16+

«Когда на сцену МХТ выскочили православные активисты, мне стало противно»

21/08/2014

«Когда на сцену МХТ выскочили православные активисты, мне стало противно»

Максим Матвеев, сыгравший Ставрогина в «Бесах» Хотиненко, пришел на нашу встречу, держа под мышкой «Снеговика» – очередной триллер норвежского писателя Ю Нёсбе. Кто читал, знает, какой жуткий маньяк этот самый «снеговик».


          – Читаете «Снеговика» – значит, маньяка опять играть будете? 
– Пока нет. У меня нечто подобное уже было.

– Вы про своего маньяка в «Мосгазе»? Вам что – нравится постигать темную сторону человека?
– Конечно, человек, убивающий ребенка, у меня вызывает отторжение. Но с другой стороны, мне интересно, когда в роли можно испытать яркие, агрессивные, практически неадекватные проявления. Страшно окунаться во внутренний мир таких людей, но ведь всегда и всему есть первопричина. В случае со Ставрогиным очевидна патология, как заметила моя знакомая врач-психиатр, он страдал шубообразной шизофренией. Не могу сказать, что было очень приятно наблюдать за реально больными людьми, общаться с ними,  но с другой стороны,  попытка постижения их образа жизни, попытка уловить особенности жестов и мимики – для актера задача безумно интересная.

– Говорят, задолго до кастинга в «Бесах» вы написали, что мечтаете сыграть Ставрогина. Правда?
– Правда. «Бесы» были одной из моих любимых книг. Федор Михайлович попал в какую-то нашу общевековую болячку. Я имею в виду ту слепую агрессию, когда в своем неблагополучии – материальном ли, духовном ли – люди винят кого угодно, только не себя. И это понятно – ведь легче агрессию вынести на ком-то другом, чем покопаться в себе самом, понять что-то про себя: кто ты есть? Обратить глаза внутрь себя и понять, что во многих своих недостатках виноват ты сам, – это сложно.

– Вы снимались еще и в фильме «Август. Восьмого» о конфликте в Южной Осетии.
– Как сейчас помню эти съемки. Тогда мы попали в один город в Абхазии. В нем текла жизнь, сновали люди. Но все дома были изрешечены пулями. Странное чувство у меня тогда возникло, где-то на уровне солнечного сплетения. Вроде сколько раз смотрел военные фильмы, но совсем другое дело, когда ты реально видишь: пятиэтажный дом, третий этаж был снесен выстрелом из танка – там сидел снайпер, а на четвертом этаже – только что поставленные ламинированные окна со шторами. Ужасный контраст.

– Сейчас в соцсетях события на Украине обсуждают с зашкаливающей агрессивностью.
– Да, но сам я в них не участвую. Единственное мое появление в соцсетях связано с благотворительной организацией «Доктор клоун» (занимается психологической реабилитацией детей, находящихся на длительном лечении в больницах. – Е.Б.). Вот и все.

– Вы один из первых докторов-клоунов в России. Неужели не страшно идти к безнадежно больным детям?
– Сначала было очень страшно. Нелегко пережить уход детей, с которыми ты уже успел подружиться. Но смерть там настолько рядом, что становится для тебя уже некой данностью, к сожалению. И с состоянием детей надо мириться или уходить из проекта, ведь ты должен нести им хорошее настроение – считается, что у детей с опухолью мозга или больных лейкемией показатели анализов улучшаются после нескольких часов смеха. Дети в силу своего тяжелого состояния не всегда могут на сто процентов подключаться к тому, что ты делаешь, и в результате не чувствуешь взаимообмена – для актера это тяжело. Но потом обязательно наступает очень дорогой момент, когда ты понимаешь, что они тебя помнят. Актерская профессия зыбка по своей сути. А там, рядом с этими детьми, которые ничего от тебя не требуют, которые не оценивают, хороший ты актер или плохой, ты ощущаешь, что приносишь реальную пользу...

– Вернемся к Украине. Взаимные обвинения в соцсетях вас не удивляют?
– Мои знакомые – люди творческие, открытые и эмоционально переживающие за то, что происходит. Наверное, с этим связано. И потом, по-моему, у них проявляется не агрессия, а злость. А это разные вещи.

– Пусть злость. Но когда злость выплескивается по ничтожному поводу – скажем, по поводу фильма «Сталинград», – это удивляет.
– Да, кино можно обсуждать гораздо спокойнее. Я все же стараюсь делать скидку… На что? Ну, не знаю… На то, что человек, может быть, только что палец ушиб. Девушка от него ушла или еще что-то в этом духе произошло. А эмоции надо же где-то выплескивать. Знаете, у моего деда была любимая фраза: «Мы же с тобой ситные друзья!»

