16+

Религиозный раскол. Как карикатуры стали новым водоразделом между Россией и Западом

14/01/2015

Религиозный раскол. Как карикатуры стали новым водоразделом между Россией и Западом

Первый номер сатирического еженедельника Charlie Hebdo после нападения исламистских террористов с карикатурой на пророка Мухаммеда на обложке был раскуплен буквально за час. А тираж стал абсолютным рекордом в истории Франции — свыше трех миллионов экземпляров. В то же время в России Роскомнадзор запретил СМИ, в том числе и интернет-изданиям, публиковать или давать ссылку на подобные изображения.


            Французская свобода
 
На обложке нового номера Charlie Hebdo снова появился пророк Мухаммед.  На этот раз на обложке размещена табличка со словами "Я – Шарли" (Je suis Charlie), ставшими символом консолидации общественности практически всех стран, поддержавших пострадавших журналистов в трудную минуту, и подпись, которая гласит: «Все прощено». 
 
Автором карикатуры стал штатный художник еженедельника, известный под псевдонимом Люз. В ходе пресс-конференции, состоявшейся накануне, 13 января, он заявил, что не боится мести за эту обложку.
 
«Мы уверены в интеллекте людей и в их чувстве юмора, – приводит BBC слова карикатуриста. – Люди, совершившие это нападение, не имеют чувства юмора».
 
Ранее адвокат еженедельника заявил, что редакция не отступит от своей деятельности и не намерена поддаваться давлению со стороны, пусть даже такому кровавому. 
 
«Конечно, мы не отступим, поскольку иначе все это не будет иметь никакого смысла», – сказал адвокат издания Ришар Малка в эфире радиостанции, отвечая на вопрос о содержании номера Charlie Hebdo, который появится в газетных киосках 14 января.
 
«"Je suis Charlie" – это состояние духа, это также говорит о праве на богохульство. "Je suis Charlie" говорит о том, что вы имеете право критиковать религию, потому что в этом нет ничего особенного. Нет права критиковать иудея за то, что он иудей, мусульманина – за то, что он мусульманин, христианина – за то, что он христианин. Но можно говорить все что угодно, самые худшие гадости, и мы это делаем – по поводу христианства, иудаизма и ислама», – отметил он.
 
Карикатурист Люз также сообщил, что в этом номере журнала представлены работы всех погибших журналистов и художников Charlie Hebdo, и призвал читателей приобрести журнал и таким образом поддержать свободу слова во Франции. Он добавил, что расплакался, закончив эскиз. Но он заверил, что Charlie будет выходить и следующий номер поступит в продажу 21 января, пишет InoPressa.
 
«Наш Мухаммед намного симпатичнее, чем Мухаммед террористов», – отметил карикатурист, позируя с рисунком.
 
По словам очевидцев, во Франции свежий номер  Charlie Hebdo разлетелся как «горячие пирожки». Дошло вплоть до того, что для приобретения журнала люди записывались в магазинах за сутки.
 
Так сотрудник «Новой газеты» Евгений Фельдман написал в своем микроблоге:
 
«В парижских газетных магазинах запись на получение завтрашнего. Сейчас можно записаться и, наверно, получить номер в четверг».
 
Однако нашлись и те, кто захотел заработать на ажиотажном спросе — спекулянты уже сейчас продают номер журнала за 300 евро на французском Ebay.
 
Что хорошо французу, то русскому — смерть
 
В то время, как европейское сообщество сплотилось и даже нашло отклик и на Ближнем Востоке, на прошедший марш в память о жертвах самого крупного за последние 50 лет в истории Франции теракта приехали лидеры Израиля, Палестины, в России «религиозный вопрос» в буквальном смысле встал ребром. Чтобы там не говорили власти о свободе слова и отсутствии цензуры, ее реальные действия говорят об обратном. Сначала Рамзан Кадыров пригрозил чуть ли не войной тем, кто посмеет опубликовать изображение пророка Мухаммеда, и назвал «Эхо Москвы» «антиисламским рупором», а затем к словам главы Чечни подключился Роскомнадзор. Камчатское управление которого разослало письма местным СМИ о недопустимости  публикации карикатур на религиозных деятелей.
 
