16+

«Протрезвление после рыночной эйфории затянулось, но все-таки происходит»

01/10/2014

«Протрезвление после рыночной эйфории затянулось, но все-таки происходит»

Институт экономики Уральского отделения РАН – единственный институт в России, который занимается определением долевого участия технологических укладов в экономике российских регионов. С руководителем этого института академиком РАН Александром ТАТАРКИНЫМ о региональном аспекте промышленной политики беседует директор Института нового индустриального развития Сергей БОДРУНОВ.


         Бодрунов. Вряд ли кто-то знает, что сегодня происходит в промышленности Уральского региона, больше, чем вы. Расскажите.

Татаркин. Промышленности Урала и Северо-Запада во многом схожи. Известно, что во  время войны многие предприятия из Ленинграда переехали в Екатеринбург. Скажем, наш оптико-механический завод – это, по существу, росток ЛОМО. Не случайно докторскую я защищал в Ленинграде, сравнивал в ней уральские предприятия и с ленинградскими, и с московскими. В 1989-91годах область работала в порядке эксперимента: для нас были установлены стабильные нормативы на 5 лет, а сверхнормативные доходы, которые область зарабатывала в основном промышленностью, можно было использовать для реконструкции и модернизации действующих производств. К сожалению, немногое удалось сделать, но тем не менее  кое-что удалось на Алапаевском металлургическом заводе, кое-что – на Тагильском. И мне кажется, что ростки этих экспериментов нам надо сегодня активнее применять.

Что касается отношения к промышленности, я уверен, что нужна промышленная политика. Как бы мы ни уповали на рынок, все-таки государство должно определять специализацию применительно к тем или иным регионам. Сегодня в России 85 регионов, каждый по-своему болен – и промышленно, и аграрно. Конечно,  учитывать эти особенности надо, но общая позиция федерального руководства должна доноситься в регионы через промышленную политику. Это должен быть рамочный закон, общие правила поведения, общее правовое поле для промышленного развития, а каждый субъект на основе этого ФЗ принимает уже свой закон. 

Бодрунов. Я вас абсолютно поддержу. И напомню, что мы в Петербурге уже в 2009 году работали не только над антикризисным планом, но и над законом о промышленной политике. Несмотря на отсутствие ФЗ, несмотря на отсутствие федеральных четких установок, мы понимали, что необходим такой закон, без него просто ничего нельзя сделать. И мне кажется, то, что сейчас федеральное правительство инициировало такой закон, это большая работа институтов – таких, как ваш институт, Институт экономики РАН…

Татаркин. И новосибирский институт.

Бодрунов. В 90-е годы сам термин  «промышленная политика» был почти ругательным. Считалось, что рынок все расставит на свои места сам.

Татаркин. Даже классики рыночной экономики говорили, что рынок далеко не все может. Тем более в такой огромной по территории стране. Поэтому промышленная политика – это необходимость для нас. Второй шаг – мы должны строго следовать Конституции. Россия – федеративное государство, у каждого субъекта своя структура, своя логика развития. И наверное, нельзя одним «одеялом» укрыть все эти 85 регионов. Каждый должен самостоятельно, используя инициативу, предприимчивость, настрой, традиции и т.д. развивать свою собственную промышленность. Мы в основном кооперировали области Уральского региона для поддержания  прежде всего оборонных предприятий. Ведь у нас в области, я с гордостью об этом говорю, только одно оборонное предприятие было доведено до банкротства, остальные при поддержке маленькой, скудной, но через кооперацию друг с другом все-таки выжили в эти 90-е годы, они сегодня стабильно работают.

Другая проблема, на которой я хотел бы остановиться, это, конечно, реиндустриализация. Новая индустриализация. Мы должны понимать, что промышленный этап, индустриальный этап мы прошли. Сегодня нужны новые технологии, новые уклады.

Бодрунов. Здесь очень важно понимать, какова в каждом регионе доля того или иного уклада. Не бывает так, чтобы в одном укладе находились все. Наверное, вы единственный институт в стране, который занимается определением долевого участия укладов в экономике того или иного региона. Эти выкладки могут стать ориентиром для тех, кто формирует стратегические планы, программы развития регионов, развития страны.

Татаркин. Мы впервые стали оценивать нашу промышленность с точки зрения укладов. И честно говоря, если в 1980-е – в начале 1990-х у нас были элементы даже второго уклада, особенно в металлургии, то сегодня второго уклада в промышленности среднего Урала на 100% нет. В Челябинске тоже нет. Магнитка, я считаю, работает в большей степени по пятому, чем даже по четвертому укладу.

