16+

«Поможем конкретному человеку - Аркадию Ротенбергу...»

09/10/2014

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Главным героем Сети на минувшей неделе был, безусловно, Аркадий Ротенберг. Из бизнесмена и друга Путина он превратился в олицетворение новой российской идеологии.


         В конце сентября в итальянских газетах написали об аресте принадлежащей Ротенбергу недвижимости – введенные США и ЕС санкции начали работать. Речь шла о квартире и трех виллах на Сардинии, а также отеле в Риме («Господи, зачем ему сразу три виллы?» – дружно простонала Сеть).

Этой темы хватило бы на полдня шуточек в духе «скоро вы будете штопать колготки», если бы на следующий день Сеть не узнала о стремительной реанимации в Госдуме прошлогоднего законопроекта, гарантирующего российским гражданам и компаниям, ставшим жертвами «неправосудных решений иностранных судов», компенсацию из госбюджета.

Говоря словами Георгия Албурова, «теперь виллы Ротенберга будут оплачиваться из бюджета дважды – при покупке и при компенсации». А уж когда правительство заявило о безоговорочном одобрении законопроекта и в Минэкономразвития намекнули на нецелесообразность дальнейших выплат материнского капитала, все всё поняли. Антон Семакин: «Весь материнский капитал выплатят матери Ротенберга – в награду за такого прекрасного сына» (на самом деле даже двух).

И здесь совершенно не важно, что закон именно Ротенбергам никак не поможет, потому что их собственность зарегистрирована на иностранные компании, – здесь важны открытость и бесстыдство, с которыми законопроект вносится на рассмотрение.

Никто ведь не сомневался, что компенсацию из бюджета Ротенбергам выплатят и без всякого закона, а если понадобится, даже подвезут на белых КамАЗах с замазанными номерами. Открыто обсуждающийся закон о компенсациях не самым бедным людям за счет самых бедных стал своего рода чертой, после которой даже дебил понял, что теперь от граждан требуется не просто молча мириться с повсеместным воровством, но и громко одобрять его.

И особо активные уже начали. Дмитрий Соколов-Митрич опубликовал на сайте Православие.ру колонку «В защиту жуликов и воров»: «Можете присвоить мне второе место на конкурсе дебилов, но я правда считаю, что союз жуликов, воров и вечно недооцененной у нас технической интеллигенции – это та сила, которая еще способна вытащить Россию из ямы, в которой мы оказались двадцать лет назад. Да, эти люди действуют медленно, коряво, постоянно норовят вылезти за пределы правового поля, но все-таки они действуют – и этим мне симпатичны».

Это, так сказать, искренний голос нового сознательного россиянина. Методы воздействия, которые будут применять к остальным, красочно описал Иван Давыдов: «У храма Христа-Карателя толчея. Нищих стада. Или не нищих. Теперь ведь непонятно, кто нищий, а кто так – жертва бесчеловечных санкций. Перед самым храмом – трибуна, и речи с нее говорят правильные.

А, вот старушка, все-таки нищая. Согнулась, бедная, в три погибели. Ладошку тянет: «Миленький, не себе прошу! Все, что сегодня соберем, – для Аркаши. Так и смотрящий от храма сказал, ну, энтот, который выручку дневную отбирает. Для Аркаши сегодня все, для касатика. Вон ведь как они его скрутили! Вот ведь кто бедствует! Мы-то что! Мы-то и потерпим! А он-то, соколик...» Старушка плачет. Даю ей десятирублевую монету».

И это только кажется стебом. Новая российская идеология, которую тщетно искали в 90-е, теперь, наконец, найдена. Ее сформулировал Путин: «Важно использовать все возможности, чтобы помочь конкретному человеку». Это не просто фраза про Ротенберга, это непререкаемый принцип нового национального мышления, в безошибочность и всесилие которого должно теперь искренне верить все благонадежное население страны – как раньше верило в неизбежное торжество коммунизма. Горизонты у госидеологии заметно сузились, это правда. Но характер остался прежний, тотальный.            

ранее:

Как стать моральным авторитетом в РФ

Народ виноват или народ не виноват? Вот в чем вопрос
До сих пор не могу поверить, что Гиркин – не вымысел
«Дети, выросшие в эпоху крымского воссоединения, так и будут думать, что укрофашизм существовал»
«Что нужно было делать жене убитого псковского десантника, чтобы не врать, что ее муж жив»











Lentainform