16+

Чем грозит Навальному самовольное освобождение из-под домашнего ареста

06/01/2015

Чем грозит Навальному самовольное освобождение из-под домашнего ареста

Осужденный условно по делу «Ив Роше» оппозиционер Алексей Навальный отказался соблюдать условия домашнего ареста. Юристы обсуждают правомерность поступка блогера, а также возможные последствия, которые ему грозят.


           Навальный сбежал из-под домашнего ареста еще в день вынесения ему и его брату приговора. Последнего приговорили к реальному сроку, что вызвало волну негодования. Вместе со своими сторонниками Навальный вышел на Манежную площадь, чтобы выразить протест. 
 
После отказа соблюдать условия домашнего ареста, который Навальный считает незаконным,  его пришли «навестить» сотрудники ФСИН, пробыли в его квартире недолго и удалились. Сам оппозиционер прокомментировал появление нежданных гостей в своем Twitter.
 
«Приходили сотрудники ФСИН. Сфотографировали браслет без ноги и ногу без браслета. Составили бумаги, ушли. Оборудование забирать отказались», – написал он. По словам оппозиционера, у его жилища дежурят журналисты.
 
Московские полицейские заявили, готовы задержать оппозиционера Алексея Навального в случае, если Федеральная служба исполнения наказаний установит, что он нарушил режим домашнего ареста. Сведений о том, что в МВД получили такое обращение из ФСИН, не поступало.
 
Ранее Навальный отказался соблюдать условия домашнего ареста. Об этом он заявил в своем блоге. Навальный сообщил, что срезал со своей ноги браслет, с помощью которого ФСИН следила за его передвижением, и даже опубликовал в соцсетях фотографию этого браслета, пишет newsru.com.
 
В интервью «Эху Москвы» он заявил, что не считает свой отказ от соблюдения условий домашнего ареста незаконным, так как не признает законным сам факт ограничения его свободы.
 
«По закону невозможно под домашним арестом держать человека, по которому уже вынесен приговор. Под домашним арестом сидят под следствием – подсудимый или подозреваемый. Если уже был приговор, который закончился условным сроком, Уголовно-процессуальный кодекс совершенно четко говорит, что этот человек освобождается в зале суда. То есть в зале суда меня должны были освободить. Юридически невозможно никак меня оставлять под домашним арестом, когда уже суд закончился и приговор вынесен», – указал оппозиционер.
Тем не менее юристы выражают противоположное мнение. Так адвокат Мурад Мусаев отмечает, что в российском законодательстве обвиняемый не перестает быть таковым, даже после оглашения приговора.
 
«Не люблю Навального, ещё меньше люблю политизированное следствие и предвзятые суды, не комментирую существо уголовных дел, в которых не участвую, но о процессуальной ситуации высказаться готов.
 
Первое. Навальный считает, что он не мог быть оставлен под домашним арестом, поскольку "статья 107 УПК четко говорит, что такая мера пресечения применяется только в отношении подозреваемых и обвиняемых", а он, мол, осуждён.
 
Этот аргумент – пустое, поскольку в российском (и не только) уголовном процессе, обвиняемый не перестаёт быть обвиняемым после вынесения против него обвинительного приговора. Об этом "чётко говорит" часть 2 статьи 47 УПК РФ: "Обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым. Обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным".
 
Таким образом, осуждённый (до вступления приговора в законную силу) – это разновидность обвиняемого», – отмечает на своей странице в Facebook адвокат. 
 
Вторая неточность в позиции Навального состоит в том, что он цитируя статью 311 УПК отмечает, что в случае "обвинительного приговора с назначением наказания, не связанного с лишением свободы, или наказания в виде лишения свободы условно".
 
«Тут снова ошибка. Уголовно-процессуальный закон России знает несколько мер пресечения, среди которых: заключение под стражу, домашний арест, залог, подписка о невыезде и т.д. Так вот статья 311 УПК РФ регулирует освобождение подсудимого из-под стражи и только из-под стражи. Навальный в обсуждаемом деле под стражей не содержался, стало быть статья 311 УПК РФ к нему не применима.
 
Иные меры пресечения, включая домашний арест, могут быть сохранены при вынесении приговора, пусть назначенное наказание и не связано с реальным лишением свободы, вплоть до вступления этого приговора в законную силу», – продолжает Мусаев. «С таким порядком можно не соглашаться (я и сам с ним не согласен), можно считать его не соответствующим "духу закона" (и это будет верно), но букву закона суд, оставивший Навального под домашним арестом, не нарушил. Навальный пишет: "Замоскворецкий суд признал, что никакого домашнего ареста после приговора быть не может, вернув ФСИНу их жалобу"». 
 
Однако возврат жалобы, считает юрист, произошел потому, что суд уже вынес окончательное решение по делу Навального, после чего тот уже не подсуден данном суду. 
 
«В ведении этого суда теперь остаются лишь вопросы, связанные с протоколом судебного заседания, направлением жалоб на приговор и т.п.
 
Короче говоря, нет в этой истории никаких процессуальных сенсаций, а позиция Навального основана скорее на эмоциях, чем на нормах закона, которые он приводит.
 
И ещё. Всех интересует, чем для Навального может быть чреват его поступок. Да ничем. Правовые последствия и риски здесь ничтожны: меру пресечения ему уже не изменят, ибо невозможно и некому, а потенциальное ужесточение приговора (например, замена условного лишения свободы реальным) с нарушением домашнего ареста никак не связано. Так что жест получился эффектный и практически безопасный», – заключает эксперт.            
 
Фото: golos-ameriki.ru










Lentainform