16+

Как сто лет назад брали в долг в Петербурге

13/11/2014

Как сто лет назад брали в долг в Петербурге

В 2015 году Петербург, может, разместит облигации на сумму до 50 миллиардов рублей, что составит примерно 8% его доходов. 99 лет назад, в 1916 году, облигационная задолженность Петрограда составляла 131 миллион рублей при ежегодных доходах городского бюджета около 50 миллионов. Тем, что было куплено на эти деньги, мы пользуемся до сих пор.


       Всего за время своего существования Петербургская городская управа выпустила 8 облигационных займов, первый – в 1875 году, последний – в 1916-м. И не успела расплатиться даже по первому, так как он был  рассчитан на 48,5 лет и, таким образом, погашался к 1923 году. Сроки погашения облигаций по остальным займам были и того больше, по 60-70 лет (максимум – 73 года), так что с приходом к власти большевиков, отказавшихся платить по старым долгам, город в известном смысле здорово сэкономил. Ставка тогда была 4,5-5% – по нынешним временам в долг на таких условиях не дают даже феи из сказок.

В отличие от нынешних заимствований, которые берутся просто для покрытия дефицита бюджета, дореволюционные облигации выпускались для получения денег на конкретные проекты. Из пяти существовавших к 1917 году мостов через Неву четыре были построены городской управой на заемные средства. Пятый – Николаевский, ныне Благовещенский – не был построен таким образом только потому, что строил его Николай I, при котором никаких местных депутатов до строительства мостов не допускали.

Деньги на Дворцовый, Литейный, Троицкий и мост Петра Великого брались в долг. Строительство последнего было вообще отдельной главой в истории петербургского самоуправления: в 1911 году, после его открытия, император велел сенатору Дмитрию Нейтгардту провести по итогам ревизию. Ревизия эта вскрыла мошенничества в таких масштабах, что после нее Нейдгардта отправили ревизировать все остальные свежепостроенные мосты империи. Всего на мосты петербургская дума занимала порядка 20 миллионов рублей.


Как сто лет назад брали в долг в Петербурге


По своей затратности они уступали главной гордости петербургского местного самоуправления – трамваю, на который приходится примерно половина всех долгов – около 68 миллионов. Помимо собственно прокладки рельс, закупки вагонов и строительства электростанции с подстанциями сюда входили деньги на выкуп конки (по маршрутам которой и начинал ходить трамвай), укрепление мостов и замену инженерных коммуникаций.

Кроме мостов и трамваев на заемные средства был создан городской телефон, формировался капитал городского ломбарда. Водопровод, изначально строившийся частными инвесторами, затем был выкуплен городом за счет 12,5 миллионов, полученных от размещения облигаций.

Деньги, взятые в долг, использовались не только социально значимо, но и высокодоходно. Так, в 1913 году трамвай приносил городу 15,6 миллиона рублей (33% всей доходной части бюджета), водопровод – 4,4 миллиона, телефон – 2,9 миллиона, ломбард – 539 тысяч.

Справедливости ради надо сказать, что некоторые деньги (суммарно – не более 10 миллионов) петербургская дума занимала и на явно коммерчески невыгодные предприятия типа строительства больниц или городских училищ (в честь двухсотлетия Петербурга в столице было введено бесплатное начальное образование). Впрочем, на народное здравоохранение и образование тратились достаточно большие бюджетные средства – около четверти всех расходов в 1913 году.

Хотя Петербург был первым российским городом, начавшим выпускать облигации, перед войной Москва обгоняла его по задолженности на душу населения – 81 рубль на среднестатистического москвича против 56 рублей на петербуржца. При этом на жителя Парижа приходилось 377 рублей.

Некоторые средства одалживались на новации со странными для нынешнего уха названиями. Из VIII облигационного займа 575 тысяч рублей пошли на строительство фекалепровода. Устроен он был с умом: в западной части Васильевского острова (городские власти всегда видели эту территорию как площадку для реализации своих амбициозных проектов), рядом с мусоросжигательным заводом, был за полгода построен фекалеприемник. Туда предполагалось свозить отходы со всего города и сортировать на твердые и не очень. Твердые смешивать с торфом и сжигать вместе с мусором, а тепло от сжигания должно было идти на выработку электричества. Жидкие же по трубе длиной 7,5 км (2,5 км – по острову и еще 5 – по дну Финского залива) должны были растворяться в мировом океане.

Таким образом, каждый владелец облигаций VIII займа мог, получая процент, шептать себе под нос: «Деньги не пахнут» – и уподобляться таким образом легендарному автору этого афоризма императору Веспасиану. Когда нынешние власти начнут готовиться к выпуску облигаций, им явно нужно будет подумать над какой-нибудь не менее достойной мотивацией для будущих кредиторов.            

Антон МУХИН









Lentainform