16+

Работает ли антитабачный закон в Петербурге

19/08/2014

Работает ли антитабачный закон в Петербурге

Цены на сигареты в Санкт-Петербурге выросли на 2%, как только вступили в силу поправки к антитабачному закону, принятому чуть больше месяца назад. Корреспондент «Города 812» посетил несколько публичных мест, курение в которых теперь запрещено, чтобы своими глазами увидеть результаты недавних преобразований.


Витебский вокзал. Платформа. До ближайшей электрички пятнадцать минут. Из громкоговорителя доносится:

– Уважаемые пассажиры! Напоминаем вам о соблюдении федерального закона № 15 «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака». Курить запрещается… – далее следует краткое содержание принятого закона. Так каждые полчаса.

Народа на платформе все больше. Примерно из восьмидесяти человек я насчитываю семь-восемь курильщиков. Большая часть из них стоит чуть подальше от входа, отдельно от пассажирской толпы – рядом с застекленным локомотивом. А что: и покуришь, и эстетически насладишься.

Особняком курящие пенсионеры. Они не прячутся, не слушают громкоговоритель – просто стоят прямо у входа, по-пролетарски зажав папиросу в зубах. Cвое право угробить остатки здоровья они готовы отстаивать до последнего патрона.  

За соблюдением закона на железнодорожных платформах наблюдают сотрудники охраны вокзала. Елена – черноволосая и невысокая – рассказывает:

– Вообще, за законом следят полицейские. Они же назначают штраф, а мы – охрана – им помогаем. Наблюдаем по большей части.
– И что же со мной случится, если я покурю на платформе?
– Сначала предупреждение. Потом мы позовем полицейского, и будет штраф. Полторы тысячи.
– А где находятся полицейские?

Елена вяло указывает рукой куда-то в сторону вокзала.
–  На платформах стало меньше курильщиков?
– Здорово меньше, – сотрудница охраны оживляется, – очень здорово. Я и сама испугалась бы дымить теперь.

Китайская столовая на Загородном. У дверей на корточках сидят курящие повара. Дымящиеся окурки предусмотрительно складывают в пластмассовую баночку с водой. Перед тем, как зайти внутрь, знакомый архитектор, который и ведет меня сюда, предупреждает:

– Эти ребята совсем не говорят по-русски. Объясняйся жестами. Интуитивно.

Заходим в парадную, оттуда поворачиваем направо и оказываемся в столовой. Подхожу к улыбающейся кассирше, складываю вместе указательный и средний пальцы, затем подношу их ко рту и несколько раз повторяю это движение.

Китаянка разом меняется в лице:
– Нет смокинг! – женщина начинает экспрессивно размахивать руками. – Нет смокинг!
– Понял? – переводит архитектор. – Без смокингов.

«Кофе Хауз». Беседую с менеджером – радостная девушка, волосы туго завязаны сзади. Зовут, если верить бейджику, Наталья.

– Кто следит за тем, чтобы клиенты не курили?
– Я, официанты и все другие сотрудники – мы все следим за соблюдением закона. Вот смотрите, – она указывает на табличку, привинченную к входной двери, – там у нас висит значок «Здесь не курят», и там тоже, и там. Когда люди спрашивают, где зал для курящих, мы им рассказываем о новом законе. На улице оборудованы специальные урны, одной, правда, нет – у нас просто заболел сотрудник, который занимается их ремонтом.

– И что, клиентов не убавилось?
– Конечно, посетителей стало меньше, но это объяснимо. Сейчас лето, тепло. Придет осень, люди снова  вернутся.

Ирландский паб Mollie’s. Еще несколько месяцев назад по всему пабу гуляли клубы синеватого дыма. Курили  все – от бармена до последнего клиента.  Я спускаюсь в подвал Mollie’s, когда на часах около восьми вечера. Занята всего треть столиков, привычных табличек «Reserved» не наблюдается.

– А места на открытом воздухе, – спрашиваю официантку, – они для курящих?
– Нет. У нас запрещено курить. Везде.

– Веранда же не считается.
– Веранда сконструирована таким образом, что почти не продувается. И дым идет прямо к нам, вниз.

Бар «Цветочки»
. Интересен тем, что курить в нем запрещено с июня 2013 года.
– Это наша принципиальная позиция, – говорит бармен «Цветочков». – Все-таки курение вредит здоровью и все такое. Но если совсем не терпится – можно выйти на улицу. У входа не возбраняется. Урна есть.

Павловск. Платформа. В электричке душно. Пассажиры наступают друг другу на ноги и потеют. К станции подъезжают целые вагоны злых потных людей.

У выхода с платформы возбужденная очередь. Подхожу к женщине, проверяющей билеты. Опять спрашиваю про то, кто следит за соблюдением антитабачного закона.

– Полицейские следят, – добрым голосом отзывается проверяющая. – Приезжают на транспорте и следят. Сегодня вот весь день по платформе разгуливали. Сейчас, наверно, домой ушли…

Купчино. Платформа. Из громкоговорителя снова предупреждают о запрете курения на платформах и в залах станций и вокзалов. Проходят двое охранников. Резиновые дубинки подрагивают при ходьбе. Один из них вынимает две сигареты, протягивает одну товарищу. Ну, хорошо. Говорят, что где-то в мире все, что не запрещено – разрешено. А в России и все, что запрещено, в общем-то тоже. Я отошел в тень. Достал сигарету. И немедленно закурил.               

Всеволод ВОРОНОВ











Lentainform