16+

Как по-английски будет Купчино?

24/12/2014

Как по-английски будет Купчино?

В прошлом году перед саммитом G20 в Петербурге появились указатели на английском языке. Многих они повеселили. «Дом молодежи» был переведен как «Dom Youth», «Клиника им. Пирогова» как «Clinic them. Pirogov», а Большой проспект стал Grand avenue. Теперь энтузиасты решили помочь городским властям в переводе названий с русского на иностранный. Дело идет, но не быстро.


         «В 2013-м указатели устанавливали не централизованно, каждый район формировал списки объектов к переводу самостоятельно. Из-за этого, например, одна из церквей с четырех разных сторон именовалась по-разному», – рассказывают в переводческой компании ЭГО Транслейтинг.

Тогда Смольный на критику отреагировал довольно оперативно и указатели снял. Но проблема перевода осталась

Впрочем, проблема эта не только петербургская. Перед Олимпиадой названия улиц в Сочи тоже перевели на английский – получилось еще абсурднее, чем в Петербурге. Ружейная улица превратилась в Shotgun Street, Голубые Дали – в Blue Dali Street, улица Возрождения – в Revival Street, а улица 50-летия СССР в разных местах называется по-разному: 50 years USSR, 50 Let SSSR и 50-Letiya USSR.

«На трассе Петербург–Москва долгое время на указателях было написано Moskow через k – это тоже пример того, что люди понимают, что нужно делать, но им не хватает знаний, чтобы сделать это правильно, — рассказывает директор Центра письменных переводов и локализации компании ЭГО Транслейтинг Илья Мищенко. – Или другая история: если не знаем, как правильно, то проще транслитерировать. Так появляются указатели типа doroga na LEMZ (т.е. дорога на ЛЭМЗ). Это говорит о том, что проникновение языка у нас в стране низкое, в том числе среди людей, которые принимают решения по указателям и штампуют их. Значит, нужны четкие правила, как такой перевод делать».

После истории с не лучшим переводом городских топонимов в 2013 году Союз переводчиков России и ЭГО Транслейтинг самостоятельно разработали рекомендации для перевода и транслитерации наименований городской среды. Но разработать мало – надо чтобы их согласовали городские власти.

«Мы могли сразу их опубликовать, конечно, но кто тогда стал бы им следовать? Наша идея в том, чтобы вся двуязычная навигация в городе регулировалась неким нормативным актом», – говорит Илья Мищенко.

Сначала рекомендации направили в Городской центр размещения рекламы – там согласились: да, такая штука нужна. Потом разработчиков направили в Комитет по туризму, затем – в Комитет по культуре. Наконец, проект дошел до Топонимической комиссии (она занимается составлением единого реестра наименований всего, что есть в городе, но все – на русском языке). Сейчас при комиссии образовали специальную рабочую группу по вопросу перевода названий.

Необходимость в двуязычных названиях возникает в тех странах, где язык основан на кириллическом письме, вязи или иероглифах, объясняют переводчики. В таких случаях перевод для туристов просто необходим. «Люди приезжают в страну, где по-английски не говорят, и им нужно как-то попасть из точки А в точку Б. Представьте, что вы приезжаете в Иран, а там все написано на фарси и английского никто не знает. Попробуйте сориентироваться в метро и удачно добраться да места», – объясняет Илья Мищенко.

Обычно в России все опираются на европейский опыт, но в этом вопросе такового не очень много. «В странах, где язык основан на латинском алфавите, нет надобности переводить все названия. Переводят только культурные объекты, если нужно объяснить, что это. При этом какая-нибудь Schloßstraße никогда не будет переведена как Castle Street»,  – рассказывает он.

В европейских странах, где несколько официальных языков, подход разный. Например, в Финляндии знаки изготавливаются и на финском, и на шведском, используя тотальный перевод. «В то же время, например, в Сербии и Болгарии все так же печально, как у нас», – говорит Илья Мищенко.

Проблема не только в незнании языка теми, кто переводит. Так, перевод в петербургском метро сейчас вполне соответствует правилам. Важно, чтобы он совпадал с другими переводами по городу.

«В британском английском метро называют underground, а в американском – subway. Важно, чтобы по всему городу, а лучше и по всей стране, использовалась одна норма, – говорит Мищенко. – Сейчас наш метрополитен называет себя по-американски subway (в Москве при этом слово «метро» передается термином metro, что тоже иностранцам понятно). Однако для перевода указателя «Выход» используется британский Way out. На какой вариант нам опираться: на британский или американский? Американский более распространен в мире, однако Европа использует британский вариант. По таким вопросам внутри рабочей группы мы обычно голосуем, так как решить это не так просто, у каждого свои доводы, причем обоснованные».

«Если вы сейчас посмотрите на городскую карту на улице, на путеводитель, на указатель Комитета по туризму, Комитета по печати и так далее, то увидите, что информация везде представлена по-разному, – говорит Илья Мищенко. – Хотя функция этих обозначений одна – навигационная. Вы должны прилететь в аэропорт и понять, куда вам ехать, а приехав по адресу, легко найти нужное вам место».

Требования для навигации в городе в идеале нужно применять и к картам, и к путеводителям. Это следующий этап – просветительская работа с компаниями, которые печатают путеводители, карты и так далее. Сейчас рабочая группа занята проработкой рекомендаций.

В состав рабочей группы вошли члены Топонимической комиссии, члены местного отделения Союза переводчиков России, представители Смольного и т.д. Среди экспертов группы есть носитель языка, который помогает с проверкой того, насколько понятным будет то или иное наименование для иностранца. Председатель рабочей группы – зав. кафедрой фонетики и методики преподавания иностранных языков СПбГУ Павел Скрелин.

Вероятно, окончательная версия документа будет готова и утверждена в следующем году. Участники надеются, что в конце концов рекомендации получат статус нормативного акта.          

Анастасия ДМИТРИЕВА











Lentainform