16+

Мечты музейщиков о новых экспонатах: замороженный человек и имперская корона

17/09/2014

Мечты музейщиков о новых экспонатах: замороженный человек и имперская корона

Вроде в музеях так много чего есть, что приходится большую часть накопленного держать в хранилищах, но музейщики все равно мечтают о новых экспонатах. Причем порой их мечты могут показаться очень даже необычными.


         Александр ШОЛОХОВ, директор, Музей-заповедник Михаила Шолохова:
– О рукописи романа «Они сражались за родину»… Михаил Александрович Шолохов, мой дед, очень небрежно относился к своим рукописям, и многие из них затерялись. Эта рукопись пропала в Москве в конце 50-х, и мы ищем ее по всем московским редакциям.

Ирина АНТОНОВА, президент, ГМИИ им. Пушкина:
– Это картина Вермеера «Офицер и смеющаяся девушка». Я увидела ее в Нью-Йорке в галерее Фрика и от восторга чуть не расплакалась. На ней офицер договаривается с девушкой... Как бы мне хотелось представить этого Вермеера в нашем музее на выставке одной картины! Но – увы – галерея даже на время с ней не расстанется.

Павел ФИЛИН, замдиректора музея «Ледокол «Красин»:
– Ледокол «Красин» был построен в Англии в городе Ньюкасле в 1917 году. Документов, чертежей по его строительству сохранилось крайне мало, но в одном из университетов Ньюкасла стоит его модель – примерно 1:100. Ее бы в наш музей к столетию ледокола!

Ота ЕСИХИРО, президент японской выставочной  компании «Nature‘s  Network»:
– Мы мечтаем о замороженном человеке. Мы уже откопали в Якутии в зоне вечной мерзлоты первого замороженного мамонтенка в возрасте 7-8 лет и показали его в Японии на ЭКСПО-2005, а теперь мечтаем первыми откопать замороженного первобытного человека и представить их на выставке вдвоем под названием «Охотник на мамонтов».

Юрий ИВАНОВ, волонтер Эрмитажа:
– Вот бы в Эрмитаж вернулась корона Российской империи! Ведь раньше она хранилась в Зимнем дворце, была изготовлена по заказу Екатерины II и сияла у нее на голове во время коронации во дворце, а теперь почему-то находится в Москве в Алмазном фонде Кремля.

Людмила НАРБЕКОВА, директор, Мордовский музей изобр. искусств им. С. Эрьзи:
– Мечтаем пополнить наше собрание картиной уроженца Мордовии, художника XIX века Ивана Макарова «Портрет детей князя Барятинского». Она находится в Петербурге в одной из частных галерей. Минкультуры обещало выкупить ее у галереи и передать нам.

Анджули ГРЭНТЭМ, куратор Музея Баранова, Аляска:
– О шубе из выдры, которая была на Баранове, когда он и его товарищи приплыли в XVIII веке из России на Аляску и поработили  алеутов. А самовары у нас в музее есть.

Александр НОСКОВ, председатель группы компаний «Раритет» – производителя музейного оборудования:
– Моя мечта – обогатить военный музей голубятней времен Первой мировой войны… В то время связь между ротами солдат осуществлялась с помощью почтовых голубей, во время походов птицы сидели в клетках, клетки везли в фургончиках. Из всех таких передвижных голубятен в мире осталось всего две. Ту, что пока неизвестно где, и хотелось бы заиметь. 

Валерий КЛИМЕНТЬЕВ, директор, Гос. Бородинский военно-исторический музей – заповедник:
– Есть мечта и надежда выйти на икону Ченстоховской Божией Матери, которую в 1813 году подарили в Польше Кутузову поляки в знак благодарности за то, что русские солдаты защитили их Ченстоховскую крепость от французов.

Вячеслав КЛИМЕНКОВ, замдиректора по науке, Музей космонавтики в Москве:
– Моя мечта – новый космический корабль «Русь», который, согласно программе Путина, готовят сегодня к запускам на Луну и на Марс. После полетов место «Руси» – в нашем музее. Корабль поместится – у нас подвальное помещение высотой в 4 этажа.

Евгений МАЛИНИН, консультант по аудиовизуальным музейным технологиям:
– Мечтаю о Плащанице. Которая пока в Турине… Хотя, скорее всего, это фейк…            

Подготовила Эмилия КУНДЫШЕВА











Lentainform