро, как мне сказали, можно будет через Primo заказывать и книги, хранящиеся в главном здании, – задержка связана с тем, что из-за ООО «Невисс-Комплекс», которое не выполнило обязательства по строительству фондохранилища,  остановились все ремонты, в частности, ремонт Ленинского зала, где находится пункт книговыдачи Русского фонда*. Если раньше заказы подавали на книги на русском языке на бумажном бланке, то теперь, если речь идет о хранилище на Московском пр., исключительно посредством компьютеров – из дома или из самой РНБ.

Понятно, что для того чтобы сделать Primo нормальным каталогом, нужно было, во-первых, внести в него в электронной форме все библиографические записи из ГАК, во-вторых – из предыдущей версии электронного каталога, которая именуется Opac-Global. Однако эту работу не проделали, но предложили Primo читателям в обязательном порядке для использования. При этом отладка каталога ведется с помощью самих читателей.

Это следует из инструктивной записи, которая была помещена на главной странице Primo: «При отсутствии издания или шифра в новом каталоге, поиск производится по старой версии электронного каталога или Генеральному алфавитному каталогу, заказ оформляется на бумажном требовании с отметкой дежурного по электронному каталогу». «Старая версия электронного каталога» – это тот самый Opac.

То есть если читатель выявил, что книга есть в ГАК или Opac, но ее нет в Primo, он оформляет заказ на бумажном бланке, и одновременно сотрудник дает сигнал куда следует о том, что такая-то книга не учтена в Primo. После чего ее учитывают. Конечно, все это очень неудобно, но так сделали. К слову сказать, неудобство усилено тем, что журналы и книги на иностранных языках надо заказывать по-прежнему с помощью бумажных бланков.

Самая первая проблема обнаружилась быстро – это пропуски книг. Как мне сказали, список пропусков в Primo составляет 600 страниц формата А4. Не знаю, сколько это книг, возможно, тысячи. Эти тысячи библиографических записей надо теперь ввести в Primo. Но сотрудников для этой работы не хватает.

В свое время я подробно писал о скандале с приказом от 29.12.2012 об увольнении сотен сотрудников РНБ для повышения зарплат оставшимся**. Разового увольнения из-за скандала не вышло, однако многим создали нужные условия, новых сотрудников не брали и не берут. И вот теперь РНБ столкнулась с прямыми последствиями процесса сокращения: нужного числа сотрудников для ввода пропущенных библиографических записей из ГАК в Primo в РНБ нет. И вводом записей в каталог занимается, как мне сказали, будто бы лично завотделом каталогов, причем чуть ли не одна, потому что остальные заняты текущим обслуживанием читателей. Естественно, что срок, в течение которого эти 600 страниц записей пополнят Primo, неизвестен.

Недавно мне понадобилась книга «Писатели о труде» (Л.; М., 1931). Оказалось что в Primo ее нет, книга была найдена в ГАК с шифром 31 – 3/1412. В этом шифре 31 – это год описания (совпадающий в этом случае с годом издания), 3 – это формат (расстановка книг сделана по форматам, высоте книги), 1412 – порядковый номер книги. Дежурный дал сигнал, когда-нибудь и эта книга войдет в Primo. Интересно, однако, что по данному шифру в Primo числится другая книга: Будогоская Л.А. Санитарки (М.; Л., 1931). Так что путаницы хватает. При этом книг с номерами 1413–1416 в Primo нет вообще. То ли их нет в РНБ (не было никогда или утрачены), то ли они пропущены в каталоге. Так что, по идее, нужна инвентаризация фонда. В музеях она была сделана, почему РНБ осталась в стороне от этого – непонятно. Но даже проблема такая не ставится – все равно при остром дефиците сотрудников делать ревизию некому.

Как РНБ Путина обидела

Но и это еще не все проблемы. Совсем плохо стало 29 апреля 2014 года, когда из инструкции удалили ссылку на Opac – «старую версию электронного каталога». Думаю, это сделали для того чтобы показать: работа по внедрению Primo завершена, новый каталог к 1 мая внедрен, а старый уже не нужен.

Правда, знатокам было понятно, что делать этого не следует – прежде всего потому, что нет уверенности, что Opac весь целиком попал в Primo. Я, например, обратился 23 апреля 2014 г. с письмом к гендиректору РНБ: «Волюнтаристское решение о закрытии эл. каталога Oрас свидетельствует о полной некомпетентности тех, кто такое решение принял… Характерно, что не дано даже краткого объяснения такой акции. Как мне сказал завотделом автоматизации С.В. Горбунов, приказ о закрытии ему отдал лично О.Н. Шорин, а Шорину, вероятно, А.В. Лихоманов. Так что персоны, организовавшие это вредительство, теперь отлично известны…» Шорин – это зам. гендиректора, ведающий всем электронным.

