16+

«Анкеты с голосованием за Полтавченко это – абсолютно непотребное дело»

25/08/2014

«Анкеты с голосованием за Полтавченко это – абсолютно непотребное дело»

Районным администрациям (правда, не всем) велено до конца августа собрать 1,2 миллиона расписок избирателей с адресами, телефонами, имейлами и скайпами, в которых они говорят о готовности проголосовать за Георгия Полтавченко.


        Об этом на прошлой неделе написал сайт ЗакС.ру. Автором идеи, по версии сайта, является политтехнолог Игорь Копылов, занимающийся выборной кампанией врио губернатора. Наличие таких расписок не отрицает даже начальник штаба Георгия Полтавченко Виктор Лобко, назвавший, впрочем, их «непотребным делом». «Город 812» разбирался, какие выборные технологии на самом деле используются в Петербурге.
 
Как пишет ЗакС.ру, год назад на выборах губернатора Московской области Андрея Воробьева, в которых участвовал Игорь Копылов, на сайте сторонников Воробьева (ныне закрытом) было зарегистрировано 1,5 миллиона избирателей с фотографиями. Так что 1,2 миллиона в Петербурге – не предел. Ответственными за сбор расписок якобы назначены главы районов, однако некоторые из них сумели отказаться от участия в этом мероприятии.

Логика таких расписок понятна: пусть и не все, но большинство тех, кто их подписал, будут теперь чувствовать себя морально обязанными пойти и проголосовать за Полтавченко. Впрочем, негативный эффект – раздражение от принуждения и в итоге протестное голосование –  может и перевесить позитивный. А оба они будут нивелированы тем, что большинство расписок наверняка ненастоящие.


«Анкеты с голосованием за Полтавченко это – абсолютно непотребное дело»


Источники «Города 812» рассказывают, что расписки – не единственное, чем занимаются политтехнологи. «Они приходят к муниципалам и говорят: «Чтобы в вашем округе явка была не меньше 50%!» Муниципалы головами кивают, а про себя думают: «При явке 50% наша песенка спета. Мы гарантированно переизберемся только если явка ниже 20%». Или им говорят: «Чтобы каждый муниципал привел по 300 человек за Полтавченко». Да если бы у муниципалов было по 300 верных человек на каждого, они бы горя не знали!» – поделился своими впечатлениями один из источников.

История эта была бы лишь забавным казусом в жанре «их нравы», если бы не раскрывала внутренние процессы, происходящие в штабе Георгия  Полтавченко.

Глава штаба Виктор Лобко заявляет, что не знает, кто делает эти расписки, которые прямо называет «абсолютно непотребным делом». При этом, по его словам, никакого Игоря Копылова он не знает (см. комментарий Лобко).

Как утверждали источники «Города 812» еще в начале лета, политтехнологом у Георгия Полтавченко должен был стать калининградец Алексей Высоцкий, также известный по кампании Андрея Воробьева. Сам он, впрочем, категорично заявил «Городу 812», что никакого отношения к нашим выборам не имеет и не имел (см. комментарий Высоцкого).

Источники, однако, продолжают настаивать, что Высоцкий все-таки был в Петербурге, то ли только вел переговоры, которые закончились неудачей, то ли даже приступил к работе, но с месяц назад из кампании ушел. Одни объясняют это якобы имевшим место конфликтом, другие – снятием с выборов Оксаны Дмитриевой. По их словам, когда была угроза Дмитриевой, Смольный собирался формировать полноценную  политтехнологическую команду. А когда угрозу сняли, нужда в такой команде исчезла.

Существует (впрочем, не пользующаяся популярностью) версия, что на самом деле возникла путаница: приехавшего из Москвы Копылова  именовали «человеком от Воробьева», и некоторые подумали, что речь идет о Высоцком, который был в кампании губернатора Московской области главным технологом.

Как бы то ни было, источники сходятся на том, что сейчас на Смольный работает именно Игорь Копылов. И, как нетрудно заметить, между ним и штабом Виктора Лобко отношения, мягко говоря, не самые хорошие.

«Сколько всяких политтехнологов в городе работает – один бог знает»

Виктор Лобко, глава избирательного штаба Георгия Полтавченко

– Вы видели анкеты с голосованием за Полтавченко?
– Да. Я на заседании штаба прямо сказал, что это – абсолютно непотребное дело. Не знаю, кто и зачем их делает и какую цель преследует. У нас один штаб, никаких других штабов нет. Если какие-то дураки чем-то занимаются – это их проблемы. Мы к этим анкетам не имеем никакого отношения.

– Вы знаете человека по имени Игорь Копылов?
– Нет.

– А Алексея Высоцкого?
– Нет. Мы опубликовали полный список состава штаба, его лично согласовал губернатор. А сколько всяких политтехнологов в городе работает – один бог знает.

– Глав районов обязали заполнять такие анкеты?
– Не знаю. Мне сказали, что в одном муниципальном совете людям такие анкеты раздают, в другом. И я вслух сказал: штаб к этому никакого отношения не имеет. А искать тех, кто это делает, не наша задача. На то есть специальные органы.

