16+

Что нам мешает развивать свои собственные программные продукты

12/11/2014

Что нам мешает развивать свои собственные программные продукты

Как американские и европейские санкции сказались на российской IT -индустрии? Возможно ли в этой сфере импортозамещение? Что мешает развивать отечественные программные продукты? Об этом беседуют президент ассоциации РУССОФТ, в которую входит более 70 предприятий, работающих в сфере IT, Валентин МАКАРОВ и директор Института нового индустриального развития Сергей БОДРУНОВ.


        Бодрунов. Сегодня против России введены санкции – вы чувствуете изменение отношений со стороны ваших заказчиков?
Макаров. Информационная волна, конечно, накрыла и Америку, и Европу, она, безусловно, влияет на психологию людей, поэтому работать с новыми заказчиками нам сложнее. Мы обратились к 40 000 разным клиентам в мире и получили очень мало ответов. И американский госдепартамент действительно дает указания, которые транслируются на уровень руководства крупнейших корпораций, они вынуждены слушаться. Мы, конечно, ни в коем случае не бросим развитые рынки, потому что без конкуренции можно упасть в качестве. Но нужно смотреть, где можно попробовать найти новые партнерства. С этой точки зрения санкции против России имеют для других больших стран (стран БРИКС, например) очень серьезное отрезвляющее действие. Потому что сегодня против России ввели санкции, а потом не понравится, что бразильские самолеты, скажем, стали самыми покупаемыми в  мире, что они мешают «Боингу».

Бодрунов. Причем предлог может быть найден любой.
Макаров. Преступность Бразилии, например. Так что эти страны будут осторожнее относиться к Америке как к партнеру с точки зрения бизнеса. И не будем забывать: эти санкции – они ведь обоюдоострые. Поставщики американских решений здорово теряют на этом, и риски для развития их бизнеса в России и в странах БРИКС возрастают. И  они крайне не заинтересованы в этих санкциях. Они используют все возможности в своих странах через ассоциации, сообщества, через своих лоббистов в Вашингтоне, чтобы препятствовать санкциям. И тут мы с ними стараемся взаимодействовать.

Бодрунов. На самом деле реально рвется не только то место, где отрываешь, но и все одеяло может порваться. Если вспомнить развал СССР – разрыв производственной кооперации, технологических цепочек привел к тому, что экономики всех новообразованных государств страдали. Сейчас ситуация в мировой экономике в чем-то похожая.
Макаров. Надо учитывать, что IT-индустрия – это глобальная индустрия. Поэтому тут еще хуже, чем в мировой экономике в целом.

Бодрунов. А мы в России насколько зависимы от ваших коллег из-за рубежа?
Макаров. Когда мы работаем с американскими клиентами, то мы, конечно, работаем с той платформой, которую они используют. У нас колоссальный опыт, и мы с ними в таком симбиозе, что они получают очень много от нас, а мы получаем от них. Общий интерес глобальной IT-индустрии в том, чтобы санкции не применялись никогда. У нас есть отдельный IT-эгримент, который регулирует IT-отношения в ВТО. Нужно иметь примерно такой же  документ, который бы отделил нашу отрасль от политики.

Бодрунов. Полностью в вами согласен. Тут есть еще один важный аспект.  IT-сектор – это и системы жизнеобеспечения населения: транспортные, авиационные, медицинские... И если вдруг что-то разрывать, то это будет колоссальный удар по цивилизационному развитию человечества.
Макаров. Конечно. Это глобально правильный подход. Но с другой стороны, нужно понимать, что мы в реальном мире живем, и поэтому при применении санкций встал вопрос о том, что в системах жизнеобеспечения, обороны, стратегического планирования, связи нужно иметь собственные наработки.

Бодрунов. Здесь мы подходим к проблеме импортозамещения.
Макаров. Примерно в 2010 году мы вместе с тремя ассоциациями обратились к нашему Министерству экономики с предложением сделать общую платформу развития индустрии. Есть сферы, в которых совершенно необходимо иметь собственные независимые решения. Это ограниченное количество сфер, потому что если взять все – это просто закупорить себя.

Бодрунов. Безусловно, нельзя отгораживаться.
Макаров. Но в некоторых сферах делать надо. И мы там предложили решение, как это можно будет сделать. В первую очередь – за счет финансирования НИОКР в этих стратегических направлениях. Кроме того, нужно готовить кадры, поддерживать экспорт. Потому что когда мы говорим о создании собственных продуктов и не думаем об их конкурентоспособности в мире, то окажется, что через 3-5 лет кто-то лучше сделает. Масштаб создает возможность улучшить продукт, сделать его дешевле, качественнее, а масштаб определяется мировым рынком.

Нужно завоевать позиции в самых передовых сегментах рынка, потому что они дают наибольшую маржу. Поэтому когда мы пытаемся говорить об импортозамещении, то нужно обязательно думать, как продукт будет продвигаться на глобальном рынке, взаимодействуя с зарубежными партнерами.

