16+

Народ виноват или народ не виноват? Вот в чем вопрос

23/09/2014

Народ виноват или народ не виноват? Вот в чем вопрос

В Сети на минувшей неделе в очередной раз наступил Серебряный век. Два русских интеллигента-эмигранта вели спор о «русском народе». Один из них – Владимир Федорин, московский журналист, работавший в российском «Форбсе» и в 2010 году переехавший в Киев, чтобы возглавить «Форбс» украинский. Другой – Олег Кашин, московский журналист, которому в 2010 году в Москве проломили голову и который впоследствии уехал в Швейцарию, чтобы писать, но уже оттуда.


          Владимир Федорин опубликовал на сайте inliberty письмо другу, в котором рассказывает, как живется в Киеве. Начинается текст с «дара всемирной отзывчивости», которым будто бы наделен адресат Федорина, с благостных рассуждений о дореволюционном Киеве, описания дома (югендштиль), в котором жила Анна Ахматова (идиллия!), пока не грянули революция и гражданская война (жуть).

И вот сейчас эта жуть снова наступает, и опять с востока, Федорину страшно отправлять свою дочь (возраста киевской Ахматовой) в Москву, он с ужасом думает о возможном появлении танков в городе и как бы походя замечает: «Такого крушения мира еще не было на памяти нашего поколения. Наша с вами Россия, захваченная выходцами из преступной организации – КГБ, предстала вдруг во всей своей нечеловеческой красе. Не в первый раз, конечно, но – не дай бог один раз увидеть. И дело даже не в том, что страна наша с матом и русским авось поперла на Запад, учинив для разминки proxy war с «братским» народом. Просто на месте того, что раньше казалось вполне нормальными лицами, проступили хари, рыла и морды народа-богоносца по фасону 1917-го.

Внезапное превращение россиян в агрессивных и кровожадных скотов – пожалуй, самое большое мое потрясение во всей этой истории».

«Хари, рыла и морды» страшно возмутили Кашина, и тот написал открытый ответ «самому выдающемуся и самому умному из московских политэкономических журналистов второй половины нулевых» (так он характеризует своего адресата). Ответ неприятный: «В условиях, когда власть никак не зависит от общества, от избирателей, от налогоплательщиков, на власть ложится ответственность за все, и за общественные настроения тоже. Так называемое общественное мнение в России навязывается сверху, через пропаганду, через силовой аппарат. Телевидение сказало обществу: «Общество, ты придерживаешься традиционных ценностей, ты агрессивно, гомофобно и антизападно». У общества при этом заткнут рот, оно не в состоянии ни согласиться, ни поспорить. Не свинство ли в такой ситуации обвинять общество в том, что у него такое мнение? По-моему, свинство».

Классический случай «оба правы», скажете вы. Действительно же «хари, рыла и морды» – откроешь Твиттер и приходишь в ужас. Но правда и то, что большая часть этих рыл и морд пишут все это в Твиттер в соответствии с темниками за долю малую. Общество и впрямь агрессивно и гомофобно, но правда и то, что в текущих условиях трудно быть дружелюбным и толерантным.

И все же вчитайтесь еще раз в киевское письмо про хари и рыла. Эти персонажи ведь появились там не сами по себе, а после пространной экспозиции, составленной из самых пошлых клише о «русской культуре». Сначала вместе с Федориным в Киев пришли Пушкин, Достоевский и Бердяев, упакованные в «дар всемирной отзывчивости», затем туда заселилась Ахматова – и только потом мирное течение русской жизни в украинской столице нарушили хари, рыла и морды. Причем так внезапно, что страдающий от их появления автор так и не заметил, что это части одного целого, одна без другой не бывает. Там, где есть идиллия «высокой русской культуры», должны быть и ужасы русского низа. Если начинаешь разговор с югендштиля и хрупкой юной Ахматовой, то обязательно кончишь его катастрофой «по фасону 1917-го». А реальность, как это водится у рассуждающих про народ русских интеллигентов, опять пролетит мимо.

Прав Кашин, по отношению к наличному обществу это свинство. А по отношению к мысли – скотство. «Скотос» по-гречески значит «темный», не видящий истины.              


ранее:

До сих пор не могу поверить, что Гиркин – не вымысел
«Дети, выросшие в эпоху крымского воссоединения, так и будут думать, что укрофашизм существовал»«Что нужно было делать жене убитого псковского десантника, чтобы не врать, что ее муж жив»
«Политика в России окончательно превратилась в стихию...»
«Отказ от иностранной еды и демонстративная помощью «народу Донбасса» напоминает действия немого Герасима»











Lentainform