16+

Почему фигуристы уезжают из Петербурга в Москву

10/10/2014

Почему фигуристы уезжают из Петербурга в Москву

Из Петербурга в Москву перебираются фигуристы и тренеры. А отчетно-выборное собрание Федерации фигурного катания на коньках Петербурга, которое хотели провести еще в августе, но перенесли на 30 сентября, не состоится и на этой неделе. «Город 812» разбирался, что происходит.


          Только одна профессиональная пара (Юко Кавагути/Александр Смирнов) осталась у знаменитого тренера Тамары Москвиной. Работавший с ней раньше Максим Траньков отправился в Москву к  тренеру Нине Мозер и стал там олимпийским чемпионом в паре с Татьяной Волосожар. Фурор произвели в Сочи и покинувшие Петербург ради той же Мозер вчерашние юниоры Ксения Столбова/Федор Климов.

Явно остановились в росте и талантливые воспитанники другого знаменитого петербургского тренера – Алексея Мишина – Артур Гачинский и Елизавета Туктамышева (хотя тут есть мнение, что это просто Мишин  минувшей зимой был сосредоточен исключительно на возвращении на лед Евгения Плющенко).

За фигуристами потянулись из Петербурга и тренеры. Например, Олег Васильев. Смену места работы он объяснил до боли подробно: «Москва может предложить лучшие условия, финансовую помощь, организацию. Спортсменам есть где жить, есть транспорт, который возит их домой, если школа находится не рядом. Организовано все, чтобы спортсмены концентрировались только на том, чтобы кататься. Плюс – местные администрации помогают финансово: либо талонами на питание, либо просто деньгами. В Петербурге этого нет. Иногородним негде жить. Питерским, которые тратят на дорогу час-полтора, негде перекантоваться – нет комнат, где можно было бы отдохнуть между первой и второй тренировками, сделать уроки. Нужно не только желание тренеров, но и работа администрации города».

Не самым лестным образом отозвалась о состоянии дел в петербургском фигурном катании и Тамара Москвина. Дело было как раз в последнюю неделю перед выборами губернатора Петербурга. Знаменитый тренер молча агитировала по всему городу за Георгия Полтавченко с билбордов, а физически находилась в Москве, где и дала богатое на откровения интервью: «Удерживать лидирующие позиции и одновременно готовить смену довольно тяжело, хотя это единственно правильная схема развития фигурного катания как бизнеса. Реализовать такую схему в Петербурге оказалось невозможно. Все-таки наша питерская Федерация фигурного катания по московским меркам мелковата. Мало средств, мало специалистов, мало катков».

Когда прежние воспитанники Москвиной (Елена Валова/Олег Васильев, Наталья Мишкутенок/Артур Дмитриев, Елена Бережная/Антон Сихарулидзе) были успешны, выигрывали коммерческие старты и участвовали во всевозможных шоу, средства на раскрутку юных талантов имелись. Теперь у Москвиной только одна пара, да и та не попала на Олимпийские игры. По идее, из-за травмы партнера, но вряд ли Юко Кавагути с Александром Смирновым смогли бы там что-то выиграть. В любом случае, сегодня у Москвиной нет возможности снимать жилье для иногородних, выплачивать им стипендии и платить тренерам, которые будут заниматься с ними дополнительно, а значит, действовавший много лет конвейер по подготовке звезд фигурного катания остановился.

Что признает и сама Тамара Москвина: «Москва притягательнее для спортсменов и тренеров со всех позиций. Во-первых, все ближе: спортивное министерство, федерация. Во-вторых, много катков, много школ, да и спонсоров найти проще. В Москве вообще сейчас складывается центр фигурного катания, подобный Академии гольфа или тенниса в США. Если говорить о парном катании, это прежде всего школа Нины Мозер. Лично я искренне восхищаюсь тем, как она смогла успешно объединить финансовую, организационную и спортивную составляющие».

По идее, такой центр должен был появиться  в Петербурге. Мало того что город всегда считался столицей отечественного и европейского фигурного катания, так еще и существовало условное разделение по специализации с Москвой. У них – танцевальные пары и женское катание, у нас – мужчины-одиночки (Игорь Бобрин, Алексей Урманов, Алексей Ягудин, Евгений Плющенко) и многочисленные спортивные пары, начиная с Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова.

Примечательно, что уезжают петербургские фигуристы к приехавшей работать в Москву из Украины Нине Мозер. Сама она хоть и выросла в спортивной семье (мать фигуристка, отец чемпион СССР по теннису, дядя футболист минского «Динамо» и московского «Спартака»), больших успехов на льду не снискала, но как тренер заявила о себе сначала в работе с юниорами, а к пятидесяти годам и со состоявшимися фигуристами.

