16+

«Мы имеем склонность подражать тем, кого ненавидим»

23/10/2014

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Выяснилось, что Владимир Путин обиделся на Барака Обаму, который назвал его вторым по счету врагом после лихорадки Эбола (на третьем месте «Исламское государство Ирака и Леванта»). Это, конечно, очень обидно – если уж быть врагом, то первым.


         Вот Путин такого неуважения себе не позволяет. В нашей системе ценностей главный враг – это США, на втором месте ЕС, и только на третьем Украина. Что правильно. Потому что вопрос с определением главного врага крайне важен. Мы с этим долго экспериментировали, и часто выходило неудачно.

Скажем, одно время мы старались не делать из Америки окончательного врага, поскольку очень хотели вступить в ВТО, и Европу не делали врагом, потому что хотели безвизового режима. Оставалась чистая ерунда вроде Грузии и совсем нехаризматичной Молдовы. В результате объединения народа через нелюбовь не получалось.

Но наши руководители масштаб проблемы понимали и пытались найти для населения новые объекты нелюбви. Забавной попыткой было создание врага из Японии. По телевизорам рассказали про то, как нехорошие узкоглазые рыбаки вылавливают что-то крайне ценное из наших территориальных вод. Но быстро это дело свернули, потому что поняли, что ерунда все это, из Японии врага не получается. Слишком далеко зона рыбных боевых действий от большинства населения, да и морских ежей в европейской части страны никто за деликатес не считает.

К образу врага надо подходить очень вдумчиво. Настоящий враг не может быть маленьким и слабым. Потому что в реальной ненависти должна быть скрытая доля восхищения – мы имеем склонность подражать тем, кого ненавидим. Поэтому такой качественный враг получается из Америки – американцев можно и догонять и ненавидеть одновременно. Понятно поэтому, что Украина на роль настоящего врага абсолютно не тянет.

Для сильной нелюбви не нужны никакие законные претензии. Более того – законные претензии вредны. Для того чтобы сильно возненавидеть кого-нибудь, нет более верного средства, чем совершить по отношению к нему какую-нибудь очевидную несправедливость.

Еще неплохо, чтобы враг внешний каким-нибудь образом совпадал с врагом внутренним. В принципе, придумать некоторое количество парных врагов (внешних и внутренних) несложно. Например, Голландия и голубые. Или – Ватикан и католики. Или – Новая Гвинея и каннибалы.  Но каждая из этих пар имеет недостатки. Главный – врага надо не только ненавидеть. Надо, чтобы и враг ненавидел тебя. С этим, конечно, проблемы – ну кто поверит в ненависть к нам голландцев или папы римского. Слабая надежда была только на каннибалов из Новой Гвинеи, но их оказалось очень мало.

И тут опять очень удачно все выходит с Америкой – хотя собственно американцы на внутреннем рынке встречаются редко, зато у них в России все еще довольно много сторонников – т.н. западников.

Какой из всего этого можно сделать вывод? Хорошими врагами нельзя разбрасываться.

А Ницше еще говорил, что тот, кто живет борьбой с врагом, заинтересован в том, чтобы он сохранил жизнь. Поэтому США могут не волноваться. Им ничто не угрожает. Кроме лихорадки Эбола, конечно.              

ранее:

Что делает народ, когда нефть дешевеет
«Существует две версии, объясняющие поступки Путина в этом году»
Какой СССР можно сделать из России
Когда нас станет слишком много
Выборы у нас странные, а небольшой позитив все-таки есть











Lentainform