Сегодня в мире уже некоторые в шестом укладе работают. По 5% имеет Германия и Япония. У нас ниже 1%, но все-таки формирование шестого уклада идет. А вот третий уклад по Свердловской области занимает 30,3%. Хотя в конце 90-х – начале 2000-х его было 50%.  Четвертый уклад (это самый такой определяющий уклад) сегодня занимает 50,6%. А пятый с элементами шестого – 14,2%.

Мы взяли два показателя для оценки укладов, насколько они эффективны или не эффективны. Я специально обращаю внимание на  один из  показателей – насколько активно используются инновации: в третьем укладе – 2,4%, в четвертом – 27,2%,  а в пятом-шестом – 70,4%. Динамика ясна, однако в части производительности труда, в особенности – высвобождения рабочей силы, пятый уклад должен внедряться постепенно. Резко увеличивать безработицу для среднего Урала – это очень опасно, впрочем,  так же как и для многих других регионов: социальная нагрузка на бюджеты и региональные и федеральные сразу возрастет.

Бодрунов. Безусловно, переход от одного уклада к другому должен быть постепенным, в том числе и из-за необходимости сохранения рабочих мест, покупательной способности населения.

Татаркин. И поддержания социальной стабильности. Формирование пятого и шестого укладов связано еще с одной проблемой – это нехватка квалифицированных кадров для следующего уклада. У нас – по крайней мере, на базе Уральской горно-металлургической компании, на базе Уральского первого новотрубного завода и других предприятий – стали создавать специальные институты, университеты по подготовке кадров для пятого-шестого укладов.

Мне кажется, вот эта проблема наиболее острая, с каждым годом она набирает все более новые и новые обороты. Мне кажется, она должна решаться на государственном уровне через промышленную политику

Бодрунов. Совершенно с вами согласен. В Петербурге такого рода объединительные процессы  тоже происходят, и идут, как вы правильно говорите, снизу. Не под давлением федеральных властей или каких-то федеральных установок…

Татаркин. Самое поразительное – это индивидуальные программы. Теория с «забеганием»  вперед. Остальное – это практика, освоение новых технологий, учеба на новейшем оборудовании.
Бодрунов. Такие движения на уровне крупнейших компаний, на уровне научного и учебного сообщества происходят. Тем не менее, я считаю, что это должно быть одним из приоритетов нашей промышленной политики теперь уже на федеральном уровне. Мне кажется, что предприятиям, которые занимаются такого рода подготовкой и экономят на этом государственные бюджетные ресурсы, необходимо давать соответствующие льготы, преференции.

Еще один вопрос, Александр Иванович. Многие петербургские предприятия сейчас поставлены внешней ситуацией в условия, которые называются «срочное освоение продукции наших бывших партнеров». Импортозамещение в промышленности – как это происходит на Урале?

Татаркин. Вообще, на Урале достаточно активно занимались импортозамещением. Иногда от нужды, особенно оборонные предприятия. Технологии и талантливые кадры, которые у нас есть, позволяли быстро перенастраиваться на близкую по технологии продукцию. Сегодня, конечно, несколько похуже. Но возможности, в принципе, есть. Например,  по мясу птицы, по некоторым другим продуктам питания Урал может обеспечить себя по крайней мере на 80%. Ведь надо навести порядок в цепочке от производителя, фермера до магазина и убрать лишние звенья.

Бодрунов. Действительно, деваться уже некуда, надо заниматься своей собственной промышленностью и сельским хозяйством.

Татаркин. Такое протрезвление после рыночной эйфории – оно долговато затягивается, но все-таки происходит.

Бодрунов. Нет, конечно, смысла производить все самим. Это не нужно, но основные стратегические товары, промышленную продукцию в разных направлениях мы должны уметь делать сами и иметь достаточное количество мобилизационных мощностей.             

Г.Н.

Телевизионный проект «Промышленный клуб» – цикл телевизионных передач, рассказывающих о деятельности промышленного сообщества России и Петербурга. Передачи цикла идут в эфире телеканала «Санкт-Петербург», вещание которого осуществляется на всей территории РФ через оператора спутникового телевидения «ТриколорТВ». «Промышленный клуб» выходит в эфир каждую пятницу в 17.30 (повтор в понедельник в 13.00). Также все передачи находятся в открытом доступе на сайте официального спонсора – Института нового индустриального развития – www.inir.ru











Lentainform