16+

«Черные риелторы» Петербурга: как горожане лишаются своих квартир...

07/11/2014

«Черные риелторы» Петербурга: как горожане лишаются своих квартир...

Приморский районный суд вынес приговор по делу «черных риелторов», которыми оказались работники агентства недвижимости «Удачный выбор» и бывший врач психиатрической больницы имени Скворцова-Степанова. Трое риелторов и один доктор приговорены в сумме к 18 годам лишения свободы. Торжество справедливости омрачают как минимум два нераскрытых убийства, цинизм медика, коррупция в Следственном комитете и художества основного свидетеля.


          Волчья стая

Генерального директора и соучредителя агентства недвижимости ООО «Удачный выбор» Екатерину Степанову судья Приморского районного суда Петербурга Эльвира Трифонова приговорила к 6 годам лишения свободы. Бывший генеральный директор «Удачного выбора» Максим Голиков получил 5,5  лет, специалист по недвижимости Денис Булиткин – 4,5 года. Бывший врач-психиатр городской психиатрической больницы № 3 имени Скворцова-Степанова Дмитрий Дмитриев отделался двумя годами. Столь маленький срок он честно заработал: рассказал следствию всё и обо всех – намного больше, чем необходимо в рамках данного дела.

Поступки, за которые судья Трифонова осудила этих людей, описывать неинтересно – их действия сравнимы с предначертанной природой ролью в экосистеме волчьей стаи. Они находили одиноких, не способных себя защитить больных людей, входили к ним в доверие и, пользуясь этим доверием, отбирали квартиры.

Двухкомнатную квартиру, расположенную на 13-й линии Васильевского острова, они отобрали у бывшего стоматолога ВМА Спиридоновой. Женщина любила выпить и  имела несчастье связаться с фигурантами дела, после чего совершила под их руководством юридические действия, сути которых не понимала. На квартире Спиридоновой преступники заработали 4,7 миллиона рублей.

Другую квартиру – в доме на аллее Котельникова – они отобрали у психически нездоровой женщины в то время, пока сама она лечилась в городской психиатрической больнице № 3 имени Скворцова-Степанова. Она доверяла своему лечащему доктору Дмитрию Дмитриеву. Он, воспользовавшись этим, заставил женщину подписать чистые листы бумаги и передал их вместе с ее паспортом подельникам. На квартире этой женщины осужденные заработали 3,2 миллиона рублей.

В последнем эпизоде все обвиненные в его совершении фигуранты дела признались полностью, но от причастности к первому категорически отказывались. Судья Эльвира Трифонова им не поверила, что неудивительно – от первого эпизода «дурно пахнет»: лишившаяся квартиры Спиридонова исчезла. По факту исчезновения Спиридоновой возбуждено уголовное дело по статье «убийство». По факту исчезновения еще одного пьющего человека, метаморфозы с квартирой которого в это дело не вошли, возбуждена еще одна «убойная» статья. Оба эпизода расследует Главное следственное управление СК РФ по Петербургу. Если следователю Павлу Харитонову удастся довести и это дело до суда,  мы узнаем истинный размах бизнеса под вывеской «Удачный выбор».

Но и это еще не всё.

Всё на продажу

Врач-психиатр Дмитрий Дмитриев совершенно не похож на своих подельников. Он закончил престижный медицинский вуз, у него приличные манеры и тонкие черты лица. Несколько месяцев назад он проиграл судебный процесс основному свидетелю обвинения риелтору Елене Серогодской. Теперь должен выплатить ей 900 тысяч рублей.

У этого долга занимательная история.

Елена Серогодская решила приобрести квартиру на Искровском проспекте – она рассказала автору этих строк, что предложение заинтересовало чрезвычайно низкой ценой: квартиру якобы предложил ей купить Дмитрий Дмитриев, который к тому времени покинул психиатрическую больницу имени Скворцова-Степанова и возглавил одно из отделений в Психоневрологическом интернате № 10. Квартира, как следует со слов женщины, принадлежала одной из пациенток доктора.

Но всей суммы у Серогодской не было – она собрала 500 тысяч рублей, а 400 тысяч одолжила у знакомого бизнесмена Игоря Семёнова. И не смогла отдать. Бизнесмен Семёнов взялся за истребование долга лично. Позже он поделился впечатлениями с автором этих строк:

– Серогодская приехала ко мне с Дмитрием Дмитриевым. Тот пояснил, что деньги вернуть не может, так как они разделены между его коллегами и руководителями, без участия которых сделка не состоится. Дмитриев сказал, что правоустанавливающие документы на квартиру находятся у руководителя, который требует дополнительной оплаты. Я отказался доплачивать и потребовал вернуть деньги. На это Дмитриев сказал, что готов предложить другие варианты. В частности, он представил список пациентов ПНИ № 10, где были указаны фамилии, имена и отчества пациентов и характеристика принадлежащего им жилья, и предложил выбрать любую другую квартиру из списка. В дальнейшем этот список был передан следствию…

А до того список попал в редакцию, причем от двух разных людей. Елена Серогодская передала нам его в том виде, в каком получила от Дмитрия Дмитриева, – без первой страницы. А другой человек передал нам его целиком. И стало ясно: доктор «выставил на продажу» список квартир пациентов психоневрологического интерната, подготовленный по запросу прокуратуры Невского района Петербурга. Оказывается, прокуратура таким образом пыталась проследить, чтобы с принадлежащей больным недвижимостью не случилось чего-нибудь нехорошего…

