16+

«Фильмы 1948 года – «Суд чести» и «Русский вопрос» сейчас снова стали интересны...»

22/08/2014

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Параллельно с темой Первой мировой войны, юбилей начала которой по команде продолжают уныло отмечать практически все каналы за исключением «Перца» и «Animal planet», появились и другие юбилейные, если можно так выразиться, показы, не менее интересные и познавательные.


          Первым стоит отметить знаменитый «Триумф воли» («Triumph des Willens») Лени Рифеншталь. Как и положено для подобной продукции, фильму предшествовали лекции киноведа и политолога, поскольку фильм посвящен VI съезду Национал-социалистической рабочей партии Германии в Нюрнберге в сентябре 1934 г. и тогда был снят по личному заказу Гитлера, а вся передача посвящена 80-летию этого события.

Общая идея – естественно, не пропаганда нацизма, а показ тех средств, тех пропагандистских инструментов, с помощью которых производится подчинение масс, внушение им чужой воли, но так, чтобы массам показалось, что как раз фюрер есть воплощение их воли (в этой подмене скрыта двусмысленность названия фильма). Еще нет газовых камер, еще только говорят о нехватке жизненного пространства, угрозе большевизма и унизительности Версальского договора, который подвел итог поражению Германии в Первой мировой войне, идет только 20-й месяц после прихода к власти Гитлера, но уже есть пугающее единство фюрера и народа.

И сам образ этого фюрера – человечка с модными тогда усиками, словно вылезающими из носа, вдруг ставшего объектом экстатической любви немцев. Фильм начинается с долгого, намеренно затянутого полета в облаках под увертюру «Мейстерзингеров» Вагнера – как новый бог, Гитлер сходит с неба на землю, к народу. И далее бесконечные и опять же намеренно затянутые (мне эта нарочитая растянутость сразу напомнила манеру Александра Сокурова) объезды войск, отрядов трудовой армии, речи нацистских бонз… И опять экстазы, руки, которые тянутся к Гитлеру, чтобы коснуться его (эти кадры использовал Михаил Ромм в «Обыкновенном фашизме»).

Я в этой связи вспомнил одну любопытную статью из парижской эмигрантской газеты «Возрождение». В отличие от «Последних новостей» П. Милюкова, «Возрождение» в первой половине 1930-х гг. симпатизировало Гитлеру, видя в нем средство защиты западной демократии от распространения марксизма и большевизма. И 22 января 1932 года они напечатали перевод статьи берлинского корреспондента газеты «Paris-Midi»: ««Вот, наконец, появляется «он» в конце зала. <…> Поднимаются вверх руки в знак приветствия. Люди в зале нервно смеются или плачут. Это экстаз… А «он» идет, не спеша, торжественной походкой. <…> Я гляжу вокруг. Все лица светятся каким-то нездешним экстазом. Слух ловит каждое слово. В глазах женщин видны слезы восторга и умиления».

А на следующий день «Возрождение» напечатало комментарий, смысл которого – в удивлении. Почему Хитлер (они писали так) может вести за собой толпы, откуда у него такой, говоря современным языком, высокий рейтинг? И «куда, собственно, желает он их вести, и почему эти толпы встречают его руководительство с таким необычайным восторгом? Ведь никакого рая на земле своим слушателям Адольф Хитлер не обещает! Он вообще не сулит им ничего особенно приятного. Он больше говорит о жертвенности, о долге, о моральной обязанности, о политической дисциплине. Почему все эти вещи вызывают у немецких слушателей такой бурный восторг?» Вопрос по-прежнему интересный.

Другая дата, на которую также обратило внимание ТВ, – 75-летие договора о ненападении между Германией и СССР, пакт Молотова-Риббентропа, подписанный 23 августа, но готовившийся начиная с июля. Сейчас об этом договоре, включая секретные приложения, известно все, поэтому авторы передачи постарались придать всей этой истории лирическое измерение, и «Вальс тридцать девятого года» (1988) Александра Городницкого, оставшийся нам от перестройки, прозвучал как фон очень уместно: «Карта мира меняется наново, / Челядь пышный готовит банкет. / Риббентроп преподносит Улановой / Хризантем необъятный букет. // И не знает закройщик из Люблина, / Что сукна не кроить ему впредь, / Что семья его будет загублена, / Что в печи ему завтра гореть. // И не знают студенты из Таллина / И литовский седой садовод, / Что сгниют они волею Сталина / Посреди туруханских болот».

Ну и, конечно, неделю оживила демонстрация двух старых советских фильмов 1948 года – «Суд чести» Абрама Роома по пьесе А. Штейна и «Русский вопрос» Михаила Ромма по пьесе Константина Симонова. Патриотизм советского человека, борьба с «низкопоклонством» и космополитизмом, истерический антиамериканизм, которые эти фильмы страстно внушали, сейчас снова интересны. Я уж не говорю об актуальности темы журналистской лжи из антиамериканского «Русского вопроса».

Такой получилась отчетная теленеделя. Правда, на самом ТВ ничего из этого показано не было, а все описанное я взял из Интернета и сформировал теленеделю сам, следуя историческому календарю. Добавил только еще три фильма моего любимого М. Антониони, из которых самым актуальным сегодня оказался «Забриски пойнт» (1968). В Интернете есть всё, как в «Вавилонской библиотеке» Борхеса, в то время как ТВ практически умерло. Точнее, было убито выстрелом в упор из царь-пушки. Иногда она все-таки стреляет.             

ранее:


«Преодолев внутреннее сопротивление, я втянулся в просмотр...»
«Зюганов в образе ручного, одомашненного коммуниста, ест с президентской руки...»
«Очевидно, что создателям сериала, Куприн нужен, чтобы придать этой белиберде авторитетность»
Что режиссер Хотиненко сделал из «Бесов»Достоевского
«Если читать Пастернака и Войновича, можно не смотреть ТВ»











Lentainform