16+

«Медведица Варя прожила в клетке 35 лет. Теперь в ней фотографируются на фоне чучела и кусков мяса»

28/10/2014

АРТУР КИРЕЕВ

Наверно трудно себе представить, что-то более жестокое, чем зоопарк. С одной стороны, конечно, дети любят смотреть на животных. Да, что там дети, и взрослым бывает интересно с безумными глазами бегать вокруг клеток, тянуть руки к решеткам, кормить уток.


        35-летняя бурая медведица Варвара в Ленинградском зоопарке прожила долгую, даже очень долгую для медведя, а тем более — в неволе, жизнь. Родилась она в нашем зоопарке. И ушла — тоже. За это время сменилось ни одно поколение детей, а кто-то наверняка уже привел своих собственных детей показать своего любимого медведя. Сама Варвара произвела на свет 29 медвежат. И «отдала» их в руки  заботливых смотрителей. Где они теперь?! Тоже радуют чьи-то детские глаза. Слушают детский смех. Скучают. И спят.

В зоопарке, конечно, все расстроены. Будь то домашний питомец или выращенный на ферме любой смотритель привыкает к своему подопечному. А круг работников зоопарка всегда узок. Поэтому видеть как увядает тот, за кем ты смотришь десятки лет — всегда болезненно. Настолько, что, как рассказала мне помощник директора Ленинградского зоопарка по просветительной и научной работе Мария Соколовская, женщины, кормившие Варю, плакали все последние месяцы жизни медведицы. Старость ведь у всех одинаковая. И у человека, и у животного. Медленное угасание. Нетвердость движений. Отсутствие желания. Все это мучительно. Долго. А порой очень долго. А мучительно — прежде всего и для самого умирающего, и для тех, кто его окружает.

Вари не стало на 36-м году жизни. Это абсолютный рекорд для медведя в неволе. В диких условиях они живут и того меньше. Зоопарк потрясен утратой. Несмотря на то, что все ее конечно уже ждали. Неотвратимость конца. Варя теперь навсегда останется в памяти и посетителей, и работников зоопарка, и его юннатов. И даже в памяти всех зоопарков мира — как долгожитель и очень мудрый медведь.

Приезжавшие с инспекцией члены Комиссии европейской ассоциации зоопарков, известных  своей «казнью» жирафа Мариуса в Дании из-за кровосмесительной его природы, были шокированы наличием в таком маленьком, как наш зоопарк, столь старых животных. Все «ветераны» зоосада, к слову, живут в одном здании. В одном из самых старых в зоопарке, оно было построено в 1932 году. И с тех пор никаких действий ремонтного характера с ним не предпринималось. Это бессмысленно. Тронешь балку — все рассыпется.

Теперь администрация зоопарка вместе с сотрудниками ждет, когда угаснут волк и барибал. Лишь тогда это старое здание можно будет снести. И построить на его месте что-то современное. Потому что для столь пожилых животных любой переезд — это смерть. А она ведь все равно наступит, так зачем ускорять процесс?!

Но странным во всем этом кажется отнюдь не трепетная сердобольность работников музея или сухая расчетливость европейцев. Странным оказалось «прощание» с Варей. Спустя несколько дней после кончины медведицы ее клетку открыли для посетителей. Зоопарк решил отметить Хэллоуин, надвигающийся ежегодно как что-то с чем-то на наши российские реалии и не имеющий ничего общего со своим прототипом.

И почему-то в здании «Бурого медвежатника» организаторы мероприятия, опять же чтобы порадовать деток, организовали секцию «Обитель нечисти». В клетку, где жила Варвара, стали пускать деток чтобы сфотографироваться. Интересно, что же чувствовали эти самые дети по ту сторону решетки?! Закралось ли в их маленькое сердце хоть что-то?! А вдруг сейчас дверца закроется, бац!, и ты уже не посетитель, а экспонат. В клетке поставили ёлку (не спрашивайте почему, это же Хэллоуин), разложили куски обглоданного мяса, и внимание, контрольный в голову, поставили чучело медведя, слегка расшаркивающегося перед публикой. Я думаю Варваре это даже в самых смелых и кошмарных снах не снилось. Чучело?! В зоопарке!? Сотрудники которого так радеют, что они хорошо и правильно обращаются с животными?! Что кормят только правильным и дорогим кормом?! Что  развлекают животного, чтобы оно не скучало?! Но ведь главная то цель — это детские улыбки, которые заставляют взрослых покупать билет, сахарную вату и мороженое. И вместо мемориальной доски «Здесь жила Варя», ее увековечили чучелом?!

Конечно, чучело не сделал какой-то оперативный таксидермист или местный «Кулибин». Как сказали в администрации зоопарка, чучело подарил какой-то юннат, которому достался медведь от разорившегося ресторана. Он, в этом ресторане, держал поднос и шаркал ножкой на входе. А теперь стоит в кружке юннатов. И вот для праздника, с него смахнули пыль и вместо когда-то жившей здесь Варвары поставили «устрашать» (читай: развлекать) публику.

Смотрители плакали и страдали, пытаясь справиться с потерей после смерти Вари. Настолько, что решили заменить ее чучелом?! Самым страшным, что может случиться с животным – глаза-пуговки и неестественная поза с картин Курбе.  В клетке, где животное провело 35 лет. Где может быть думало о свободе, если знало что это такое. Где у нее рождались медвежата. Где она смотрела в эти детские глаза и просто жила. Теперь стоит набитый соломой «Винни-Пух» в полтора метра ростом. Рядом с ним фотографируются, обкладывая себя кусками мяса. И все это ради праздника, который даже и не наш. Ради веселья. Все ради веселья. Так ли циничны европейские коллеги, пристрелившие жирафа?!

Если ни горе, ни слезы, ни слова признательности посетителям, любившим Варю, не остановили руководство от этого деяния. И что же чувствовали смотрители глядя на этого ресторанного медведя?! Жизнь идет дальше. И нужно смешить детей. Это как цирк. Умирает один. На его месте появляется другой. Варю оказалось заменить некем. Только застреленным на охоте косолапым. А если нет разницы — живой зверь или мертвый, так не лучше ли «применить эвтаназию» и приводить детей в Зоологический музей, где таких соломенных чудищ много?! Чтобы не было горького ощущения, что здесь была прожита длинная жизнь. И что над ней не поиздевались потом.

Здесь жила Варя.


«Медведица Варя прожила в клетке 35 лет. Теперь в ней фотографируются на фоне чучела и кусков мяса»









Lentainform