16+

Почему вредны лимиты на потребление электричества?

08/10/2014

Почему вредны лимиты на потребление электричества?

В Петербурге принята программа энергосбережения до 2020 года. На чем сегодня правильно экономить, а на чем – нет? – «Городу 812» рассказал завкафедрой Петербургского энергетического института повышения квалификации, почетный энергетик России Евгений КУЗНЕЦОВ.


    – Использование тепла сточных вод, грунта, бытовых отходов и других альтернативных источников энергии  заложено в городскую Программу энергосбережения. Насколько успешно все это реализуется?

– Для нашей страны сейчас вообще не актуально использование альтернативных источников энергии.  На это есть много причин.  Основная – дорого. Очень дорого.  Плюс большие сроки окупаемости затрат, связанных с их использованием, – 20-30 лет.  На Западе подобные проекты реализуются при мощной поддержке государства, но из-за  финансового кризиса  почти все они и там остановились. В Петербурге собирается много сточных вод, но энергетический потенциал этого ресурса невысокий. Чтобы его использовать, нужны специальные технология и оборудование – теплонасосные установки. Стоят они  дорого и в России практически не нашли  применения. В Швеции и еще в нескольких странах такие технологии используются. Получаемая при этом мощность незначительна по сравнению с мощностью атомных и других электростанций. 
Энергию солнца имеет смысл использовать, если в году не менее 300 ясных дней. В Петербурге – едва ли два месяца солнце светит. Но в индустриальных центрах, каким является Питер, использовать солнечную энергию проблематично по другой причине: панели быстро загрязняются, и их КПД падает  до нуля. А очистка стоит дорого.
Пищевые отходы и иловый осадок, остающийся после очистки сточных вод,  можно использовать для производства биогаза. Суть технологии в том, что органические отходы сбраживаются с помощью бактерий и в процессе брожения выделяется газ. Его можно использовать для производства тепла, например. Но энергетическая ценность биогаза низкая.

– Говорят, биогазом скоро будут заправлять автомобили?

– Нет, вряд ли.  Его теплота сгорания недостаточна. И объемы незначительные – не сопоставимы с потребностями транспорта.

На мой взгляд, это в принципе неправильная постановка вопроса  – говорить об энергосбережении в связи с использованием альтернативных источников энергии.    Потому что вопросы повышения энергоэффективности относятся к использованию не альтернативных источников, а тех, которые уже есть. То есть углеводородной энергетики, альтернативы которой я пока не вижу.

– Запасы углеводородов  скоро иссякнут! А что же потом  будет?

– Углеводородная энергетика просуществует еще лет 200-300. Никто не знает, сколько. А потом будет что-то другое, скорее всего – энергетика термоядерного синтеза. Она отличается от атомной тем, что атомная энергетика основана на делении ядра, а термоядерная – на слиянии ядер. Сейчас ведутся разработки в этой области. Но чтобы  добиться успеха, нам нужно удержать плазму при температуре 10 тысяч градусов и выше. Пока это не получается.  Термояд –  вопрос отдаленного будущего.

– Какие возобновленные источники энергии, на ваш взгляд, самые перспективные для Петербурга?

– Нева является самым мощным источником возобновляемых ресурсов в регионе. По мощности это седьмая река в Европе. Но  ее энергетический потенциал  никак не используется. Были предпроектные разработки строительства гидроэлектростанции по течению Невы выше Питера. Предполагалось возвести ГЭС одновременно с комплексом защитных сооружений (КЗС). Электростанция способствовала бы более гибкой системе регулирования стока Невы. И тем самым обеспечила бы более длительную защиту города от  наводнений.

– А разве дамба не справляется?

– Пока справляется. Но сток Невы очень мощный. Дамба держит воду в течение определенного времени – думаю, примерно в течение трех суток. Чтобы сделать более глубокое регулирование стока, можно было поставить гидроэлектростанцию. 

– Выполняется ли в городе принятая программа энергосбережения?

– Если коротко: она реализуется. В Петербурге, безусловно, имеется значительный потенциал энергосбережения в силу масштаба города.

– За счет чего? «Уходя, гасите свет»?

– Напрасно иронизируете! Этот лозунг в советское время давал минимум 10% экономии электроэнергии в стране. Миллиарды киловатт-часов! Но дело  не в этом. По моему убеждению, энергосбережение – это снижение энергоемкости регионального валового продукта. То есть затрат энергии на единицу выпускаемой продукции или оказываемых услуг. Существует два направления энергосбережения. Первое – реализация внутреннего потенциала энергосбережения, то есть, по сути, совершенствование уже имеющихся технологий, процессов, оборудования.  Второе направление связано с внедрением новых достижений научно-технического прогресса. Например, мощным рычагом энергосбережения в бытовой сфере  является утепление зданий. Это сокращает потребление ресурсов в два раза и увеличивает срок службы задания с 25 до 100 лет. Второе направление, связанное с внедрением новых достижений,  может дать большую экономию. Но его реализация требует и больших вложений.

– В некоторых регионах для населения вводят лимиты потребления электроэнергии. Это тоже энергосбережение?

– Наоборот! Любые ограничения не имеют никакого отношения к энергосбережению. Люди будут заниматься не сбережением, а будут  ограничивать себя, что ведет к ухудшению качества жизни.  Знаете ли вы, что потребление  электроэнергии, например, в домах  США или Германии в пять раз больше, чем в Питере?

Лимитирование любых видов топливно-энергетических ресурсов (ТЭР), рост цен на них сдерживают развитие экономики. В России примерно за три года цены на  ТЭР выросли в два раза! Такого нигде и никогда в мире не было.  В РАН подсчитали, что рост стоимости ТЭР на один процент уменьшает ВВП страны на 0,1 – 0,15% , что приводит к потере государством трех миллиардов долларов в год.  Цена на электроэнергию  для промышленности в России уже больше, чем в США, в полтора раза. Раньше  низкие цены на энергоресурсы, которые мы сами добываем, были нашим конкурентным преимуществом.  Теперь его нет. То есть мы сами своими руками – за счет того что перестали контролировать цены монополистов на ТЭР – гробим нашу экономику.

– Насколько, на ваш взгляд, сами потребители заинтересованы в экономии электроэнергии? Например, госучреждения, согласно программе, должны снизить  к 2014 году расходы на электричество на 15%.

– Рядовые потребители, безусловно, заинтересованы в экономии. Потому что стоимость энергоресурсов (тепла, электроэнергии) в коммунальных платежах уже составляет более 50%. И цены не останавливаются.  А госучреждения финансируются из бюджета. Если из казны выделят средства на реализацию мер энергосбережения – программа будет выполнена. Вообще, на мой взгляд, энергосбережение не является самоцелью – ни в промышленности, нигде. Это сопутствующая цель. Потому что для промышленности, например, главное – это выпуск продукции. То же самое касается всех отраслей.

Внедрение прорывных решений происходит достаточно медленно. О том, что будет в будущем, думают большие ученые. А нам сейчас, я считаю, нужно приводить в порядок и повышать эффективность того, что есть.           

фото gid-str.ru

Елена РОТКЕВИЧ











Lentainform