– И что она означает?
– Раньше был ситный хлеб – грубый, плохо просеянный, но очень добротный. Надо быть ситными друзьями всем окружающим тебя людям, и тогда будет проще жить. Быть позитивным – это, на самом деле, труд.  Есть элементарная формула, в которой кроются большие ресурсы для счастья: просто улыбнись людям вокруг тебя.

– А помните ноябрьский инцидент, когда на сцену МХТ во время спектакля «Идеальный муж. Комедия» выскочили православные активисты с криками о попрании веры? Вы тогда почувствовали, что это ситные друзья?
– Конечно, все мы оторопели, когда вдруг выскочили эти люди с криками, что они защитят от нас, актеров, Господа Бога Христа. Начали бить наших администраторов, ломать микрофоны… Нет, мы не ощущали бессилия. Наоборот, было чувство обороны. Мы как будто надели бронежилеты. А еще было противно.

– Поэтому вы высказались на официальной странице МХТ в соцсети. Стоило ли вообще реагировать – мало ли придурков?
– Я не жалею о том, что написал: я в этом письме старался не выносить никакой оценки. А уж молча проглотить такую выходку?.. Знаете, все-таки это произошло в том месте, где нам хорошо и комфортно. По сути, они ворвались в наш дом. С таким трудно смириться. 
И еще. Хотя сейчас такое странное время, когда трудно понять, где человек действительно отстаивает свою принципиальную позицию, а где просто пиарится, мне кажется, что со стороны тех активистов был просто обычный пиар-ход. Во всяком случае, я не верю в их искренность.

– Изучая человека в его слабости и подлости, вы не разочаровались в человеке?
– Нет, ни в коем случае. Я не отношусь к человеку как к «твари дрожащей». Человек вызывает у меня лишь сочувствие. А осуждать не имею никакого морального права.
Всепрощение – это вообще великая мудрость. Был такой парень, Иисус Христос, он говорил об этом. Мне кажется, это самое главное – умение прощать. Агрессия порождает агрессию, и все это растет, как снежный ком.

– Осенью вы будете сниматься в фильме «Игрок» в роли аутиста-математика, который в 90-е годы сделался воротилой казино.  Опять патология!
– Мы часто находимся в плену каких-то предрассудков. Я, признаюсь, одно время был очень перегружен вниманием к всевозможным приметам: вставать надо с правой ноги, чуть что – переплюнуть через левое плечо три раза и тому подобное. Пока однажды не задал себе вопрос: почему мне это должно помочь? Ведь это же все глупости. Одна моя однокурсница рассказала, что когда она поехала поступать в институт, стояла в метро и думала: «Вот сейчас приедет поезд, и если двери откроются прямо передо мной, я поступлю». Двери открылись перед ней – она поступила. А если бы поезд проехал чуть дальше? Что – девушке надо было пойти и удавиться? Зачем сознательно ограничивать себя?

– А возможен сегодня герой не из разряда патологий, типа горьковского Данко?
– А что Данко? У него тоже явно был гиперкомплекс. Мы видим лишь одну сторону – горячее сердце, пылающий взор и способности вести за собой людей. А что стоит за этим? Что его привело к потребности быть вожаком? Кристально чистых людей не бывает, даже Иисус Христос не был таковым, как мне кажется. Я не говорю, что это плохо, я говорю, что это – естественно.

– А кто тогда, по-вашему, герой сегодняшнего времени?
– Это точно не идеальный бог Тор, размахивающий молотом. Нет, это человек сомневающийся, человек с недостатками, но который хочет быть лучше. Потому что людям,  мне кажется, необходимо видеть себя на экране.

– А кумиры?
– Надо оставаться самим собой, таким, каким был создан, и ни в коем случае не ломать себя, уподобляя своему кумиру. Есть прекрасная библейская заповедь: не сотвори себе кумира. На самом деле очень многие сейчас стремятся походить на кого-то. Сами по себе они пусты, и им надо заполнить свою пустоту придуманным или чаще скопированным с экрана телевизора образом. Это сложно – сохранить себя, но, наверное, в этом смысл жизни.

Досье

Максим Матвеев, родился в 1982 году, актер МХТ им. Чехова. Снимался в фильмах «Стиляги», «Тульский Токарев», «Охотники за бриллиантами», «Август восьмого», «Ялта 45», «С новым годом, мамы», «Мосгаз», «Бесы», «Форт Росс» и др. Озвучивал главного героя в фильме «Обитаемый остров». Художественный руководитель благотворительного фонда «Доктор Клоун». Жена на Елизавете Боярской.             

Елена БОБРОВА











Lentainform