16+

«Для разговора об экономике у президента слишком ограниченный вокабуляр»

22/12/2014

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Всю неделю Сеть жила рублем. Рубль падал. Цена на нефть тоже. Культовым сайтом стал «Российский дзен», на котором под приятную музыку на красивом минималистическом фоне можно следить за динамикой доллара, евро и нефти по отношению к рублю.


         Юрий Сапрыкин отчеканил в колонке на «Медузе»: «Судьбоносные колебания, из-за которых, возможно, кто-то завтра лишится работы, а кому-то будет нечем кормить детей, воспринимаются как явление природы – как рябь на поверхности озера, как пролетающие мимо облака, как медленно надвигающаяся лавина или увеличивающаяся в размерах планета Меланхолия. Гениально найденный образ «Российского дзена» не создает языка будущего, ничего не обещает и ни к чему не ведет, но это точная фиксация момента, картинка, по которой мы будем вспоминать конец 2014-го».

Немота российской действительности, пойманная культовым сайтом, нашла должное выражение и в действиях Центробанка, который на тайном совещании во втором часу ночи принял решение повысить ключевую ставку. Кирилл Рогов сделал вывод: «Если Центробанк поднимает ставки по ночам, это значит, что в плюс к тому неутешительному, что мы знаем, есть что-то еще менее утешительное, чего мы не знаем». ЦБ, следуя правилам российского дзена, ничего не ответил.

Ответов ждали от Путина, ради пресс-конференции которого в четверг рубль был извлечен из совсем уж глубоких пучин, – и ожидания оправдались. Не в том смысле, что президент объяснил про экономику, нет. Для разговора об экономике у президента слишком ограниченный вокабуляр: «рост» (ВВП, сальдо торгового баланса, промышленного производства), «рекордный урожай» и «профицит». Путин объяснил происходящее в России доступным ему языком сказок, побасенок, стишков из школьной программы, историй из жизни «больших начальников» и блатных анекдотов – языком, как выяснилось, несколько чуждым образованным россиянам.

Путин оседлал медведя. Говоря о внешней политике, он так разъяснил нецелесообразность миролюбия: «Может быть, мишке нашему надо посидеть спокойненько, не гонять поросят и подсвинков по тайге, а питаться ягодками, медком? Может быть, его в покое оставят? – Не оставят». И продолжил дальше про непомерные аппетиты США, нацелившихся на аннексию нашей исконной тайги. Здесь имело смысл поинтересоваться царящими в этой тайге нравами.

Что и сделал  чуткий к сигналам бытия Юрий Сапрыкин: «А медведь, который гоняет по тайге поросят, – это какое-то широко распространенное явление?»

В комментариях ему привели цитату с сайта «Русского географического общества» (председателем попечительского совета которого является В.Путин): «Взрослый шестифунтовый кабан не боится даже опаснейшего из наших зверей, медведя: яростно бросается он на своего могучего врага и нередко разрывает ему брюхо клыками прежде, чем страшные лапы медведя успевают нанести ему смертельные раны». Из чего, пожалуй, следует, что на самом деле это кабан гоняет по тайге медведя.

Здесь и лежит разгадка всей русской политики, экономики и культуры последних лет. Мишка боится кабана и поэтому усиленно гоняет по тайге поросят и подсвинков, чтобы те не успели вырасти, заговорить, яростно наброситься и разорвать клыками брюхо. Поросята же вместе с подсвинками прячутся по углам и медитируют на «Российский дзен». Иного просветления им в российской тайге не дано.              

ранее:

«Министр культуры с русским языком обращается смело — как настоящий панк, а то и хипстер»
«Свобода в России понимается как отсутствие внешнего давления»
«Чего смущаться, когда твоя цель — создать такой кодекс поведения в соцсетях, чтобы на Западе завидовали»
«Россия вроде уже с марта как великая, а гречи всем не хватает»
«Патриарх сказал "русский" 31 раз, а "Бог" – ни разу...»









Lentainform