16+

Во что превратят выставленный на торги памятник конструктивизма

11/12/2014

Во что превратят выставленный на торги памятник конструктивизма

17 декабря с аукциона должны быть проданы здания фабрики «Красное знамя» на Пионерской улице. Ее электростанция, построенная немецким архитектором Эрихом Мендельсоном, является одним из лучших образцов ленинградского конструктивизма.


              С 2006 года фабрикой владел девелопер Игорь Бурдинский, мечтавший превратить ее в культурный центр. Хотя физическому существованию электростанции, скорее всего, ничто не угрожает, вместо знакового культурного объекта ее может ждать судьба приспособленного под современное использование бизнес-центра, утонувшего между элитными многоэтажками.
 
«Красное знамя» – это  комплекс зданий между Пионерской, Корпусной и Большой Разночинной улицами на Петроградской стороне.  Помимо самой электростанции, которая является памятником регионального значения, в него входят несколько объединенных в одно здание цехов 1920–1930-х годов (выявленные объекты культурного наследия), большая постройка послевоенного времени и несколько мелких строений. В 2006 году их собственником стал девелопер Игорь Бурдинский. Уже на тот момент это был проблемный объект, вокруг которого шли тяжбы, продолжающиеся до сих пор. Через несколько лет Бурдинский объявил о банкротстве, но пытался сохранить контроль над фабрикой. Сейчас три основных здания (электростанция, цеха и послевоенная постройка) вместе с участками земли, на которых они находятся, принадлежат трем его кредиторам, они и выставили их на аукцион.
 
В 2009 году Игорь Бурдинский представил концепцию развития «Красного знамени». Электростанция  должна была стать Центром современного искусства, рядом с ней на незастроенной территории появлялась гостиница, остальные постройки отводились под административные функции, бизнес-центр и жилье. При этом он предлагал КГИОП снять с охраны довоенные цеха, что должно было, по его словам, помочь привлечению инвесторов. Было предложено два архитектурных решения: одно, более гуманное, предполагало  реконструкцию цехов в соответствии с оригинальным проектом Мендельсона, второе – более масштабное и современное строительство. КГИОП передал дело в Совет по культурному наследию, который ни к какому выводу не пришел. На этом все и заглохло.
 
Несмотря на традиционный подход к такого рода проектам – памятник оставить, остальное застроить ради финансирования памятника – Игорь Бурдинский относился к комплексу «Красное знамя» именно как к объекту культуры, прекрасно понимая его архитектурную и историческую ценность. В обоих вариантах концепции электростанция, ключевой памятник «Красного знамени», должна была доминировать: многоэтажное строительство относилось вглубь квартала, а здания рядом с ней были невысокими. 
 
Хотя из-за неопределенного правового положения инвесторы так и не были найдены и ни строительство, ни реставрация электростанции не началась, Бурдинский успел провести там целый ряд культурных мероприятий: ежегодный фестиваль стрит-арта «ГраФФeст», сессию участников форума «Петербургский диалог» и пару выставок.
 
Сейчас все три участка земли со зданиями, входящие в комплекс «Красного знамени», выставлены на аукцион одним лотом со стартовой ценой 1,08 миллиарда рублей. На сайте Российского аукционного дома, который будет поводить торги, указано, что «потенциал рассматриваемой территории позволяет сформировать здесь не только жилой район… но и создать многофункциональный комплекс общественно-деловой застройки в сочетании с объектами многоэтажной жилой застройки». 
 
Сама электростанция является объектом настолько ценным и известным, что ей (в отличие от других построек фабрики) вряд ли угрожает физическое уничтожение. Но превращение в заурядный бизнес-центр, теряющийся на фоне многоэтажного жилого квартала, – вполне реальная судьба. Которая по степени  трагичности немногим лучше сноса. 
 
Районные власти, опасаясь, видимо, такого развития событий, постарались повлиять на ситуацию. Администрация Петроградского района опубликовала комментарий своего главы Юрия Гладунова, который можно трактовать как предупреждение инвесторам: «О сносе объектов культурного наследия (электростанция и цеха «Красного знамени». – А.М.) даже и речи идти не может. Это великие памятники архитектуры, разрушить которые никто и никогда не разрешит. Приспособление этих объектов под жилье практически невозможно ввиду конструктивных особенностей этих зданий. А свободная площадь в рамках данной территории связана с серьезными ограничениями (по высотности и т.д.), и не обладает инвестиционной привлекательностью. Покупатели данного участка вряд ли заинтересованы в строительстве двух-трехэтажного дома. А большего там построить просто нельзя».
 
Игорь Бурдинский, девелопер
 
– Какова была доля культурной составляющей в вашем первоначальном проекте?
– У нас было две концепции, одну разработал англичанин Дэвид Чипперфильд, другую – немецкий архитектор Крамм. В них присутствовало так интересующее инвесторов жилье, порядка 40 тысяч метров, столько же – бизнес-центр, 15–20 тысяч – гостинично-культурный комплекс  и 6 тысяч – Центр современного искусства в здании Силовой станции. Силовая станция  – это уникальный объект культурного наследия, привлекающий к себе особое внимание, в том числе мировой общественности, это достояние нашего города и отличительная особенность данного проекта от всех прочих. У меня есть путеводитель по Ленинграду 1933 года, на обложке изображена электростанция «Красного знамени». Не Зимний дворец, не Петропавловская крепость – а эта электростанция. 
 
– Почему не удалось реализовать этот проект?
– Если в двух словах: не хватило времени. Все время уходило на юридическую защиту моих интересов, а не на поиск инвесторов.
 
– Инвесторы должны были быть западные или наши?
– Я бы отдал предпочтение западным, потому что они более подготовлены к реализации таких проектов, а отечественных интересует только быстрый возврат денег.
 
– Только в рамках электростанции проект мог быть реализован?
– Да. Участок земли, относящийся к электростанции, достаточно большой, 1 га. Там может быть построен коммерческий объект, способный обеспечить финансовую поддержку Центру современного искусства.
 
– Вы будете пытаться реализовать свои планы в отношении «Красного знамени»?
– Я продолжаю участвовать в этом проекте, всех деталей раскрывать не буду. Дальнейшая его судьба зависит от того, как пройдет аукцион и кто будет победителем.
 
Рафаэль Даянов, архитектор:
 
– Если говорить об электростанции «Красного знамени», то это не совсем ленинградский конструктивизм. Это работа знаменитого немецкого и израильского архитектора Эриха Мендельсона, поэтому в данном случае надо говорить об архитекторе с мировым именем, который работал в Ленинграде. А что касается конструктивизма в целом, то это веяние эпохи, такого рода архитектура была не только у нас, но и в других странах. Однако у нас возникал новый тип сооружений, который не мог появиться нигде в мире в силу уникальности нашего общественного строя: фабрики-кухни, жилые массивы, клубы. Над ними работали архитекторы высокого класса, имевшие за плечами классическую школу. И они умели прислушиваться к тому, что есть вокруг. 
 
Справка:
 
Трикотажная фабрика «Красное знамя» была основана еще в XIX веке. В начале 1920-х годов ее было решено расширить и построить на новой площадке образцовое социалистическое предприятие. Контракт на разработку проекта был заключен со знаменитым немецким архитектором Эрихом Мендельсоном, который в конце 1925 года привез в Ленинград первые чертежи. Однако в процессе строительства у Мендельсона произошел конфликт с ленинградскими архитекторами, и через два года он уехал. К этому моменту была построена лишь электростанция. Все остальные постройки возводились местными силами по измененным чертежам.                   
 
Антон МУХИН










Lentainform