16+

Что чиновники делают с городскими квартирами, в которых никто не живет

31/10/2014

Что чиновники делают с городскими квартирами, в которых никто не живет

В Петербурге более 170 тысяч квадратных метров свободной жилой площади, или 1,4 тысячи квартир и 6 тысяч комнат. Это помещения, принадлежащие городу, в которых формально никто не живет. Такой объем жилья мог бы приносить доход, близкий к 1 миллиарду рублей в год. И наверняка кому-то приносит.


       Озадачившийся этим вопросом депутат ЗакСа Алексей Ковалев из долгой переписки с чиновниками выяснил, что выявлением пустующих помещений должны заниматься районные администрации. Пустующими помещения оказываются не только если расселяются по причине аварийности, но и когда их наниматели улучшают свои жилищные условия или умирают. Районные администрации могут по своему усмотрению отнести пустующее жилье к одной из трех категорий: фонд, предназначенный для соцнайма, для коммерческого найма или специальный (маневренный, ведомственный, для предоставления детям-сиротам и пр.). И распорядиться им в соответствии с предназначением.

Согласно ответу, полученному Ковалевым в ГУП «ВЦКП», который занимается начислением квартплаты, по состоянию на апрель текущего года в Петербурге было 170 тысяч кв. метров свободной жилой площади. Это 1,4 тысячи квартир, на которые приходится 2,8 тысячи комнат, и 6,1 тысяч комнат в коммунальных квартирах. Часть из них непригодна для проживания – согласно этой же справке, аварийными являются 18 тысяч кв. метров жилья, еще 5 тысяч метров – «ветхий фонд», хотя такого юридического термина нет и какое жилье может считаться ветхим, сказать трудно. В итоге получается, что, за вычетом аварийного, весь остальной фонд, то есть порядка 150 тысяч кв. метров, может быть сдан в аренду.

Строго говоря, аварийное жилье тоже сдается – то, что во многих расселенных домах с явно небескорыстного ведома местных чиновников и/или управляющих компаний селятся гастарбайтеры, ни для кого секретом не является. Однако в данном случае речь идет о нормальном жилье, сдать которое можно по цене, близкой к рынку. За вычетом аварийных, пригодными для проживания будут 1,3 тысячи квартир и 5,5 тысяч комнат. Если взять минимальную стоимость аренды двухкомнатной квартиры – 20 тысяч рублей, и комнаты – 8 тысяч, то получается 840 миллионов в год. Конечно, это очень условная цифра, далеко не все жилье может быть сдано. Но, тем не менее, она показывает порядок сумм. При этом в городе сохраняется очередь на жилье, в которой стоят граждане, имеющие по закону право на улучшение своих жилищных условий, как к этому закону ни относиться. И если задаться вопроcом, почему при наличии очередников такое большой объем жилья числится свободным, то ответ – «потому что районным администрациям выгодно, чтобы оно числилось свободным» – будет иметь право на существование.

Но есть и вполне конкретные цифры. В текущем году на содержание и ремонт жилых и нежилых помещений, находящихся в собственности города, районы суммарно получили из бюджета 899 миллионов рублей. Эта цифра приведена в запросе Алексея Ковалева губернатору, который был принят на прошлом заседании ЗакСа. «В бюджете не раскрывается, на что именно идут эти деньги. Теоретически можно предположить, что они тратятся на те помещения, в которых находятся какие-нибудь городские учреждения. Но тогда за содержание этих помещений платили бы сами пользователи. А раз платит бюджет, значит, пользователей нет», – пояснили помощники Алексея Ковалева.

Алексей Ковалев, депутат ЗакСа:

– Конечно, простор для злоупотреблений здесь открывается очень большой. Районные администрации могут своим решением отнести свободное жилье, например, к служебному. А положение о служебном жилье у нас такое расплывчатое, что его могут предоставить любой конторе. Нет даже критерия, что организация, получающая служебное жилье, должна быть в собственности города. Хотя это прямо требует Жилищный кодекс. Я об этом Матвиенко говорил еще в 2006 году, когда она принимала положение о служебном жилье. Тогда она заявила, что я вмешиваюсь не в свое дело.

То же самое с коммерческим фондом. То есть совсем не обязательно что-то делать нелегально, можно совершенно законно передать городское жилье какой-нибудь коммерческой фирме. Не за спасибо, разумеется. Можно манипулировать с договорами найма, решение по которым принимается индивидуально. Масса вариантов. Кто что охраняет, тот тем и торгует.

У меня есть ответ Лавленцева, где он говорит, что сейчас жилищным планом не предусмотрено предоставление квартир очередникам в порядке общей очереди. Только внеочередным категориям – сиротам, ветеранам, больным. Очередники могут рассчитывать лишь на освобождающиеся комнаты в коммуналках. Замечательно, что сиротам дают, но есть и обычные очередники. Мне избирательница пишет: я стою на очереди с 1982 года, когда я получу хоть что-то? Ей отвечают: не предусмотрено. Потому что каждый район свои свободные площади придерживает, и на городской уровень ничего не попадает. Город распоряжается только квартирами в новых домах.

Та же самая история с участками для многодетных семей. Районы своими решениями свободную землю продают, а город говорит: у нас нет свободной земли многодетным. Я им пишу: как так нет, когда вы участки один за другим продаете? А они отвечают: это районы продают, а на уровне города земли нет. Что это за маразм?                 

Антон МУХИН. фото 1gs.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform