16+

Почему сериал «Екатерина» больше похож на «Игру престолов», чем на русскую историю

01/12/2014

Почему сериал «Екатерина» больше похож на «Игру престолов», чем на русскую историю

На канале «Россия 1» всю неделю шел сериал о молодых годах Екатерины II, о том, как она жила, до того как стала российской императрицей. В итоге обнаружилась связь с американской «Игрой престолов» и с мексиканскими сериалами – а больше никаких связей не обнаружилось.


          Итак, канал «Россия 1» опять наготовил клюквы в сахаре да киселя на квасу.  В виде сериала. Называется «Екатерина», посвящен, как и следует из названия, Екатерине Великой – до того как она стала великой. В принципе, в том, чтобы рассказывать истории про собственную историю, нет ничего плохого, одно хорошее. Все так делают. Интересно другое.
 
Сериал начинается с заставки, в которой под музыку, чрезвычайно похожую на музыкальное сопровождение заставки сериала «Игра престолов», показывают молодую Екатерину за утренним туалетом, на прогулке и на балу. Выбор музыки явно не случаен. Можно провести параллели: американцы снимают сериал «Игра престолов», который полон аллюзий на историю английского Средневековья, потому что в истории США не было ничего похожего: в их культурном и историческом наследии никакого Средневековья нет. Поэтому им приходится снимать для себя отдельный эпос, изобретающий никогда не бывшее прошлое. 
 
Наш сериал «Екатерина» пытается следовать той же линии – изобретать историю и опрокидывать в прошлое современные идеологические и политические реалии. Вот это и вызывает самые большие вопросы. Для американцев естественно придумывать себе мифы – у них не было своего галантного века, своей древности. Но очень хочется их иметь. Для России же, обладающей богатой на сюжеты историей, подобные действия – странны. То есть мы пытаемся скопировать формат успешного американского сериала. Но не выходит – получается копия мексиканского мыла.
 
Вот на экране появляется Петр III (его играет Александр Яценко) с золотыми есенинскими кудрями и безумным взглядом. Он смотрит вдаль и говорит: «Россия встает на путь реформ и ускоренного развития». Разницы в лексике по сравнению с новостями на канале «Россия 1» незаметно. Елизавета Петровна грустно хмурит брови. Сановники и вельможи ходят без париков. И сама Екатерина черноброва, без парика, без белого пудреного лица – все в ней выдает жителя ХХI века, а никак не XVIII.  Герои постоянно крестятся, вспоминают Бога к месту и не к месту и широко открывают глаза. Все они не похожи на своих прототипов, а что касается Яценко в роли Петра III, то складывается ощущение, что он решил играть не мрачного странного голштинца, утомленного Россией, а немного безумного русского Иванушку-дурачка. Неожиданное прочтение образа самого нелюбимого российского императора!
 
Все время не покидает ощущение, что ты смотришь не за исторической драмой о двух императрицах – действующей и будущей, – а наблюдаешь очередной сериал о менеджерах среднего звена, которые пересказывают друг другу сплетни, флиртуют, иногда  женятся. И только время от времени обмениваются фразами вроде «Пусть теперь Европа попляшет, Россия теперь сильнейшая держава Европы» (на дворе, напомню, стоит 1742 год) или «Петербург общепризнанно красивейший город Европы» (Петербургу в тот момент нет еще и 40 лет, о нем почти не написано стихов, а в городе живет чуть больше 100 тысяч населения). 
 
Ни сценаристы с режиссерами, ни  актеры не чувствуют границы между нашим веком и тем, который изображают. Все говорят теми же словами, что и мы сейчас, словно в сценарий побоялись добавить хоть немного архаичных оборотов.
 
Вообще, практически невозможно погрузиться в атмосферу века дворцовых переворотов – костюмеры и декораторы, светорежиссеры и гримеры поработали халтурно. Одежда, которую носят персонажи, выглядит совершенно неношеной,  обои – только что поклеенными, а больше всего смущают залитые неестественным светом комнаты – в любое время дня и ночи. И это в век, когда комнаты чаще всего освещались свечами, да и то не все.
 
Самое удивительное в этой недостоверности то, что вообще-то в сериале играют неплохие актеры. Лестока – Константин Лавроненко, призер Каннского кинофестиваля за лучшую мужскую роль. Елизавету – Юлия Ауг, немало снимавшаяся в фестивальном кино и отмеченная разными премиями. Графа Бестужева – опытнейший Владимир Меньшов. В общем, артисты, не раз доказывавшие свое умение играть. Однако у них ничего не получается, а отдельные проблески не складываются в картину: то ли из-за редкости таких моментов, то ли из-за всей этой атмосферы неправдивости происходящего.
 
Наконец, из сериала совершенно неясно, как же Екатерина смогла стать по-настоящему великой. Один раз она смотрит на портрет Петра I и о чем-то  задумывается, время от времени говорит, что она станет такой же великой, как он, – вот и все. 
 
А главным достоинством картины являются исторические ошибки. Их тут так много и они столь нарочито грубы, что у меня зародилось подозрение в хитрости создателей сериала, захотевших, чтобы молодая аудитория, увидев явные несоответствия, заинтересовалась историей и зарылась бы в исторические книжки. Если так, то это прекрасно, но только при чем же тут тогда Екатерина?                

Егор СЕННИКОВ, фото chto-proishodit.ru











Lentainform