– Из всех печатных СМИ вы будете размещать свою предвыборную агитацию только в газете «Из рук в руки»?
– Да. Хотя, например, тот же «Петербургский дневник» активно печатает материалы, освещающие «Стратегию-2030», на основе которой, как заявил наш кандидат, он строит свою предвыборную программу.

– А наружная реклама будет?
С понедельника (18 августа. – А.М.) начали расклеивать на билбордах плакаты с портретами кандидата. Впрочем, мы на штабе пришли к выводу, что особенно увлекаться  портретами не стоит, наш кандидат – человек известный. Акцент будет сделан на программах по реализации «Стратегии-2030». По телевизору ролики уже идут по двум каналам – ВГТРК и «Санкт-Петербург», поскольку только они заявили о  своем участии в избирательной кампании. Я видел – очень симпатичные. Теледебаты начнутся в первых числах сентября.

«Никаких особых характеристик петербургский электорат не имеет»

Алексей Высоцкий, политтехнолог

– Вы имеете отношение к нынешним выборам Георгия Полтавченко?
– Нет. Совершенно искренне могу сказать, что я не собирался участвовать в этих выборах и со мной никто этого не обсуждал. Понятия не имею, откуда появилась информация, будто бы я работаю в его штабе. Мой последний опыт работы в Петербурге, если не ошибаюсь, относится к 2004 году.

– А политтехнолога Игоря Копылова вы знаете?
– Да.

– Он работает на Смольный?
– Мы не друзья, просто знакомы. С кем он сейчас работает, я не знаю.

– Говорят, по его инициативе Смольный собирает подписи избирателей, что они обязуются голосовать за Полтавченко.
– Я читал об этом в Интернете. У страха глаза велики. Там, помимо прочего, писалось, что на кампании Воробьева (выборы губернатора Московской области Андрея Воробьева в прошлом году. – А.М.) мы переписали таким образом 1,5 миллиона человек. Хотя на самом деле на сайте его сторонников зарегистрировалось чуть больше чем 200 тысяч. Копылов тоже работал на этих выборах, занимался партийными и мобилизационными проектами. С моей точки зрения, эти вопросы отработал качественно. Он слишком опытный технолог, чтобы заниматься таким прямым давлением, как про него написали. То, что пишут в Интернете, надо поделить на 20 или 30.

– То есть вы с такой технологией как сбор договоров никогда не сталкивались?
– Сейчас на выборах избирателя мало сагитировать. При нашей явке, которая редко превышает 50%, а иногда не доходит и до 30%, выигрывает не тот, кто лучше всех агитировал, а тот, кто лучше всех отмобилизовал своих сторонников в день голосования, смотивировал их прийти на участки. Технологии мобилизации известны: есть сбор подписей, сбор договоров, есть различные формы регистрации в качестве сторонников. Тут вопрос управляемости базы тех, с кем ты работаешь, кто готов за тебя голосовать. Но технологии прямого давления, когда человек чуть ли не детьми своими подписывается, что он проголосует, не используются уже лет 10. Они неэффективны. Зачем Копылову этим заниматься? Может быть, это издержки работы руководителей низшего звена, таких как директора социальных учреждений. Им ставят задачу агитации и разъяснения, а они понимают это как задачу всех построить. Всякий раз, когда такое происходило, мы, работая на «Единую Россию», получали контрголосование.

– А что такое партийные проекты?
– У «Единой России» есть масса разнообразных отраслевых и средовых проектов, которые актуализируются перед выборами, вроде «народных контролей» или программы «1+10».

– Что такое «1+10»?
– Это открытая и абсолютно не секретная программа, по которой член «Единой России» берет на себя обязательство сагитировать и привести на выборы 10 сторонников.

– По собственной  инициативе берет?
– Задача ставится перед всеми членами партии и исполняется в порядке партийной дисциплины.

– А как проверяют, привел или нет?
– Контроля в виде фотографий бюллетеней, о котором любят писать, конечно, нет. Все зависит от добросовестности. Кроме того, обычно эта программа проходит через базу данных, чтобы не получалось, что одни и те же люди приглашены разными членами партии.

– Вы ведь в 2003 году на Анну Маркову, которая конкурировала на выборах губернатора СПб с Валентиной Матвиенко, работали?
– Да.

– Вы можете сравнить ту кампанию с нынешней?
– Несравнимые времена, несравнима поддержка власти. Конечно, она очень непохожа на те «референдумные» кампании, которые идут во многих регионах России, в том числе и у вас.

– В Петербурге любят считать, что электорат здесь более демократичен. Помешает ли это Георгию Полтавченко?
– Я много езжу по регионам России и в каждом слышу: «Наш регион – самый протестный». С точки зрения социологии никаких особых характеристик петербургский электорат не имеет. Да, у интеллигенции есть своя специфика, но с точки зрения обычного человека, живущего в спальном районе, который и представляет собой основного избирателя, – все то же, что и в других регионах.            

Антон МУХИН











Lentainform