16+

«На днях наметила на помойке новую жертву...»

19/12/2014

ИРИНА БОНДАРЕНКО

Я страшно люблю богатство. Особенно то, которое другие выбрасывают на помойку – вот поднимается же у людей рука на сильно поношенный антиквариат, в просторечии именуемый рухлядью.


           Я страшно люблю богатство. Особенно то, которое другие выбрасывают на помойку – вот поднимается же у людей рука на сильно поношенный антиквариат, в просторечии именуемый рухлядью.

Когда сделала первый шаг по этой стезе и принесла домой пару стульев по три рубля за пару – семья рыдала и грозилась уйти из дому. Или мы или стулья – говорили они, и не угадали. Я все равно выбрала стулья, а им так и так пришлось остаться. Квартирный вопрос часто делает людей беспринципными.

Стулья были шикарными, дубовыми с латунными вставками на спинке, которые открылись миру только спустя неделю непрерывного трения наждачной бумагой. Одним словом, стулья многое повидали. Советская власть оставила на них след в виде ярко-красных дерматиновых продавленных сидений. Снизу днища были подбиты фанерками от посылок с адресами, написанными химическим карандашом. Хоть тогда Почты России еще не было, но посылками народ как-то нелегально, видать, обменивался. Теперь стулья радуют глаз своим неброским аристократизмом. Заиграли под моим настойчивым наждаком, морилкой и новой обтяжкой.

На днях наметила на помойке новую жертву. Вызываю компанию-перевозчика на букву «Г». С ремнями, потому что жертва натурально дубовая и весит килограмм двести, хотя может и сто пятьдесят. Приезжают два не сильно крепких  с виду юноши без ремней. Может, я заблуждаюсь, но мне кажется, что ремни – профессиональное орудие грузчиков. Странно представить хирурга, который, войдя в операционную, скажет – чего-то я, глупыш, сегодня скальпеля не захватил, дайте хоть консервный нож, что ли.

Короче, не вышло у них ну никак, но за час работы взяли. Вызвала другую компанию – и нате вам, грузчики были назло конкурентам с ремнями. И все оперативно спроворили без лишних разговоров.

А представители первой компании все звонят и звонят мне с одной просьбой – «Оцените работу наших грузчиков! И скажите при том, сколько вы им заплатили». «Вот у них, – отвечаю, – и спросите, а заценить вашу работу я все еще затрудняюсь».  Даже не знаю, стоит открыть им глаза на то, что с ремнями дела могут пойти в гору? Или ждать, пока сами догадаются?             

ранее:

«Решила дома наточить нож и попрактиковаться...»
«В Фейсбуке сплошная бодрость — то одному отповедь дадут, то других заклеймят»
«Удивлена заниженной оценкой умственных способностей петербуржцев...»
«Иду, чувствую – пахнет...»
Как я положила конец хождению доллара








Lentainform