16+

«Елки 1914»: фильм доставит удовольствие тем зрителям, которые устали от образа сусальной дореволюционной России

29/12/2014

«Елки 1914»: фильм доставит удовольствие тем зрителям, которые устали от образа сусальной дореволюционной России

25 декабря в прокат выходит четвертая часть франшизы продюсера Тимура Бекмамбетова «Елки 1914». Она рассказывает про то, как праздновали Новый год (вернее, Рождество) сто лет назад.


         Как и предыдущий проект, «Елки 1914» состоят из объединенных общей темой новелл, которые снимали шесть разных режиссеров, главная цель – показать, что Новый год – это единственный праздник, который объединяет нашу большую  страну. В прошлые года эта идея работала вполне удачно, и в прокате  все «Елки» собрали около трех миллиардов рублей. Но заглянув в прошлое, авторы картины неожиданно сняли фильм про русский бунт, еще не совсем беспощадный, но уже вполне бессмысленный.

История начинается с того, как в канун Рождества 1914 года российская Дума подписала указ об отмене елок: эта традиция оказалась немецкой, а немцы – наши враги. Да и война – не время для праздника. Неизбежные параллели с днем нынешним и военная кинохроника Первой мировой, использованная в фильме,  настраивают зрителя на не самый веселый лад. Да и авторы в каждой новелле намекают, что и сто лет назад в стране было неблагополучно.

В одной новелле  молодой жандарм (Артур Смолянинов) не может выступить на соревнованиях по фигурному катанию, потому что его дуболом-начальник считает, что  мужчины в трико – это извращение,  в другой честолюбивый помещик (Ян Цапник), мечтающий подняться по социальной лестнице, подставляет  ручного медведя под пули приехавшего поохотится графа. И даже традиционная для «Елок» сквозная история, которая объединяет все новеллы, не дает расслабиться – ее герой авиатор (Александр Паль) хочет станцевать с девушкой вальс под елкой, но елки запрещены, и он хочет собрать миллион петиций с требованием отменить этот запрет.  Понятно, что авторы комедии как могут стараются развеять критический настрой. Но фразочки типа «Кто ж мне даст кредит, я же доктор» особой веселости не вызывают.

Желание веселить рождает  трэш. Постоянные герои франшизы, два молодых балбеса, (Александр Домогаров-младший, Александр Головин), проигрывают бабушку-божьего одуванчика вокзальным наперсточникам, поставив на кон золотые бабушкины зубы. Вершиной  безумия становится новелла «Дом», в которой разорившийся Сергей Светлаков продает Ивану Урганту дом, но боится сказать об этом своей семье, привыкшей справлять в нем Новый год.

В итоге герои инсценируют послепраздничный разгром и внушают родственникам что праздник уже прошел. Эти выходки демонстрируют, на что способны русские люди, если их довести до крайности. И смогут доставить удовольствие тем зрителям, которые устали от образа сусальной дореволюционной России.               

Елена НЕКРАСОВА











Lentainform