16+

«Преодолев внутреннее сопротивление, я втянулся в просмотр...»

29/07/2014

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Есть такое понятие: рекуррентная фауна, т.е. возвращающаяся, повторно появляющаяся без заметного изменения своего состава. На ТВ рекуррентное кино и сериалы – вообще явление обычное, а уж летом телефауна заполняет практически все бескрайние телепастбища.


         Недавно появился очень характерный образец рекуррентной сериальной продукции – «Вчера закончилась война» (2010) украинского режиссера Владимира Балкашинова. Премьера сериала состоялась 15 февраля 2010 года. Преодолев внутреннее сопротивление, я втянулся в просмотр и не пожалел, потому что проблемы почти всех наших сериалов здесь оказались как на ладони.

Самая первая и главная – это сценарий, написанный тремя авторами разного возраста, разных полов, биографий и специальностей. Самый странный сценарист из трио – это Леся Волошин, который оказался женщиной, членом Союза писателей Украины. Затем Сергей Ильницкий, мастер на все руки на разных украинских телеканалах. Наконец, Феликс Клейман, режиссер «Мосфильма», сценарист и продюсер дебильных сериалов типа «Возвращение Мухтара» и «Кодекс чести».

У меня возникла гипотеза, что каждый из троицы писал какую-то свою часть сценария, а уже потом все линии попытались склеить. В итоге получился винегрет, где есть все: деревня, которая была в оккупации и которая в 1945 году пребывает почти без людей и в «руинированном состоянии», колхоз, который объединяет уцелевших людей (не больше десятка женщин) в «производственный коллектив» (мотивы «Председателя»), бывшие полицаи, которые бродят по лесу возле деревни и домогаются путем шантажа от председателя колхоза Федора Михайловича (арт. Богдан Ступка) новых документов, жуткие любовные страсти, очень сильно напоминающие то отдельные сюжетные мотивы «Тихого Дона», то «Дело было в Пенькове» (1957) Станислава Ростоцкого по рассказу Сергея Антонова, главная героиня, коммунистка Екатерина Овсянникова, присланная партией поднимать колхоз вместо Федора Михайловича и ставшая причиной всех любовных конфликтов в деревне, Оксана, которая «прижила» ребенка от немца во время оккупации (к тому же она еще и дочка Федора Михайловича), ее муж, возвращающийся с фронта вопреки похоронке, цыганский табор с демонической цыганской «баронессой» во главе... И это я еще не всё перечислил. Т.е. авторы 16-серийного произведения замахнулись на целый кинороман, но даже не вторичный, а «четвертичный». Все по отдельным компонентам уже давно было снято другими, что ни сценаристов, ни двух продюсеров, ни режиссера это не остановило. Хотя теоретически должно было. 

Чтобы склеить совершенно разнородные сюжетные линии, условно говоря, совокупить фильмы «Председатель» и «Дело было в Пенькове», искусственно придумали юную коммунистку Екатерину Овсянникову, выпускницу биофака университета, которую ВКП(б) прислала руководить колхозом. С одной стороны, сразу получили целую серию конфликтов, вызванных столкновением старого крестьянского уклада и некоего нового, «коммунистического» (поэтому Екатерина всем говорит: «Здравствуйте, товарищи!», «Спасибо, товарищ!»), с другой стороны, Екатерина перепутала всю систему отношений в деревне, потому что в нее влюбились сразу два парня, Колька и Гришка, вернувшиеся с фронта домой. В то время как Кольку себе уже давно наметила Галя, еще одна дочь Федора Михайловича, а Гришу (это сын Федора Михайловича) – Аня.

И вот на фоне первобытного труда и дикарских же условий существования (деревенские бабы пугаются, видя как Екатерина чистит утром зубы: они думают, что она ведьма, потому что у нее изо рта идет пена) разворачивается сложнейшая любовная история: Катя и Галя любят Колю, но Коля любит только Катю, Аня любит Гришу, но Гриша любит Катю, Галя врет, что беременна, силой Колю на ней женят, в тот же день и час Катя выходит замуж за Гришу, но не любит его, и тут происходит вообще потрясение основ: рушится вечный русский принцип «стерпится – слюбится». И обе супружеские пары спят раздельно, что деревня обсуждает непрерывно. Как и то, что Гриша не учит свою бабу-председательницу вожжами.

При этом и сценарий и фильм провалены в двух узловых точках. Это центральные образы Екатерины и Федора Михайловича. Большой актер Богдан Ступка по недосмотру режиссера играет тут типичного кулака первой половины 1920-х годов, хитрого, коварного и скрытного, который в принципе не мог дожить в украинской деревне до 1945 года после всех раскулачиваний и высылок. Это искусственный образ для искусственного сюжетного конфликта.

Аналогично Екатерина, городская девушка, путающая яблоню с вишней и пшеницу с рожью, ничего вообще не понимающая в реалиях послевоенной деревни, – образ выдуманный лишь для того, чтобы закрутить любовные страсти. В первой половине сериала она похожа на существо 2010 года, попавшее назад, в деревню 1945-го.

Некоторые персонажи собираются покинуть колхоз и отправиться в город на жительство, как бы не зная, что у колхозников не было паспортов и самовольно переселяться они не имели возможности. Персонажи фильма говорят о голоде и лишениях, но при этом колхозницы вполне упитанны. Не уверен, что в 1945 году в деревне принимали пищу из глиняных мисок деревянными ложками, а также не слыхали про зубной порошок и кофе. Все-таки не заимка в сибирской тайге…

Дополнительным средством привести в движение сюжетное месиво становится неправдоподобная доверчивость положительных персонажей, фантастическое простодушие, а также традиционное в таких случаях неумение героев объясниться друг с другом, благодаря чему недоразумения вырастают в конфликты. Тремя словами можно было бы предотвратить 70% дурацких событий фильма, но герои вдруг замолкают. Однако видно, что актеры не в состоянии поверить в сценарную лабуду, отчего игра то и дело сваливается в «деревенскую комедию», хотя в сериале есть три-четыре сильных эпизода, отлично сыгранных. Но в общем потоке многосерийной шняги они, естественно, теряются.              

ранее:

«Зюганов в образе ручного, одомашненного коммуниста, ест с президентской руки...»

«Очевидно, что создателям сериала, Куприн нужен, чтобы придать этой белиберде авторитетность»
Что режиссер Хотиненко сделал из «Бесов»Достоевского
«Если читать Пастернака и Войновича, можно не смотреть ТВ»
«Русское географическое общество возглавляет Шойгу. Поэтому наш принцип: сначала десант, потом изучение географии»
 











Lentainform