16+

Любой кризис - это больше психология: люди откладывают деньги, думая «а вдруг что-то будет хуже»

23/10/2014

Любой кризис - это больше психология: люди откладывают деньги, думая «а вдруг что-то будет хуже»

За первые 9 месяцев 2014 года индекс промышленного производства в Петербурге снизился на 8,3% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Это данные Петростата.


         О том, насколько статистика соответствует реальному положению дел, беседуют председатель Комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга Максим МЕЙКСИН и директор Института нового индустриального развития Сергей БОДРУНОВ.

Бодрунов
. По данным Петростата о состоянии промышленности за январь-июль 2014 года, индекс промышленного производства в Петербурге составил всего лишь 92,1% к аналогичному периоду 2013 года. Спад обрабатывающих производств – 8,2%, в частности, в производстве пищевых продуктов – 4,7%. Насколько верны эти цифры, а если верны, то чем это обусловлено?
Мейксин. Статистическую информацию можно по-разному воспринимать. К сожалению, статистика не всегда показывает объективную картину, и Петростат с 1 января этого года поменял корзину товаров, по которым считают индекс. И с декабря 2013-го по январь 2014-го, т.е. за 1 месяц, падение составило 11 с лишним процентов. Так не бывает!

Бодрунов. В кризис у нас 20% было, но за 6 месяцев.
Мейксин. А за месяц при отсутствии кризисных явлений падение на 11% – это говорит о том, что просто поменялась методика. Кроме этого, есть объективные причины, почему мы падаем.

Бодрунов. Все-таки падение есть?
Мейксин. Падение есть, но оно обусловлено государственной политикой. Если мы хотим быть здоровой нацией и проводим государственную политику в этой области, то естественным образом снижается и производство табака, алкоголя, пива. И как раз падение – эти три позиции...

Бодрунов. Это естественно. В Петербурге очень крупные предприятия такого профиля.
Мейксин. Еще одна позиция – это производство электричества и тепла. Так как энергоносители у нас производятся в режиме когенерации, т.е. одновременно и тепло и электричество, то весьма существенное падение было связано с теплой зимой.  Последние 2 месяца наметилась тенденция к падению в автопроме, но она уже больше связана с общими кризисными явлениями в экономике. При этом общее падение меньше 2%:  производство грузовиков выросло на 17%, а количество произведенных легковых автомобилей упало на 4%. То есть в целом ситуация достаточно стабильная.

Понимаете, любой кризис носит больше психологический характер. Люди, слыша о том, что где-то имеются кризисные явления, начинают зажимать потребительский спрос, на всякий случай откладывают деньги на «а вдруг что-то будет хуже». Идет так называемый отложенный спрос. Этот отложенный спрос отражается достаточно серьезно на производстве. В принципе, это происходило в 2008 году, когда кризиса у нас по сути не было, а за счет того, что СМИ достаточно активно говорили, что на Западе кризис, что банки лопаются, что скоро все это придет к нам, люди отложили спрос, зажались с точки зрения потребления, сидели и  ждали, «ну когда же он придет». А кризис не пришел. Сейчас картина очень похожая. Сейчас нет каких-то оснований для того, чтобы переживать. У нас, например, по целому ряду отраслей заказы у предприятий на 5-7 лет вперед, по некоторым предприятиям – на 8-9 лет, и уже понятны заказы и объемы. По оборонной промышленности мы в прошлом году на 40% увеличили  объем заказов, в этом году еще на 60%, а это сотни предприятий.

Бодрунов. Нынче оборонный заказ, в отличие от старых времен, оплачивается хорошо, стабильно, и неплохая зарплата у людей...
Мейксин. Сейчас средняя зарплата по многим предприятиям уже гораздо выше среднегородской, в некоторых случаях в разы. Когда сварщик на судостроительном предприятии 80-100 тысяч рублей и выше получает, можно выбирать профессиональных людей. Мы мониторим порядка 170-200 крупных, средних и малых промышленных предприятий, получаем еще  данные и от Петростата, и от промышленных предприятий напрямую. Так что знаем  объективную картину. Например, у нас численность работающих в промышленности не то что упала, она выросла. И мы приблизились к 350 тысячам человек.  Какой кризис? У нас показатели растут по численности – значит, предприятия развиваются.

Второй очень важный показатель. На 17,1% – это данные Петростата – выросло потребление электроэнергии на предприятиях.

Бодрунов. Сейчас экономят электроэнергию на предприятиях, потому что тарифы высокие. И если рост энергопотребления есть, значит, промышленная продукция производится интенсивно.
Мейксин. Третий крайне важный и совершенно объективный показатель:  объем отгруженной продукции предприятиями вырос на 9,2%, т.е. в чистом виде с учетом инфляции – на 3% с лишним.  А дальше у нас отдельно сам по себе живет индекс промышленного производства, Петростата, который показывает падение.

