16+

Так ли уж нужны России французские «Мистрали»

26/11/2014

Так ли уж нужны России французские «Мистрали»

Президент Франции Франсуа Олланд в очередной раз заявил о невозможности передачи первого вертолетоносца Mistral российскому военно-морскому флоту. Кремль, в свою очередь, хранит молчание и готовит судебные иски. Эксперты попытались выяснить, зачем нам нужен французский «Мистраль» и реально ли получить деньги, заплаченные за него назад.


            Так нужен или не нужен
 
Трудности с «Мистралями» уже напоминают какой-то сериал — сегодня нам говорят, что вертолетоносец нам передадут уже завтра, а завтра — никто ничего не собирался передавать. Париж и Москва обмениваются ничего не значащими комментариями, «бросая камни в огород» друг друга, а «воз и ныне там».
 
Вот, и новые заявления Олланда, что ситуация на Украине не позволяет Франции передать один из двух злополучных «Мистралей» российскому флоту, прозвучали, как рядовые, формальные слова.
 
То, что срок сдачи первого судна будет перенесен, говорили все последние месяцы обостренных с Европой отношений. Сейчас Олланд рекомендовал отложить выдачу разрешения на экспорт Mistral "до новых распоряжений". Новые сроки передачи корабля-дока в Париже вчера называть не стали.
 
Российская сторона в лице вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина заявила, что решение Олланда нанесет гораздо больший ущерб Франции, чем России. По словам Рогозина, в таком случае у Москвы будут все основания требовать назад не только деньги, но и произведенные в России кормовые части кораблей.
 
В Минобороны, в свою очередь, заявили, что данный класс кораблей не является «необходимым элементом для развития флота». Встает логичный вопрос, а зачем тогда вообще их надо было заказывать?!
Заместитель министра по вооружениям Юрий Борисов заверил газету «Коммерсант»: «Вертолетоносец не является необходимым элементом для развития нашего военно-морского флота, а вот деньги, которые нам вернутся в виде уже заплаченного нами аванса, мы найдем куда потратить более рационально». 
 
По мнению бывшего начальника кафедры военно-морской академии профессор Валерия Половинкина, российский флот даже не почувствует, если «Мистрали» все же не отдадут.
 
«Дело в том, что эксплуатация этих кораблей в российских условиях до сих пор не проработана. Нет четкого представления, зачем он нам нужен и какую роль в системе флота будет играть», – приводит слова Половинкина газета «Взгляд».
 
По мнению эксперта, существует десятки не снятых с повестки технических нюансов, делающих невозможной эксплуатацию вертолетоносцев в северных широтах.  Среди них — наполняемые пожарные емкости, которые русской зимой просто замерзнут, двигательная установка и винторулевые колонки «Роллс-Ройс», также могут стать слабым местом кораблей в высоких широтах.
 
Главный редактор Moscow Defense Brief Михаил Барабанов также опасается проблем с двигательной установкой и колонками, благодаря которым судно может двигаться как носом, так и кормой, и даже боком. В северных широтах подводные гондолы, в которых установлены двигатели могут быть забиты ледяной шугой, что помешает движению корабля. Причем опасен не только толстый лед, но и даже самый тонкий, который может испортить обшивку судна. «Мистрали», по данным источников, не имеют защиты от льда.
 
«Корабль не способен двигаться в ледовой обстановке, – подтверждает опасения Половинкин.
 
Представители компании DCNS, правда, утверждают, что некоторая ледовая защита на «Мистрале» все-таки сделана. В российском ОПК говорят, что возможно, это и так, но точно не на «Владивостоке». Первый корпус Москва покупала, когда корабль был практически готов. То есть России достался «недострой», невыкупленный французскими ВМС. Вряд ли французы, заказывая этот корабль, думали о северных широтах. На втором корпусе – «Севастополе» – ледовая защита, возможно, действительно есть, так как корабль строили с «нуля», добавляют в газете «Взгляд».
 
По этим причинам, предполагаемым местом базирования головного вертолетоносца называют или Севастополь или Владивосток, где условия приближены к средиземноморским. Однако вряд ли России в текущих условиях на Украине разрешат поставить «Владивосток» прямо к причальной стекнке Севастополя. В Минобороны также опровергли базирование судна в Черноморском флоте. А на Дальнем Востоке — судна попросту негде обслуживать. А гонять его каждые несколько лет во Францию флот вряд ли сможет.
 
С началом эксплуатации «Мистралей» Москву ждет еще масса дополнительных проблем. Вертолетоносец «Владивосток» после передачи Минобороны России будет в течение года осваивать российское вооружение, говорит президент Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Игорь Пономарев.
 