Следствие тоже под следствием

Возможность участвовать в этом деле свидетелем, а не обвиняемым, риелтору Елене Серогодской далась нелегко. Почти год она активно сотрудничала со следствием – это происходило как раз после того, как доктор Дмитриев занял у нее деньги и не вернул их. Серогодская фактически инициировала это уголовное дело, рассчитывая таким образом заставить Дмитриева расплатиться. И сначала все шло нормально: Екатерина Степанова и Дмитрий Дмитриев были обвиняемыми, а Серогодская – свидетелем. Однако в апреле 2012 года всё неожиданно изменилось – Серогодской предъявили обвинение в квартирном мошенничестве, а Степанова и Дмитриев стали свидетелями.
Позже, благодаря показаниям Дмитрия Дмитриева, в следственном управлении СК РФ по СЗФО при оперативной поддержке ФСБ по этому факту было возбуждено уголовное дело. События, заинтересовавшие уважаемые ведомства, датируются концом 2011-го и началом 2012 годов. Они развивались в следственном отделе по Приморскому району Главного следственного управления СК РФ по СПб. Начальником отдела тогда была Екатерина Гилина – с мая 2012 года она занимает пост первого заместителя руководителя Главного следственного управления СК РФ по Новгородской области.

Следствие полагает: «В 2011 году Горбунов И.Г., занимая должность старшего следователя следственного отдела по Приморскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу… изготовил фиктивный протокол допроса, умышленно отразив в нем не соответствующие действительности показания, после чего рекомендовал допрашиваемому лицу в дальнейшем давать аналогичные показания. На основании указанного протокола один из соучастников преступления был незаконно освобожден от уголовной ответственности…»

Это цитата из письма, которое заместитель руководителя Следственного управления СК РФ по СЗФО Игорь Турецкий направил в редакцию в ответ на запрос. Письмо заканчивается фразой: «В ходе предварительного следствия будут проверены все обстоятельства незаконного освобождения соучастника преступления от уголовной ответственности, проверена причастность иных должностных лиц следственного отдела СК РФ по Приморскому району…»

По нашим сведениям, на неприятные вопросы коллег придется ответить, в частности, следователю Приморского отдела Кире Запольских – она предъявила Елене Серогодской обвинение в мошенничестве, а чуть позже аналогичное обвинение было снято с Дмитрия Дмитриева. Проверка на причастность к совершению должностного преступления проводится и в отношении тогдашнего руководителя отдела Екатерины Гилиной, которая сегодня – первый зам. руководителя Следственного управления СК РФ по Новгородской области.
Но это, может быть, случится потом.

Квартиры на постном масле

А пока Елена Серогодская и еще один ее знакомый бизнесмен – совладелец туристической фирмы «Меридианс» Павел Кравченко – фигурируют в многочисленных судебных процессах. Во всех этих процессах их оппоненты полагают, будто Серогодская и Кравченко под всякими креативными предлогами пытаются завладеть их квартирами.

77-летний инвалид Наум Ободан рассказал нам, как прошлым летом его познакомили с женщиной, якобы занимавшейся распределением гуманитарной помощи, – ею оказалась Елена Серогодская. Сначала женщина вроде пообещала ему гуманитарную помощь, для чего попросила расписаться на нескольких чистых листах бумаги. Ободан согласился, причем он не просто подписал чистые листы, но еще и вместе с Серогодской, как следует с его слов, сходил в ближайший Многофункциональный центр, где еще что-то подписал. Поход в МФЦ у него не вызвал сомнений – незадолго до того он оформлял там социальную помощь.

28-м августа 2013 года датирована расписка инспектора Центрального отдела Управления Росреестра по СПб, выданная Науму Ободану и Елене Серогодской, о приеме документов о переходе права собственности на квартиру Ободана, расположенную в доме № 3 на Тульской улице. В расписке, в частности, указан договор купли-продажи этой квартиры, якобы заключенный между Наумом Ободаном и Екатериной Ершовой, родственницей Серогодской.

Сейчас копия договора приобщена к материалам гражданского дела, которое слушается в Смольнинском районном суде Петербурга. На процессе Наум Ободан заявил: гуманитарную помощь он действительно получил – полиэтиленовый пакет с пачкой гречи, пачкой риса, бутылкой подсолнечного масла…

Пенсионер Валерий Капустин рассказал нам, как однажды они с супругой обратили внимание на неприятный запах и шум, ставшие регулярно доноситься из соседней квартиры. Довольно скоро выяснилось: там занимаются самогоноварением. Капустины пожаловались в районную администрацию и в жилконтору, и некоторое время спустя к ним пришли люди, про которых в их исковом заявлении, адресованном в Калининский районный суд Петербурга, написано:

«В январе 2014 г. под видом сотрудников Жилкомсервиса Калининского района к нам обратились Серогодская Елена Леонидовна, Кравченко Павел Петрович и другие неустановленные лица с предложением оказать содействие в выселении соседей… которые занимаются самогоноварением, систематически нарушают общественный порядок, а также права и законные интересы соседей по дому…»

После этого, как уверяют Капустины, их убедили подписать чистые листы бумаги, якобы необходимые для подготовки документов о выселении соседей, а позже выяснилось, что они подписали договор купли-продажи собственной квартиры…

По этому факту даже возбуждено уголовное дело, которое находится в производстве Следственного управления УМВД РФ по Калининскому району СПб. А в рамках другого уголовного дела с аналогичной фабулой следователь УМВД РФ по Василеостровскому району инициировал арест Павла Кравченко. Кроме того, Серогодская и Кравченко участвуют в похожих квартирных спорах еще в нескольких судебных процессах.

Так что Приморский суд вынес приговор, но всё продолжается.                  

Константин ШМЕЛЕВ, фото alau.kz











Lentainform