Письмо надзорного ведомства было опубликовано камчатским журналистом Владимиром Ефимовым в его Фейсбуке. В свою очередь,  и.о. начальника отдела по защите прав субъектов персональных данных, надзора в сфере массовых коммуникаций и информационных технологий управления Роскомнадзора по Камчатскому краю Мария Сметанкина подтвердила подлинность письма.
 
Надзорное ведомство не только заявило о недопустимости размещения в СМИ карикатурных изображений, как это сделали многие зарубежные СМИ в знак солидарности с Charlie Hebdo, но и даже размещение гиперссылок на материалы иных СМИ (в том числе иностранных), авторских материалов, оправдывающих данные события, карикатур религиозных деятелей оказалось под запретом. 
 
Мало сказать, что подобные директивы нарушают права, закрепленные в Конституции, но и говорят о том, что в России, ровно как и в странах Запада проблема веротерпимости до сих пор не решена, и слова того же Кадырова, это подтверждают.
 
Правомерно ли подобное требование в духе азиатских тоталитарных режимов, эксперты пока решить не могут.
 
«Вообще-то у нас говорится в Конституции о праве на свободу исповедания и прочее. Есть статья в Уголовном кодексе об оскорблении чувства верующих, новая статья. Поэтому так, формально, мне кажется, что это предупреждение нельзя считать противозаконным, нарушающем какие-то свободы или права. Но интересная штука, почему-то сегодня, в России по крайней мере точно, люди считают, что закон – это самое главное, что все регулирует. Я позволю себе сообщить радиослушателям кусочек нашего с вами диалога за эфиром, когда я вас спросил, а как вы думаете – вот наш с вами общий знакомый, главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, публикует ли он хотя бы одну из карикатур «Шарли»? – и вы ответили: «Ну, я не знаю, какова мера вкуса Дмитрия Муратова». Вот, мне кажется, в вашем ответе и заключается суть. Нельзя все описать в законе. Есть понятие «мораль» и есть понятие «право». Мораль всегда шире, чем понятие права. Право уже, чем мораль. И, мне кажется, что для СМИ – для очень многих, но для СМИ, в частности – вопросы морали они очень важные. Если говорить про карикатуры «Шарли», уж коли я их упомянул, я их нашел какое-то количество – штук 20 посмотрел – не нашел ни одной, которая вызывало бы какую-нибудь улыбку; ни одной, которая вызывала бы какое-то чувство солидарности. Все 20 вызывали либо чувство омерзения, либо протеста. Это не повод – сразу оговоримся, – чтобы меня не приписывали защитникам джихада. Я не думаю, что это правильно – публиковать карикатуры на религиозных деятелей, не имея в виду конкретного муллу или конкретного раввина, или конкретного батюшка – я думаю, что это возможно, если этот шарж узнаваемый. Но на тех, кому поклоняются: на Богородицу, на Иисуса...», – прокомментировал "Эху Москвы" ситуацию известный юрист, полномочный представитель Правительства Российской Федерации в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский.
 
Отчасти солидарен с Барщевским и обозреватель Антон Орехъ, называющий решение Роскомнадзора «абсурдом», но выступающий против каких-либо карикатур на религиозных деятелей.
 
«Абсурд — он тем и хорош, что довести до него можно вообще что угодно. Камчатский Роскомнадзор внес в абсурдизацию нашего бытия свою посильную лепту, запретив местным СМИ размещение любых карикатур на религиозных деятелей. По какому поводу увидел свет данный чудесный циркуляр — понятно. Непонятно, что будет, если следовать распоряжению буквально и что будет с теми, кто его нарушит», – отмечает обозреватель.
 
По его словам, сама постановка вопроса, как это подало надзорное ведомство, уже выглядит как карикатура.
 