Мозер перебралась в Москву только потому, что переругалась с Федерацией фигурного катания Украины еще до начала последних событий. Сначала  Мозер привлекла к тренировкам фигуристов гимнастку Ирину Чащину, теперь пригласила тренера из Германии…

В Петербурге финансовые проблемы фигуристов прежде решались благодаря  президенту городской Федерации фигурного катания на коньках Олегу Нилову (раньше депутат ЗакСа, теперь Госдумы). Он инициировал создание Академии фигурного катания в Приморском районе и привозил к нам престижные соревнования с участием звезд первой величины. Со временем Нилова выбрали во Всероссийскую федерацию фигурного катания, что тоже помогало лоббировать интересы Петербурга. Но его продвижение по политическим коридорам на пользу петербургским фигуристам, похоже, не пошло. Избрание Нилова в  Госдуму отразилось на состоянии фигурного катания в городе.

И вот теперь городская Федерация фигурного катания должна решить, как и с кем во главе ей жить дальше. Но общее собрание опять перенесено. По данным «Города 812», очередная заминка связана с тем, что в федерации серьезные кадровые перестановки не до конца подготовлены, поиск средств на существование продолжается.

«Как уезжали, так и возвращаются...»

Олег Нилов, депутат Госдумы, вице-президент Федерации фигурного катания на коньках России, президент Федерации фигурного катания на коньках Петербурга

– Отчетно-выборное собрание Федерации фигурного катания на коньках Петербурга переносится уже несколько раз. В чем дело?
– Конференция будет. Нам есть, что доложить, о чем мечтать и к чему стремиться – тоже ясно, но вот средства на то, чтобы эти наши амбициозные планы можно было реализовать, пока не обнаружены. Для нас сейчас самый главный вопрос – финансовый, и все зависит от того, удастся ли нам найти спонсоров или привлечь небюджетные средства на нужды федерации. У нас ведь как-то за профессионалов идут футболисты и хоккеисты – на них денег не жалко. А про наш вид вспоминают только после побед на Олимпийских играх и восхищаются: вот это действительно спортсмены высшего уровня! А прошли крупные знаковые соревнования – фигуристы снова просто мастера спорта-любители. Подход в корне неправильный. Вот в Москве в последние годы все фигурное катание поставлено на профессиональные рельсы, и результат налицо. Финансовый аргумент при этом оказался решающим.

– Когда вы работали в Петербурге, финансировать федерацию было проще?
– Можно сказать, я справлялся. Наверное, не так как хотелось бы, всегда хочется большего, но я определенно справлялся. К тому же был предолимпийский период, домашние Игры в Сочи стали своего рода рычагом и дополнительным ресурсом. Активное участие Олимпийского комитета России и Минспорта РФ было очень кстати, благодаря им во многом финансовые проблемы решались. Теперь у них другие задачи, и это естественно, и на сегодняшний день я вижу, что все у нас не так хорошо, как должно быть. Без генерального спонсора, без надежного партнера или мецената, называйте как хотите, городской федерации трудно рассчитывать на дальнейшее развитие фигурного катания. Соответствующими поисками мы сейчас и заняты. Переговоры идут, и на конференции надо представить эти структуры, обговорить взаимные обязательства, дать гарантии, зафиксировать все это. Процесс подготовки к конференции пока не завершен, этим и вызвана задержка. Хотя, по идее, в плановом порядке конференция должна была пройти в 2015 году, и только сложившаяся ситуация вынудила нас объявить ее раньше. И раз уж мы ее объявили, то проведем перевыборы президиума и руководящих органов.

–  Вы в поисках того, кто мог бы вам помочь решить финансовый вопрос, или того, кто готов занять ваше место президента городской федерации?
– Это не корректный вопрос, не могу на него ответить.

– Как бы то ни было, наши фигуристы, да и тренеры тоже, уезжают работать в Москву…
– Как уезжали, так и возвращаются – Алена Леонова, например. И из других городов мы тоже спортсменов принимаем. Россия большая, в Питер всегда приезжали и будут приезжать. Это все-таки исторически более знаковое место для фигурного катания, чем Москва. Вспомним, что первый российский олимпийский чемпион-фигурист Панин-Коломенкин – из Петербурга. И условия у нас более подходящие для серьезной работы, чем в Москве, – поменьше соблазнов и всяких отвлекающих огней. Так что при создании должных условий – а тренеры (это, между прочим, главное в данном плане) у нас, слава богу, есть, – появятся и новые звезды.

