16+

Оказывается, в Петербурге можно купить не только медицинские «бумажки», но и сам материал для анализов

17/07/2014

Оказывается, в Петербурге можно купить не только медицинские «бумажки», но и сам материал для анализов

В Петербурге в начале июня полиция и ФСБ совместно прикрыли подпольную лабораторию, которая несколько лет снабжала горожан и приезжих медкнижками, справками, больничными и прочими врачебными документами с поддельными подписями и печатями. Было у мошенников и еще одно направление «врачебной деятельности».


           Оказывается, купить у них можно было не только «бумажки», но и сам материал для анализов — мочу, кал. Разобраться в тонкостях липовой медицины «МК» в Питере» помог один из опытных поставщиков биоматериалов Анатолий Протасов, который на отходах собственной жизнедеятельности зарабатывает достаточно денег, чтобы отдыхать за границей четыре раза в год.

Встреча в туалете

Протасову 34 года. Он здоров, привит от всех болезней, не курит и много не пьет. Анатолий продает хорошие анализы уже три года.

— Конечно, гораздо проще купить просто справку, заключение. Но бывают ситуации, когда надо предъявить собственно биоматериалы для анализов, — объясняет Анатолий. — Например, некоторые фирмы проводят для сотрудников диспансеризацию, когда осмотр врачей и сдача анализов проходит в добровольно-принудительном порядке — массово и в определенном месте. И что делать человеку, если он накануне весело отдыхал с друзьями, курил травку или подцепил что-нибудь венерическое? За такое могут и уволить или просто все кости перемоют. Другая ситуация, когда нужен свежий анализ: человек лечится в больнице, а его не хотят выписывать, находят одну болячку за другой. Но ему-то уже хочется домой, на волю. Я, кстати, так и попал в это дело.

Как-то Анатолий зашел навестить друга в больницу. Того лечили от отравления или от кишечного вируса — врачи не могли точно поставить диагноз. Подбодрив болящего, Протасов уже собирался уходить и, как водится, на дорожку заглянул в туалет. А места общего пользования в городских стационарах не имеют замков (в них заходят и больные люди, вдруг кому резко поплохеет прямо на унитазе — не ломать же каждый раз дверь).

— Стоял я, делал свое дело, как вдруг заметил у себя за спиной мужика. Он так тихо зашел в кабинку, что я даже не услышал. Я не успел понять, что происходит, как он подставил мне баночку, собрал немного моей мочи, извинился (вежливый попался) и вышел, — вспоминает Анатолий. — Я тогда не понял, что это вообще произошло, но скандалить не стал — как-то неудобно было. А друг, которого я навещал, потом объяснил: тот бедолага с баночкой уже три недели выписаться не мог, а на дворе лето, хорошая погода — ему хотелось отдыхать, а не в палате не пойми с чем валяться.

Так Анатолий, сам того не ведая, в первый раз помог человеку, просто пописав в баночку. Протасов, работавший в то время обычным слесарем на электростанции, быстро смекнул: на этом можно заработать.

Кал высшего сорта!


— Первыми моими клиентами стали еще два пациента из той же больницы, где меня первый раз «поймали» в туалете. Сначала друг помог найти покупателя, второй уже сам на меня вышел «по рекомендации», — рассказывает туалетный бизнесмен. — Чтобы не мелькать перед врачами, мы встречались в больничном садике, в укромном месте — на задворках. Но я тогда продешевил, конечно, всего по 100 рублей отдал им анализы. А с учетом того, что я рублей 50 на дорогу потратил, так вообще выгода всего 50 рублей была.

Но идея Анатолию понравилась. Он начал изучать Интернет на предмет конкуренции. Явных соперников не нашлось. И тогда Протасов открыто вышел на рынок. Разместил объявления на сайтах, сделал себе отдельную рекламную страничку в социальной сети. Торговать стал не только мочой, но и калом. Он у увлекавшегося волейболом и питавшегося три раза в день мамиными кашами и супчиками «бизнесмена» тоже был высшего сорта.

— Я поднял цену на свой товар до 300 рублей за порцию, учел транспортные расходы, стоимость контейнеров, за дополнительную плату предлагал доставку в медучреждение ранним утром. Вот только покупателей было маловато. Может, два-три человека в неделю обращались, да и то больше интересовались, — сокрушается делец.

За три месяца такого предпринимательства Анатолий разбогател всего на 10 тысяч рублей. И уже подумывал о широкомасштабной рекламной кампании, но тут на него «наехали». О его «маленьком туалетном заводике» узнали представители более крупного предприятия.