«Потребуется около года, чтобы привести корабль под нормы и требования Минобороны Корабль не должен стоять, он должен выходить в море, а мы в перерыве между выходами должны проводить свою работу по интеграции вооружения, иначе мы потеряем гарантию», – рассказал Понамарев.
 
Эксперты сходятся во мнении, что покупка «Мистралей» стала совсем не рациональным решением. Кроме оставшихся с советского периода десантных кораблей в России строятся и новые.  В этих условиях отказ от контракта по «Мистралям», выплата неустойки могли бы сыграть весьма положительную роль в развитии собственной кораблестроительной программы России.
 
Наши военные также уверены, что французы, в случае разрыва контракта, обязательно вернут деньги, потраченные на закупку «Мистралей», и обещают потратить их более рационально.
 
Борисов также подчеркнул, что, отказываясь выполнять взятые обязательства, исходя из политических мотивов, Франция несет репутационные потери.
 
«Отказ от подобного рода поставок — это всегда потеря лица. Рынок вооружения и военной техники — это специфический рынок, и другие страны будут по-другому смотреть на возможность выполнения всех обязательств, которые на себя берет французская сторона», — отметил Борисов.
 
Приостанавливая поставку "Мистраля" России, Франция пытается соблюдать баланс между своими обязательствами перед российскими партнерами и своими обязательствами в рамках НАТО и ЕС, уверен глава думского комитета по международным делам Алексей Пушков. Однако он считает, что Франции все равно придется сделать выбор.
 
Заплатят ли французы 3 млрд евро за срыв контракта
 
При разрыве контракта Франция обязана будет компенсировать полную стоимость двух кораблей в размере 1,2 млрд евро, а также выплатить штрафы и пени, указанные в контракте, что в сумме составит порядка 3 млрд евро. По сведениям «Коммерсанта», в случае разрыва контракта российские военные будут требовать сначала возврата аванса (чуть менее €1 млрд), а уже после — неустойку. Правда, согласно условиям соглашения, сделать это можно будет только в феврале 2015 года.
 
Замминистра по вооружениям Борисов также подтвердил, что Россия намерена выставить Франции «счет» и  в первую очередь вернуть авансовый платеж. 
 
«Исходя из нашей оборонительной доктрины, использование этих кораблей не влияет на оснащенность, на динамику перевооружения военно-морского флота, и в этой ситуации деньги будут потрачены оптимальным образом на собственные изделия», — заявил LifeNews Борисов, в зоне ответственности которого находится вооружение российской армии.
 
Однако, возможно российская сторона пока недооценивает трудности, с которыми может столкнуться в процессе возврата денежных средств. Во-первых, французское руководство неоднократно подчеркивало, что исполнение контракта не отменено, а отложено. Что уже вызывает массу юридических и практических вопросов. Если исполнение всего лишь отложено — можно ли требовать неустойку?! Как строго прописаны  различные обстоятельства французской стороны в контракте?! Возможны ли в контракте оговорки, позволяющие волынить или вовсе уйти от выполнения условий?! А также как быстро и в каком размере Москва может рассчитывать получить компенсацию. Важен и вопрос о том, что может случиться с третьими странами, поставившими комплектующие для судов, например — Финляндия, пишет газета «Известия».
 
Этими же вопросами задается и полномочный представитель Правительства Российской Федерации в высших судебных инстанциях  Михаил Барщевский.
 
«Процедура есть наверняка в контракте. Я не видел контракт, сразу могу сказать, поэтому я не знаю, какая там арбитражная оговорка, то есть в каком суде и не знаю, как там прописан форс-мажор. Потому что, если там прописан форс-мажор, – форс-мажор – это возможность не исполнять свои обязательства по контракту – как принятие актов правительства одной из стороны, то тогда контрактная сторона по «Мистралям», французская контрактная сторона в полном шоколаде. Потому что они сошлются на акт правительства – и привет!», – прокомментировал ситуацию в эфире радиостанции «Эхо Москвы» Барщевский.
 
По его мнению, в возможном «форс-мажоре» виноваты не мы, однако не известно прописано ли подобное в контракте. 
 
«Я надеюсь, что наши, когда подписывали контракт, подобный форс-мажор исключили, и тогда судебная перспектива, с мой точки зрения, очень хороша», – заключает эксперт.
 
По мнению главы комитета по делам СНГ Леонида Слуцкого, если Россия подаст на Францию в суд в Стокгольмский арбитраж из-за отказа в поставке «Мистраля», процесс будет «немедленно выигран». В комментарии РИА Новости парламентарий отметил, что неустойка по данному контракту — это вопрос переговоров на межправительственном уровне переговоров в рамках внешправкомиссий.               
 
Фото: ru.wikipedia.org










Lentainform