18+

«Как только граффити становится официальным, оно превращается из искусства в элемент благоустройства»

09/09/2014

Идея позвать художников, выделить им стену и разрешить ее разукрасить вполне реализуема и, более того, широко используется в передовых странах. Опыт которых для нас является критерием истины. Но это будет именно разукрашивание стен — ни канализировать в мирное русло энергию художников-граффитистов, ни создать шедевры живописи таким образом не получится.

           Между красивой картиной в рамке и граффити есть небольшое отличие. Картину можно купить в лавке художника, выбирая из широкого ассортимента ту, которая будет хорошо сочетаться с обоями и гармонировать с обивкой кресла. Если позвать художника домой и попросить его нарисовать «Утро стрелецкой казни» в пол кухонной стены — будет настенная роспись, но не граффити. Украсить свой интерьер настоящим граффити можно, лишь пустив к себе в туалет уличных хулиганов.

Речь, конечно, не о какой-нибудь халтуре, которую вы и сами в состоянии нарисовать на кафельной стенке водостойким маркером, а о настоящем искусстве. Таком, которое останавливает на себе взгляд проходящих мимо, расходится по интернету тысячами любительских фотографий и в конец концов становится иллюстрациями в умных исследованиях с большим количеством слов «дискурс», «субкультура» и «идентичность».

Это искусство, выросшее из меток (тэгов), которыми американские уличные банды метили свою территорию, а отдельные неблагополучные подростки — пытались вписать себя в историю, так и осталось искусством уличных хулиганов. Оно появляется там, где для него есть место — на заброшенных домах, полуразвалившихся хозпостройках и многокилометровых заборах промзон. Там, где у него больше шансов уцелеть и не быть закрашенным. А у художников — не попасться в руки полицейским. Оно может быть политическим, социальным, фанатским, в большинстве случаев — просто красивым тэгом. Но это всегда будет искусством хулиганов, которые сами выбирают, где и что им рисовать.

Как только граффити становится официальным, с выделением мест и согласованием тематики, оно превращается из искусства в элемент благоустройства. Как большинство современных городских памятников, которые являются развитием идеи садовых гномов. «Вот здесь у нас детская площадка. Нарисуйте-ка сверху что-нибудь соответствующее, в категории «0+». Солнышко, зайчиков. Ну, сами сообразите». Если такие работы и имеют шанс  быть где-нибудь напечатанными — то исключительно в годовом отчете районной администрации о проведенных работах по ремонту дворов.

Впрочем, они по сути элементами благоустройства и являются. Много хуже, когда с помощью граффити пытаются украсить слишком, видимо, скучные, по мнению чиновников, брандмауэры. Например, явно топографическое граффити на углу Чкаловского и Пионерской, рядом с училищем Можайского: тут вам и портреты обоих героев, и за компанию Королев с Гагариным, и карта полета, и самолет с ракетой. В общем, настоящее наглядное пособие для воспитания юного гражданина и патриота.

Можно пересмотреть сотни неплохих городских пейзажей с брандмауэрами. Одни будут с тенями деревьев на монотонной бледно-желтой поверхности, другие – с одиноко горящим под самой крышей окном, третьи — с депрессивно обваливающейся штукатуркой. Среди них не будет ни одного с «официальным» граффити. Потому, что они не вдохновляют.              

ранее:

«Хочешь срывать портреты Путина и выкидывать их в помойку – не надо экономить на зарплатах»
Будет ли губернатор Полтавченко переизбираться в этом году?
«Пример Украины должен стимулировать Путина к решительным мерам. Например, к отставке Медведева...»
«Православие становится основной национальной идеологией, но не потому, что так придумали в Кремле»
«У Лопухинского сада своя собственная прелесть, которая исчезнет через год и никогда не вернется»