— В общем, оказалось, что таких, как я, довольно много — несколько десятков наберется. Только народ уже давно работает не сам по себе, а в специальных конторах. В основном это те же фирмы, которые торгуют справками или якобы проверяют анализы. Только они за свои услуги берут по 500 и больше рублей. И получается, я у них клиентов отнимал, — разъяснил Анатолий.

Ссориться с крупными «бизнесменами» Протасов не захотел. И продался им с потрохами. В общем-то договор оказался выгодным. За свои «отходы» он стал получать по 200–250 рублей, но зато не тратился на сопутствующие товары (контейнеры, бахилы) и клиентов теперь ему поставляют централизованно.

Философия грязного дела

Клиенты Протасова — самые разные люди. Когда он работал на себя, успел помочь нескольким студентам, которых родители подозревали в злоупотреблении наркотиками (видимо, не зря подозревали). Несколько человек при содействии Анатолия устроились на работу.

— А в фирме, с которой я теперь сотрудничаю, все вообще поставлено на широкую ногу — там есть «поставщики» и мужчины, и женщины разных возрастов, кто-то даже детей к этому делу привлекает. Ведь многим нужно сдавать анализы при приеме в детские садики и школы. В конце августа это особенно востребованная услуга — дети с каникул возвращаются непонятно с чем, пока их пролечишь — а справки к 1 сентября должны быть обязательно. Есть в числе доноров и люди в возрасте, они работают на пенсионеров. Я сдаю биоматериалы как здоровый человек, а бывают и те, кто, наоборот, весь больной и тоже приносит свое добро. Оно нужно тем, кто в армию не хочет идти, кто мечтает попасть на прием к нужному врачу, получить путевку в санаторий. Тут главное — не перестараться, чтобы прямо из поликлиники на операционный стол не увезли, — смеется Анатолий. — Но вроде таких случаев не было. В фирме обученные люди следят, кому какие баночки выдавать.

Этическая сторона вопроса Анатолия никогда не смущала. Писать в баночку он не стесняется, собирать кусочки кала в контейнеры тоже. О том, что его заработок опасен для окружающих, он старается не думать. Ведь клиенты фирмы — это не только пациенты дотошных врачей, которые неделями держат их в больницах, но и водители общественного транспорта и грузовиков, мигранты, работающие в торговле, и просто люди, болеющие опасными недугами, но скрывающие их от окружающих.

— Не я же сажусь пьяным за руль, не я распространяю туберкулез в автобусе, любую вещь можно использовать во благо и во зло. Все зависит от человека, — философствует Анатолий Протасов.

Ремесло перейдет по наследству


Основную профессию Протасов не бросает, место работы сменил, но уже дорос о старшего слесаря. А на вырученные от анализов деньги почти каждый квартал со всей семьей ездит отдыхать. Не в Швейцарию и ОАЭ, конечно, но на Грецию и Финляндию хватает. И, кстати, семьей он тоже обзавелся. Его избранница Вика не побрезговала «подработкой» жениха, хотя сама в «какашечную мафию», как она это называет, вступать не стала.

Но Анатолий не унимается. Пару месяцев назад его супруга забеременела. Протасов тут же смекнул: жена может «производить» положительные тесты на беременность. Оказывается, в Петербурге они тоже востребованы. Их покупают женщины, чтобы удивить, разыграть, напугать или просто шантажировать своего кавалера.

— Цены я узнал. Тесты идут по 300 рублей за штуку. Это с учетом того, что сам индикатор стоит 50–100 рублей. В моей фирме от такого вида услуг отказались — не их профиль. А я сделаю штучек 10 полосок и продам. Если дело пойдет, можно будет еще «нахимичить». А там, глядишь, и ребенок скоро появится. И его в дело возьму, — мечтательно рассуждает Анатолий.

Химики помогут наркоманам

Анализы — продукт скоропортящийся. Анатолию приходится по два-три раза в неделю рано утром ходить сдавать контейнеры с содержимым. Обычно это порции на одного-двух клиентов. Но ведь случается, что сдать анализы человеку нужно срочно. Например, если у инспекторов ГИБДД возникли подозрения в адекватности водителя, его могут попросить сдать мочу для исследования на содержание в организме наркотиков.

На Западе у водителей те же проблемы. К тому же во многих странах законы позволяют даже работодателям проверять своих сотрудников на употребление наркотиков. Специально для таких экстренных случаев выпускается синтетическая моча, идентичная по составу натуральной. Ее можно долго хранить, она не портится. А при необходимости сдается вместо настоящей. Кстати, чтобы все выглядело естественно, в емкости с искусственной жидкостью предусмотрена небольшая химическая грелка, которая доводит содержимое флакона до температуры тела человека. У этого продукта есть пока только один недостаток — она не имеет запаха. Но разработчики работают над устранением и этого изъяна.             

Елена Ожегова











Lentainform