– Кстати, про тренеров. Что со школой Тамары Москвиной и Алексея Мишина?
– В прошлом году как раз было принято соответствующее решение и сделаны необходимые в данном плане движения. Так что эта школа скоро откроется на базе «Юбилейного».

– Москвина тут жаловалась, что в Петербурге мало льда для фигуристов – только «Юбилейный» и Академия фигурного катания в Приморском районе.
– Были бы дополнительные возможности по приглашению тренеров и организации тренировочного процесса, можно было бы задействовать и другие площадки. За последние десять лет они появились, и лед в городе, поверьте, есть. А еще не так давно один тренировочный каток в «Юбилейном» да каточек в школе «Кристалл» с трехметровым потолком – было все, что имела федерация! А результаты тем не менее были. Теперь все не так страшно – хотя одну ногу вытащили, а вторую не успели. Время убежало, требования выросли, поменялись люди, поменялись жизненные условия и приоритеты. Это естественный процесс. Правда, рядом есть примеры из футбола и хоккея, куда уходят огромные средства. А ведь у нас совсем другие претензии, мы ни на что подобное, как «Зенит» или СКА, не претендуем. Расходы на одного игрока этих команд окупят все наши нужды, всей городской федерации.

– Город вам здесь помочь не в состоянии?
– Полагаться только на поддержку города, бюджета – невозможно. На развитие детского, юниорского фигурного катания средства есть, и этого вполне достаточно. Но нам ведь необходимы спортивные результаты, мы хотим олимпийских наград и медалей мировых первенств. Тогда и подход должен быть соответствующим.

– Московский тренер Нина Мозер пригласила в помощники немца Робина Шелковы. Вас это не пугает?
– Скрепя сердце, я еще готов согласиться с такой политикой, хотя хотелось бы, чтобы приезжали наставники в тех экзотических или новомодных видах спорта, где у нас нет своих специалистов. Так что в фигурном катании нам должно, конечно, и своих хватать. Но вот чего не хочу и не буду принимать категорически – это приглашения профессиональных спортсменов. Ни в футбол, ни в хоккей, ни еще куда-нибудь. Мне никто пока не смог объяснить, зачем это делается, и доказать, что это полезно для России. Уверен: все на самом деле наоборот. Эти легионеры занимают места российских талантливых спортсменов, которые не смогут раскрыться и уйдут из большого спорта. Покрутятся вокруг этого звездного иностранца и пойдут куда глаза глядят. Кроме того, за наши же деньги мы тренируем себе конкурентов.

Есть другая точка зрения на эту проблему, но я остаюсь при своем: тренеров принимаем, если есть такая необходимость, спортсменов – категорически нет. В конце концов, один такой легионер – это целая школа фигурного катания со всем необходимым для ее существования, начиная от зарплат тренеров до выезда на соревнования. Готов даже абстрагироваться от спорта. У нас проблемы в экономике, сельское хозяйство не хотят инвестировать, а сколько специалистов, которые могли бы наладить нам суперпроизводство, можно было бы пригласить на эти деньги, а мы везем спортсменов.

– ТВ с удовольствием показывает футбол и хоккей, оттеснив фигурное катание.
– Фигурное катание, между прочим, по оценкам экспертов, из зимних видов номер один по популярности, выше хоккея. А на государственных каналах фигуристов вы не увидите: шоу есть, а чемпионатов мира и Европы – нет. Телевизионные начальники говорят: мол, фигурное катание не рейтинговый вид. Это ложь!

– Может, надо какой-то закон принять, чтобы все виды спорта развивались равномерно?
– Я занимаюсь законами, которые необходимы российскому спорту. Первый законопроект уже внесен – о возвращении статуса педагога тренерам. При принятии закона об образовании одним росчерком пера тренеры перестали быть педагогами, а для педагогов как раз параллельно были приняты серьезные решения по обеспечению заработной платы не ниже средней по региону и вообще целый социальный пакет, который не распространяется на тренеров. Но разве тренер не педагог? Это же полный бред!

Кроме того, разработан закон, по которому спортивные федерации освобождались бы от уплаты налогов. Сейчас с них берут, как с любой коммерческой организации. Оставьте эти деньги в федерациях – им не придется искать спонсоров. Я предлагаю хотя бы федерации по олимпийским видам спорта если не освободить от налогов, то хотя бы минимизировать их, чтобы не пускать деньги по кругу. Получается, федерация получила деньги от спонсора или сама заработала за счет рекламы или коммерческой деятельности, а чуть ли не третью часть отдает в налоги! А потом идет с вытянутой рукой: «Дайте копеечку».               

Сергей ЛОПАТЕНОК





3D графика на заказ







Lentainform