«Лично я являюсь противником карикатурирования пророков — хоть Мохаммеда, хоть Иисуса, хоть Моисея. Но назвать пророка Мохаммеда «религиозным деятелем» — это, скажу я вам не хуже карикатуры.
 
Пророк — это не деятель. Деятели — это те граждане с крестами, в чалмах и ермолках, которые отправляют культы. Отправляют их по-разному. Кто-то честно служит Богу и печется о своей пастве, а кто-то бухает во время поста, предается блуду и прочим непотребствам, живет в роскоши, промывает мозги и превращает нестойких последователей в шахидов, для кого-то из этих «деятелей» главным божеством является твердая валюта.
 
Религиозные деятели — это люди, живые люди, со своими добродетелями, но и со своими пороками. И даже лучшие из них далеки от святости, как и любой из нас. И церковные иерархи тоже люди, но не пророки. И религиозные организации любых конфессий — это структуры, в которые входят граждане Российской Федерации», – заключает эксперт.
 
Тем не менее, Орехъ уверен, никто не имеет право запрещать, а тем более на законодательном уровне, рисовать и публиковать карикатуры на этих самых «религиозных деятелей».
 
«Так с какой же радости я не могу рисовать и публиковать карикатуры на них на всех? Наверное, на Камчатке хотели защитить пресловутые чувства верующих и предостеречь от перепечаток из Charlie Hebdo, но если такая мера будет реально действовать, то наказывать будут не за Charlie, а за карикатуру, например, на патриарха. Да ладно бы на патриарха — на любого попа.  Я говорю в первую очередь про патриарха и попа, а не про раввина и верховного муфтия потому, что при формальном отделении церкви от государства и равенстве всех конфессий, все мы знаем, что есть одна конфессия, которая отделилась от государства на не очень большое расстояние и стала несколько равнее остальных.
Поэтому если насмешка над Далай-ламой кому-то и сойдет с рук, а шутка над Папой Римским даже вызовет аплодисменты, то потешки над патриархом — вряд ли. Если развивать тему дальше, то однажды накажут художника, который нарисует картинки к «Сказке о попе и о работнике его Балде». Тоже ведь карикатура. И начнется такая борьба за чувства и их защиту, что камня на камне не останется», – иронизирует журналист.
 
Вступилась за свободу слова и главный редактор журнала "The New Times" Евгения Альбац
 

«Главное что меня еще поражает, что идет обсуждение: можно, нельзя, правильно, неправильно. Приходят варвары и убивают людей. Вот точка. Убивают людей за то, что они нарисовали не так, как этим варварам нравится. Вот это варварство. Нельзя брать на себя роль бога и отнимать чужую жизнь. Или как это делает господин Кадыров, который сейчас угрожает сначала Ходорковскому, потом Венедиктову, главному редактору «Эхо Москвы» угрожает. Теперь он всем угрожает. Вот это классический подход варвара. Который полагает, что он насилием может других заставить думать так, как хочет он. Нет. Это опять столько прошло, у человечества колоссальный опыт борьбы с этим. И Европа она такая, какая она есть и потому так многим из наших сограждан нравится ездить в Европу именно потому, что она эти ценности отстаивала и отстояла. И если вам кажется, что запреты что-то дадут. Нет. Не бывает. Вон в Советском Союзе люди 70 лет были идолопоклонниками. И спокойно поклонялись идолу. При этом и те же самые люди, которые поклонялись идолу большую часть своей сознательной жизни, теперь стоят со свечками. В Германии, в протестантской католической Германии устроили газовые камеры. И попытались доказать другим странам Европы и мира, что они знают, как правильно, какие люди правильные, какие черепа правильные. Во что надо верить правильно. Это называлось Адольф Гитлер и нацистская пропаганда. Не стоит повторять этих ошибок», – комментирует запрет Роскомнадзора Альбац. 

Фото:  i-ekb.ru











Lentainform