Бодрунов. У России есть хороший потенциал для этой работы. Многие крупнейшие российские производители софта работают в Петербурге. Скажите, как чувствуют сегодня предприятия вашей  ассоциации?
Макаров. Мы каждый год проводим исследование по экспорту программного обеспечения в России и Петербурге в частности, и по прошлому году общий объем экспорта вырос на 12-15%. Это производство ПО,  услуги и программные продукты из России. Может, в текущем году ситуация несколько ухудшится из-за политической обстановки, но тем не менее дефицит кадров продолжается, мы продолжаем расширяться, выходим на новые рынки. Сейчас, скажем,  едем в Китай – с тем, чтобы там прорабатывать возможность интеграции российских программных решений с китайским железом, с тем, чтобы получать совместный продукт не только для России, но и для Китая, что, конечно, для глобального рынка может пригодиться вполне. Это новая ниша, куда можно идти, но  при поддержке государства, потому что без поддержки государства в Китай идти сложно. Рынок очень тяжелый, сегодня ты туда пришел со своей собственностью интеллектуальной, а завтра она уже не твоя...

Бодрунов. Не так давно мы с  коллегой из Российского института интеллектуальной собственности, профессором Лопатиным, издали книгу о проблемах защиты интеллектуальной собственности в России. Так вот, отвратительная защита интеллектуальной собственности – очень важный момент, который сдерживает инновационный процесс и процесс реиндустриализации в целом. Мы опасаемся передавать технологии, т.к. они могут быть легко уведены, потому что собственность плохо защищена.
Макаров. Проблема действительно велика, и так все сделано, что наши компании, создавая новый продукт для выхода на глобальный рынок, вынуждены, часто под влиянием инвесторов, выходить под чужую юрисдикцию, уходить за границу, потому что там защита сильнее, лучше, проще, чем в России. Вот есть Мальта, например, где очень благоприятные условия для защиты, есть Голландия...

Бодрунов. Я с этим тоже сталкивался уже неоднократно. И когда говорят: давайте мы будем патриотами, давайте мы призовем наши компании возвращаться сюда, – это просто слова. На самом деле многие отсюда и не уезжали. Патриотизм патриотизмом, но если государство не обеспечит защиту того, что делают программисты, то как им можно сюда возвратиться? Как он может продать свой продукт, если не обеспечено право собственности? Если ты не защищен, ты не можешь второй раз свой продукт  продать.  А интеллектуальный продукт должен продаваться многократно, только тогда он окупится. И если у государства не будет механизмов защиты интересов наших товаропроизводителей софта, то мы далеко не уедем  и наше импортозамещение быстро закончится. То есть один из важных моментов обеспечения этого процесса  как раз лежит в сфере законодательной, юридической.
Макаров. Безусловно. Казалось бы, вот российский продукт, он дешевле, разработчики сидят прямо здесь, они помогут, поддержат и т.д. Почему же вы не покупаете российский продукт? На мой взгляд, очень большой проблемой является монополизация рынка, которая приводит к тому, что нет конкуренции. Тут работает коррупция, тут работает нежелание видеть...

Бодрунов. Это очень важный момент. Неэкономические факторы сильно влияют на экономику  и больше всего бьют по отраслям, которые должны были бы развиваться быстрее всего. И защита интеллектуальной собственности должна быть обеспечена не только как защита самого продукта, но и как защита бизнеса от коррупции.
Макаров. Вот в Минэкономики создали такую волну – «принуждение к инновациям» госкорпораций. Звучит довольно смешно.

Бодрунов. Действительно, принуждать нужно экономическими методами
Макаров. Они создали клуб директоров по ресеч-девелопменту, заставляют их отчитываться каждый раз, сколько инноваций сделали.

Бодрунов. Мне это напоминает советские времена, когда на партбюро разбирали, почему цех № 2 не выполнил план.
Макаров. А  в нефтяной промышленности (это же главный поставщик средств в бюджет РФ) весь софт, на котором работают корпорации, – американский.

Бодрунов. В результате мы еще и лишаемся рабочих мест и отдаем сектор на многие годы другим людям. При этом объясняют, что есть антимонопольный закон, который не позволяет действовать по-другому.
Макаров. С другой стороны, борьба с зарубежным софтом – вещь в принципе неправильная. Поскольку мы живем в глобальном мире, то должны искать партнерства. Нас выбирают ведь не потому, что мы русские, а потому, что мы делаем что-то лучше, чем другие. И высшая школа, и наука наша имеют преимущества. Ну и, может быть, все-таки есть русская ментальность – она проявляется в российских инженерах, которые умеют создавать новую ценность.              

Г.Н., фото  dvizhenie.org

Телевизионный проект «Промышленный клуб» – цикл телевизионных передач, рассказывающих о деятельности промышленного сообщества России и Петербурга. Передачи цикла идут в эфире телеканала «Санкт-Петербург», вещание которого осуществляется на всей территории РФ через оператора спутникового телевидения «ТриколорТВ». «Промышленный клуб» выходит в эфир каждую пятницу в 17.30 (повтор в понедельник в 13.00). Также все передачи находятся в открытом доступе на сайте официального спонсора – Института нового индустриального развития www.inir.ru











Lentainform