16+

«Министр культуры с русским языком обращается смело — как настоящий панк, а то и хипстер»

16/12/2014

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Петербург наконец-то стал культурной столицей России – не номинально, а на деле.


       Министр культуры РФ Владимир Мединский, беседуя с читателями в «Буквоеде» (в рамках Петербургского культурного форума), заявил, что государство не даст денег тем, «кто снимает кино по принципу «Рашка-говняшка»». Чем совершил культурную революцию.
 
Во-первых, это весело. Культур-мультур совместно с прачечной-уячечной вернули людей в пору благодатного детства: «Мне Рашка-говняшка видится этаким курчавым мальцом, веселым двоечником из старого советского мультфильма», – заметил в Твиттере Иван Давыдов. 
 
Во-вторых, заданный в Петербурге тренд сразу же подхватили в Москве, культурный начальник которой, Сергей Капков, посоветовал людям «оторвать жопу от стула», а журналистов убедительно просил не вырезать эту цитату. Екатерина Барабаш формулирует новую культурную линию так: «В Минкульте пора создавать соответствующие подразделения, где специальные чиновники будут разрабатывать такие жанры, как «Рашка-говняшка», «фильмец-п...дец», «мультик-в-жопу-пультик», «книжка-ядрена-кочерыжка», «картина-скотина»».
 
В-третьих, все это позволяет переработать поднадоевшее уже наследие Толстоевского. Стоило Сергею Максимишину посетовать в фб, что теперь и «Мертвые души» запретят («Рашка» там, прямо скажем, не конфетка), как в комментах его успокоили: разрешат, мол, «Душки-мерлушки», «Войнушки-мирушки», «Преступляшки-наказашки» и даже «Путешествие из Петербушки в Москвашку».
 
В-четвертых, наконец-то и либералам подфартило, поучал аудиторию «Эха Москвы» патриотический писатель Сергей Шаргунов: «Надо же, как смело министр обращается с русским языком – как настоящий панк, а то и хипстер».
 
Смысл культурной революции разъяснил тем, кто вне контекста, Роман Лейбов: «Исходная лексема «говнорашка» произведена по модели, сохраняющей память о культурных контекстах («говнорок», «говнофантастика»). Эта модель предполагает (1) наличие в мире не затронутых коррупцией ценностей (настоящего рока и человеческой фантастики) и (2) иронию говорящего, обращенную не только на объект, но и на себя, употребляющего такие нелепые термины). «Говнорашка» – это как бы слово в тройных кавычках. Альтернативно одаренный Мединский произвел свой неологизм «Рашка-говняшка» по мотивам услышанного где-то оригинала, при этом, по мнению т.н. министра т.н. культуры, его оппонентам, которым это слово вменяется, свойственно не ироническое, а детское отношение к миру: подобного рода рифмованные игры – признак не закавыченного ничем наивного измазывания святынь экскрементами».
 
Собственно, описанный Лейбовым тотальный отказ от иронии проявился и в истории с оком Саурона, которое так и не загорелось в Москве в честь премьеры очередного «Хоббита», – православные не велели. Представитель РПЦ, над комической фамилией которого уже давно никто не иронизирует, на полном серьезе заявил, что если над Москвой вознесется «демонический символ», с городом «что-то пойдет не так». То есть наивно измазал экскрементами сразу и христианство, осуждающее суеверия, и Толкина, который, в общем, принадлежал к традиции христианской аллегорической прозы. Александр Баунов на «Слоне» убивался именно по поводу отсутствия иронии: «Действительно возжечь в премьерный вечер над Москвой око Саурона, иронически отзываясь на чужой взгляд на себя и размышляя о своей репутации в мире, – свидетельство гораздо большей трезвости и духовного здоровья, чем попытка водрузить на бизнес-центре крест и кропить оттуда святой водой».
 
Поэтому прав был пресс-секретарь «ВКонтакте» Георгий Лобушкин, который написал в Твиттере: «Око Саурона будет великолепно смотреться над нашим штабом в Петербурге». Давайте, везите.                     
 
ранее:
 








Lentainform