Есть еще объективные вещи. У многих предприятий очень длительные циклы производств – скажем, на Адмиралтейских верфях, где делают подводные лодки. В производстве турбин такая же ситуация, там турбину делают больше года. А статистика это не учитывает. Мы еще такой параметр выясняем, как индекс настроений в промышленности. Спрашиваем: как вы оцениваете ситуацию? И 70 с лишним процентов оценивают ее как стабильную, порядка 20% оценивают  как улучшающуюся и только небольшое количество оценивает как ухудшающуюся.

Бодрунов. А каким образом вы эту статистику собирали?
Мейксин. Мы ежемесячно проводим опросы предприятий. Есть стандартный набор вопросов и есть вопросы, актуальные на сегодняшний момент: например, влияние ВТО, влияние украинских событий, влияние санкций. Сейчас понятно, что последние несколько месяцев индекс настроений растет,  в том числе за счет усилий правительства СПб и губернатора по импортозамещению.

Бодрунов. Расскажите поподробнее.
Мейксин. На самом деле еще в прошлом году, когда не было всех этих событий и санкций, началась очень серьезная системная работа по обеспечению спроса на продукцию петербургских предприятий и решались вопросы, каким образом снять барьеры, которые мешают развитию. Просто сейчас появилась интенсивная возможность это продвигать более высокими темпами, но, так или иначе, это правильное направление. Как мы говорим, если б санкций не было, надо было бы их придумать.

Бодрунов. То есть если говорить о санкциях, то для нашей промышленности это в большей степени позитивно, чем негативно.
Мейксин. Они дали хороший импульс. Координация очень четкая началась, в том числе и с федеральным правительством.

Бодрунов. Наконец-то задумались.
Мейксин. И очень быстрая ответная реакция – это хороший режим, дай бог, чтобы он сохранился.

Бодрунов. Очень важно, что благодаря длительным усилиям разных групп специалистов – экономистов, научных сообществ – тезис о реиндустриализации как восстановлении роли промышленности, ориентированной на новый технологический уклад, влияет уже и на правительство России. Да, конкуренция нужна, но в то же время мы не должны отдавать свой рынок, не должны отдавать свои технологии. Многие западные страны  хорошо понимают, что нельзя давать вырываться вперед таким возможным интеллектуальным и промышленным лидерам будущего, как Россия. Для развитых стран существует проблема перенакопления капитала: технологии устаревают, а капитал не успевает «отбиваться». В России можно вкладывать средства в новый уклад, а не тратить их в развитие уже устаревших технологий. В Петербурге есть большой пласт предприятий, которые находятся в тренде нового экономического уклада. И когда мы говорим о развитии города, мы должны знать, куда же нам дальше двигаться.
Мейксин. Я согласен с вами абсолютно. С  первых дней создания Комитета по промышленной политике и инновациям мы сформулировали очень четкую позицию сохранения промышленного потенциала в СПб. И конечно, мы получили массовую критику, особенно от застройщиков, которые раньше скупали промышленные предприятия, на их месте строили жилье и под маркой перевода этих предприятий на окраину по сути их уничтожали. У  нас, наверное, более 300 крупных и серьезных предприятий просто не доехали до окраины. Например, у каждого ленинградца в детстве была тетрадка фабрики «Светоч». Под видом перевода ей выделили площадку в Стрельне, но она туда не доехала.

Бодрунов. Большинству предприятий были такого рода предложения, и даже было давление, в том числе и городских властей, 10-15 лет назад. Надо сказать спасибо директорам заводов, очень многие сопротивлялись.
Мейксин. А что в итоге произошло бы, если б мы всю промышленность вывезли на окраины? Представляете 350 тысяч человек, выезжающих утром на окраину, вечером возвращающихся в город, – такой транзит ни один город вынести не может, а это только работники, а плюс вся логистика, транспорт, доставка, перевозка. И сейчас, слава богу, эта позиция нашла четкое понимание и поддержана была и губернатором, и правительством. Это осознание того, что важно сохранять промышленный потенциал, площадки, на которых есть энергетика, есть необходимая инфраструктура. Наша задача помогать, развивать и самое главное – сохранять. Если предприятие хочет переехать или, допустим, оно по экологическим параметрам не подходит и мешает жителям жить, оно, конечно же, должно быть переведено, но на его месте должно разместиться экологически чистое сборочное предприятие.

Бодрунов. Чтобы не терять рабочие места в этом конкретном локальном участке.
Мейксин. Чтобы люди могли ходить на работу пешком, чтобы это было доступно.

Г.Н., фото torgrus.com

Телевизионный проект «Промышленный клуб» – цикл телевизионных передач, рассказывающих о деятельности промышленного сообщества России и Петербурга. Передачи цикла идут в эфире телеканала «Санкт-Петербург», вещание которого осуществляется на всей территории РФ через оператора спутникового телевидения «ТриколорТВ». «Промышленный клуб» выходит в эфир каждую пятницу в 17.30 (повтор в понедельник в 13.00). Также все передачи находятся в открытом доступе на сайте официального спонсора – Института нового индустриального развития www.inir.ru





3D графика на заказ







Lentainform