Далее следовали причины, по которым нельзя закрывать ссылку на Opac. Главная – не все, что есть в Оpac, попало в Primo.

На мое письмо гендиректору РНБ А. Лихоманову ответ прислала замдиректора Е. Тихонова. Она сообщила, что читатели забросали РНБ письмами с просьбой закрыть Opac, «т.к. наличие нескольких каталогов дезориентирует читателей. Именно по этой причине доступ читателей к Opac-Global прекращен». В общем, по-советски – по просьбам трудящихся.

Я попросил Тихонову «показать мне те письма с подписями читателей, в которых содержалась просьба закрыть ссылку на Opac на сайте РНБ». На что получил ответ: с письмами читателей ознакомить нельзя, т.к. это разглашение сведений, касающихся частной жизни, что запрещает закон № 59-ФЗ от 02.05.2006. И даже число этих писем мне не сообщила, настолько информация секретная. Правда, для моего утешения прислала мне ссылку на Opac, убранную с сайта РНБ, – nlr.ru.

Последнее, что я сделал, – побеседовал с Аллой Пашковой, начальником отдела автоматизированных библиотечных технологий. Именно этот отдел непосредственно занимается Primo. От нее узнал много интересного. Во-первых, пополнение Primo с помощью читателей ей представляется вполне разумным. Во-вторых, она не видит ничего особо страшного в том, что про существование какой-то книги, которая есть в РНБ, но не описана в Primo, читатель не узнает. Сверки каталогов не было и не будет, подчеркнула Пашкова. В-третьих, РНБ имеет госзадание на количество записей в каталоге, но не на общее качество Primo, его удобство, полноту и т.п. А в-четвертых, сказала мне Алла Львовна, не может быть такого, что запись есть в Opac, а в Primo ее нет. Потому что Primo – этот тот же Opac, только с новым интерфейсом. «Ну приведите хотя бы один пример, когда запись есть в Opac, но ее нет в Primo, ну приведите!» – говорила Пашкова.

На просьбу Аллы Львовны привести примеры отвечу двумя, притом весьма забавными.

Пример первый. В 1995 г. А.В. Лихоманов защитил кандидатскую диссертацию, кстати, весьма доброкачественную: Самодержавие в борьбе за общественное мнение в годы первой русской революции: (Правительственная печать в 1905–1907 гг.) : Автореф. дис. на соиск. учен. степ. к.ист.н. : Спец. 07.00.02 / С.- Петербург. гос. ун-т. – СПб, 1995. – 18 с. Библиотечный шифр А95/2515. Автореферат описан в ГАК и Opac, однако записи о нем нет в Primo. Ни на автора, ни на шифр.

Так Алла Львовна Пашкова и ее коллеги обидели своего генерального директора Лихоманова Антона Владимировича.

Пример второй. В 1997 году В.В. Путин защитил кандидатскую диссертацию: Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений: (С.-Петербург и Ленингр. обл.) : Автореф. дис. на соиск. учен. степ. к.э.н. : Спец. 08.00.05 / С.-Петерб. гос. горн. ин-т им. Г. В. Плеханова (Техн. ун-т). – СПб, 1997. – 23 с. Библиотечный шифр БА97/7169. Автореферат описан в ГАК и Opac, однако записи о нем нет в Primo. Ни на автора, ни на шифр.

Так Алла Львовна и ее коллеги обидели президента РФ Путина Владимира Владимировича. А это уже не служебная халатность, как в предыдущем случае, а политическое преступление. На месте Антона Владимировича следует сразу после чтения этой статьи разогнать весь отдел автоматизированных библиотечных технологий.


Почему в Российской национальной библиотеке не найти диссертацию Путина

В старом каталоге диссертации президента РФ есть, а в новом - нет


Кстати, поиск в Primo возможен по 10 параметрам: автор, заглавие, шифр хранения, место и год издания, предметная рубрика… Если задать запрос на автора «Путин Владимир Владимирович», то выпадает список из 170 названий книг, в который включен еще и «Путин» как предметная рубрика. Т.е. включены книги о В.В. Путине, чего при запросе на автора быть не должно. Найти собственно авторские тексты Путина среди 170 записей довольно трудно. Это очевидная ошибка Primo, сильно затрудняющая работу с ним. Каталог не готов к встрече с читателями, с ним еще надо было работать на заднем дворе, доводить до ума.

