16+

«Дети, выросшие в эпоху крымского воссоединения, так и будут думать, что укрофашизм существовал»

09/09/2014

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Самым интересным в Интернете на минувшей неделе оказались фейки. «Украинские хакеры взломали огромный светодиодный экран в центре культурной столицы РФ и запустили на нем антивоенную агитацию», – сообщили в среду украинские порталы со ссылкой на телеканал ТСН.


       На YouTube появилось видео: Лиговка, видеорегистратор, рекламный щит, короткий фильм про войну, основной момент – желтое поле под синим небом с просьбой «Украина, прости нас!».

На самом деле роликов было два: на одном из них строчки на экране появлялись одновременно, а на другом – выплывали одна за другой. И уже из одного этого следовало, что украинские видеохудожники сначала сделали красивый фейк, а потом улучшили его. Молодцы. Популярный паблик «Лентач», распространивший все это дело в Рунете, написал слезное извинение, чем как бы закрыл тему.

Источником второго громкого фейка был украинский портал «Обозреватель», сообщивший о новой акции петербургского акциониста Петра Павленского, который якобы повесился на Красной площади в знак протеста против действий президента России на Украине. Фотографий не было. Из чего любой, кто хоть что-то знает о современном искусстве, заключал, что не было и акции. Потому что акция без документации – что водка без пива. Да и к тому же придумать сооружение виселицы на Красной площади может только человек, ни разу не побывавший там в последние лет десять. Это ж не Майдан, где катапульты строили. Сам Петр Павленский написал в фб: «Новость отличная. Но я, если что, не повесился». Чем как бы закрыл тему.

На самом же деле тема от закрытия далека как никогда. Концентрация фейков подобного рода заставляет задуматься об эмоции, которая движет их создателями. Очевидно, это нежелание верить, что россиянам в лучшем случае глубоко наплевать на то, что делает на Украине лишенная знаков отличия российская армия, а в худшем они действия этой армии поддерживают.

Украинские фейкмейкеры создают картинки, которые они жаждут видеть в новостях. Потому что самое страшное для них – это даже не погибшие мирные жители, добровольцы и военнослужащие, не разрушенные ни за что ни про что города и поселки, а ложь, ставшая правдой.

Думая о жертвах, невыносимее всего думать, что они не просто были напрасными, а что о них даже никто не узнает. Что после всего этого побоища в сознании россиян так и останутся мифические «бандеровцы», от которых доблестная российская армия защищала благодарное русскоязычное население Донбасса.

Примо Леви начинает свои воспоминания об Освенциме с кошмара каждого узника: как бы ни закончилась война, для заключенных лагерей уничтожения она уже проиграна, потому что мир никогда не узнает, что эти лагеря были, а даже если миру о них расскажут, мир ни за что не поверит, что такое возможно. А свидетельствовать будет некому.

Нынешний кошмар украинцев – в посте Ивана Семесюка: «Россияне, в основном, так никогда и не узнают, что Россия напала на Украину. И никогда не покаются, само собой. Во-первых, они в это не поверят… В основной своей массе они там уверены, что Россия вообще никогда ни на кого не нападала… Становый хребет низовой русской культуры – ложь себе о себе. Становый хребет высокой русской культуры – изобличение этой лжи. В сухом остатке – ложь как скелет культурного процесса».

Но если украинцу – после такой констатации – остается хотя бы потребность выжить, чтобы свидетельствовать, то россиянам не остается ничего. Дети, выросшие в эпоху крымского воссоединения, так и будут всю жизнь думать, что укрофашизм на самом деле существовал. И наше будущее так и останется нашим прошлым.           

ранее:

«Что нужно было делать жене убитого псковского десантника, чтобы не врать, что ее муж жив»
«Политика в России окончательно превратилась в стихию...»
«Отказ от иностранной еды и демонстративная помощью «народу Донбасса» напоминает действия немого Герасима»
«Что бывает, когда люди решили, что политика их не касается»
Почему кремлевский чиновник Кожин выбрал жену, которая поет: «Я персона VIP-VIP, / У меня есть джип-джип»











Lentainform