16+

«Я вам историю расскажу. Про "маршрутку любви"...»

24/07/2014

ГЛЕБ СТАШКОВ

Хорошо, когда появляются новые праздники. Вдвойне хорошо – когда они свои. Доморощенные. В противовес аморальному Дню святого Валентина у нас теперь отмечают День семьи, любви и верности. В честь святых Петра и Февронии.


          Отмечают, прямо скажем, не слишком широко. Если по-честному, народ совсем никак не отмечает. Но власть – отдадим ей должное – старается. Приучает людей к хорошему.

В этом году на площади Искусств поставили «Автобус любви». Меня немного смущает, что из трех понятий – любви, семьи и верности – выбрали все-таки самое безнравственное. Любовь.

Ведь можно было и «Автобус верности» запустить. Хочешь ты, скажем, изменить на заднем сидении, а из кресла выскакивает какой-нибудь штырь и впивается тебе куда-нибудь в тело. И весело, и поучительно.

Но я вам лучше историю расскажу. Про «Маршрутку любви».

Еду я как-то в маршрутке. Небо серое. Дождик накрапывает. В общем, погода – типично петербургская. И настроение – соответствующее.

И вдруг маршрутку тормозит парочка влюбленных. Сквозь запотевшие стекла я видел, что они сияли. Смеялись. Видимо, от переизбытка чувств. Их смешил дождь. Тучи на небе. Маршрутка. То, что она остановилась, как будто преклоняясь перед их любовью.

Обнявшись, они пошли по проходу между сиденьями. По этому проходу один-то человек продирается с трудом, но им как-то удавалось. Любовь, как известно, способна творить чудеса.

Обычно меня бесит чужое счастье. Но у них выходило так искренне, так мило, что я залюбовался.
Хотя юноша был неказистый и прыщеватый. Типичный такой Петр. А девушка – плотная и круглолицая.

Вылитая Феврония. Я их так и буду называть.

А как они целовались! О, как они целовались! Сначала долго – на остановку-две. Потом слегка отстранятся и смотрят друг другу в глаза, блаженно улыбаясь. А потом снова – поцелуй на остановку.
Потом они о чем-то увлеченно заговорили.
– Но я же в прошлый раз...
– Ты что-то путаешь, это я в прошлый раз...
– Ну, давай вместе...

Тут уж я загрустил. Все-таки чужое счастье можно переносить в ограниченных количествах. Мне представился их прошлый раз. Я представил заодно их будущий раз. 
– Я, по-твоему, кто? – вдруг как-то не в меру возбужденно спросил прыщеватый Петр.
– Да уж известно!

Подобный диалог – признак грядущей ссоры. Потому что ответ: «Да уж известно!» – считается хамским. Здесь, видимо, дело в присущей человеку самокритичности. Что, собственно, ей известно? Мало ли что? Но он почему-то твердо знает, что ничего хорошего.
Петр разгорячился и требовал указать, кем именно он является.
– Ты ничтожество, – ответила, наконец, Феврония.
Такой ответ ничего не разъяснял.
– Просто я умеренно зарабатываю, – сказал Петр.
– Ты зарабатываешь больше меня, – возразила Феврония.
– Ненамного.
– Но ты мужчина.
– Предположим, – деловито заявил Петр.

Неужели я правильно догадался? Пусть я буду неправ. Оставьте мне хоть огрызок веры в прекрасное. Прыщеватый жлоб Петр не оставил:
– То, что я мужчина, – сказал он, – еще не повод платить за тебя в маршрутках.
– Ах так, – сказала Феврония. Встала и пошла к выходу. Но быстро поняла, что уйти просто так, с гордо поднятой головой, не получится. Надо заплатить. Иначе  шофер не выпустит.

Сейчас, думаю, Феврония швырнет шоферу сотню, скажет: «Сдачи не надо», – и выйдет.
А я, пожалуй, тоже что-нибудь швырну и выйду вслед за ней. Мало ли что круглолицая. В этом тоже есть свой шарм.

Но гордая Феврония начала пятиться и плюхнулась назад к своему прыщеватому кавалеру.
– Ладно, давай считать.
Некоторое время они пререкались. Передавали друг другу мятые десятки и мелочь. В конце концов, разобрались.
– Мы теперь всегда будем платить поровну, – прощебетала Феврония. – Правда?
– Ну конечно, – ответил Петр.
Разрешив затруднения, парочка занялась тем, с чего начала. Продолжила чередовать длинные и короткие поцелуи. Я больше не любовался. Вообще не смотрел.

Меня мучил другой вопрос. Он зарабатывает немного больше. Если всегда и везде платить поровну – куда девать эти «немного больше»? Куда он их будет тратить? На других февроний? А как же семья и верность?

Хотел спросить, да природная скромность помешала.
Надеюсь, вы поняли, к чему я веду? Правильно. Берите кредит и покупайте машину. На «автобусах любви», знаете ли, далеко не уедешь.               

ранее:

«Запрет на курение бьет по нервам и печени. Но ведь он еще бьет по просвещению!»
Почему на чемпионате мира латиноамериканцы играют, а европейцы мучаются
«Утром я думал о женщинах. Думал извращенно...»
«Сталин хотя бы понимал, что он делает. Ленин ничего не понимал»
«Не все патриоты ходят в оперу. Но мудрый худрук Александров это предусмотрел...»











Lentainform