У меня в запасе, помимо этих двух козырных шестерок, есть и другие козыри. Но на этом закончу с каталогом. Про восемь способов сортировки выпадающих по запросу библиографических записей, ни один из которых не сделан удовлетворительно, я уже писать не буду. Про то, что ужасен каталог Русского журнального фонда, тоже писать не стану. С этим никто не спорит, но и не переделывает очевидный брак в работе. 

Электронная библиотека

Главное, что сегодня мешает нормально работать РНБ в сфере автоматизации и «цифризации», – это неверно сформулированное Минкультом государственное задание. Министерство культуры требует от РНБ выполнения норм по посещаемости и документовыдаче. Финансирование РНБ осуществляется в соответствии с выполнением госзадания. Если оно не будет выполнено, например, по посещаемости и, соответственно, книговыдаче, – финансирование урежут.

При этом параллельно РНБ пытается создавать электронную библиотеку. И. Галеева, начальник отдела перспективных электронных проектов РНБ, сообщила мне, что в электронную библиотеку добавляется 40 000 электронных копий документов в год. Документ – это и книга целиком, и листовка.

Но при этом совершенно очевидно, что одни пункты госзадания прямо противоречат другим. Чем больше по объему будет электронная библиотека, тем меньше читателей придут в саму библиотеку. Иными словами, РНБ, выполняя задание по сканированию документов, сама себя ставит под угрозу невыполнения госзадания.

И, по идее, начальство РНБ должно было бы добиваться от министерства ликвидации показателей посещаемости и книговыдачи для такой библиотеки как РНБ.

Но РНБ идет другим путем – делает попытки завлекать читателей бесплатным Интернетом. В интернет-классе в главном здании сидят какие-то небиблиотечного вида люди и играют в компьютерные игры. Или смотрят кино. В статистику они вошли как читатели.

Зал электронной библиотеки в здании на Московском проспекте даже выпустил рекламную листовку, приглашая «поработать в комфортных условиях» и обещая как бесплатный доступ в Интернет, так и «возможность самостоятельной работы со своим ноутбуком или на ПК зала с возможностью записи на электронный носитель или печать», а также «печать собственных файлов читателей».

Все это хорошо, но к основной деятельности национального книгохранилища не имеет отношения.

Тем временем способ формирования электронной библиотеки тоже вызывает вопросы. Отдел, возглавляемый Галеевой, во-первых, руководит процессом сканирования документов, во-вторых, осуществляет перевод электронной библиотеки из Докусферы (сегодняшняя форма ЭБ) в новый массив данных, именуемый «Вивальди», в-третьих, занимается распознаванием сканов и переводом их в машиночитаемую форму.

Я не буду вдаваться в бессмысленный спор о том, правильно или неправильно выбраны материалы для сканирования. Потому что главная проблема электронной библиотеки в другом: малое количество машиночитаемых текстов. Ни фонд листовок, ни даже особо любимый Галеевой фонд епархиальных ведомостей не распознаны. Также не распознаны и газеты – например, «Литературная газета», давно сканированная за 1929–1960 гг. А диаграмма посещения отдельных коллекций показывает, что периодика по посещаемости на втором месте. Так что следовало бы вообще больше заниматься ею, а не печатной продукцией епархий РПЦ.

Следует твердо усвоить, что сканирование, на которое РНБ от Минкульта имеет напряженное госзадание, – это вообще технология прошлого века, а XXI век – это распознавание, и тут РНБ очень сильно отстает от потребностей.

Когда я спросил у И.С. Галеевой о причинах отставания, то она сказала о том, что не хватает сотрудников, хотя технические возможности есть.

Что имеем в итоге? РНБ  по заданию Минкульта занята сканированием документов, причем с достаточно спорным отбором сканируемых источников. При этом у РНБ не хватает людей даже для создания нормального электронного каталога, Primo. Так может быть, сперва стоило доработать и проверить электронный каталог, а уже потом сканировать по 40 000 документов в год, тем более что все равно не хватает людей для распознавания сканированных массивов? Получается так: немного того, немного другого – и ничего нормального. Вот он, результат некомпетентности: в условиях дефицита ресурсов не смогли выделить главную цель и на ней сосредоточиться.             

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ

* Без фондохранилища невозможно перемещение Русского журнального фонда в новое здание на Моcковском пр., без чего невозможно перемещение отдела рукописей в помещение бывшего РЖФ для ремонта помещений и т.д.





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform