16+

За что хвалят и за что ругают «Левиафан»

26/01/2015

За что хвалят и за что ругают «Левиафан»

Главным скандалом и одновременно главной культурной новостью года стал фильм Андрея Звягинцева «Левиафан». Получивший награду в Каннах и «Золотой глобус» и номинацию на «Оскар» в Америке и слитый в середине января в Интернет неизвестными лицами. Фильм вызвал бешеный интерес среди всех – профессиональных кинокритиков, блогеров, сетевых хомячков и министра культуры РФ.


         А главное – расколол смотревших на две большие и несколько маленьких групп. Кто что сказал и почему российские продюсеры не боятся снимать остросоциальное кино, разбирался «Город 812».

Собственно, именно слив в Сеть и породил обсуждение такой плотности и такого накала, которых не знал ни один фильм в новорусской киноистории. Благодаря этому его посмотрели почти все и почти сразу.

При этом сюжет «Левиафана» прост. Мэр небольшого  города на берегу Баренцева моря (Р. Модянов) хочет отобрать дом и землю у автослесаря Николая (А. Серебряков). Подзуживает мэра местный митрополит. На помощь Николаю из Москвы приезжает его друг адвокат Дмитрий (В. Вдовиченко). Он привозит компромат на мэра, который, по словам героя, поможет взять того «за фаберже». Сделать это не удается, плюс к внешним обстоятельства примешиваются личные – жена Николя Лиля (Е. Лядова) изменяет ему с Дмитрием,  а через некоторое время погибает. Кончается все плохо – дом отбирают, Николая обвиняют в убийстве жены и сажают на 15 лет. На месте дома строят церковь.

Как и предыдущие фильмы Звягинцева, «Левиафан» обладает смысловым подтекстом, но внешняя сюжетная сторона картины трактуется однозначно – это антиклерикальный, острокритический по отношению к сегодняшней российской жизни фильм. 

После просмотра аудитория предсказуемо разделилась на тех, кто фильм ругал, и тех, кто хвалил. Ругающие состояли из патриотов и некоторых кинокритиков.  Самым главным среди патриотов стал министр культуры  Мединский, который накануне слива породил мэм «Рашка-говняшка», а до этого больше  полгода ругал «Левиафан» за очернительство и конъюнктурность. По его мнению, если бы Звягинцев снял такое кино про Америку, никакого приза в Каннах у фильма бы не было. Кроме того, русские люди так не пьют.

Почти за то же самое ругали фильм и в блогосфере. Радикальный патриот Дмитрий Ольшанский в Фейсбуке в тексте под названием «Мертвечина»  написал, что фильм сделан «с одной целью: во имя того, чтобы приличные люди в жюри приличного фестиваля дали ему приличную премию, а потом написали в своих газетах о том, как Звягинцефф смело показал этот рюсски koshmar». При этом Ольшанский утверждает, что министр Мединский и режиссер Михалков и их «механически копируемый шаблон родины как страны трехметровых голубоглазых богатырей из спецназа ФСБ, которые победили гомопедонаркосатанолиберальных пришельцев», ничем не лучше.

Петербургский писатель Юлия Беломлинская в свою очередь утверждает, что фильм подлый – «тем, что он настаивает на том, что человек есть подлое животное», и тоже сочла, что выбор фестивалей, давших фильму призы,   политический. А хвалили фильм в Фейсбуке  прежде все за честность и смелость. 

Особую группу среди посмотревших составили журналисты и кинокритики. Среди больших московских изданий, кажется, только Дмитрий Быков в  «Новой газете» да Вадим Рутковский на «Снобе» отозвались о фильме плохо. Первый  обвинил фильм в неясности психологических мотивов и бессилии, второй –  в клишированности. Другим критикам «Левиафан» приглянулся. Антон Долин в «Искусстве кино» назвал его фильмом-поступком, Юрий Сапрыкин на «Медузе» отмел обвинение в русофобстве и слабой драматургии. Андрей Плахов в «Коммерсанте» прямо определил фильм как замечательный.

Петербуржцы отнеслись к «Левиафану» ощутимо прохладно. Например, авторитетный петербургский  журнал «Сеанс» занял сдержанную позицию: фильм не хвалил, но вместо того чтобы честно  разругать,  редакция собрала на сайте журнала мнения двух десятков кинокритиков.  Те, кто картину там ругал, были недовольны показной красивостью, эксплуатацией  библейских аллюзий и так же,  как министр культуры, – конъюнктурностью. А создатель журнала Любовь Аркус в комментариях в Фейсбуке откровенно назвала фильм плохим.


За что хвалят и за что ругают «Левиафан»


Даже источник слива фильма в Интернет вызвал дискуссии.  Ставшая почти официальной версия, которую озвучил Александр Роднянский, – это кто-то из членов Американской оскаровской академии, которым раздаются копии фильмов для оценки, – тут же вызвала альтернативные версии с самых разных сторон. Либеральный журнал «Нью Таймс» выдвинул идею, что фильм слили в Сеть да еще в плохом качестве спецслужбы, чтобы проплаченные боты настроили публику на худшее.  Писали даже, что Звягинцева выдавливают из страны. Известный разоблачитель,  кинокртик Алексей Юсев, написал, что «в Сети находится копия, купленная в iTunes UK», а все скандалы вокруг «Левиафана» раздуваются ради получения «Оскара».

Однако самая интересная тема осталась почти неохваченной.  А именно позиция продюсера картины  Александра Роднянского. Роднянский – одна из крупнейших фигур отечественного кино.   Его компания «Нон-стоп продакшн» входила в число компаний-мейджоров, получавших деньги от Фонда кино. Плюс Роднянский – один из продюсеров самого громкого нашего патриотического кино последнего времени – «Сталинграда». Также среди его проектов  – фильмы «9 рота» и «Обитаемый остров».  То есть он не просто участвует в создании больших фильмов, которые репрезентируют представления российской политической элиты о патриотизме, но еще он очень плотно работает с главным нынешним российским кинематографистом – Федором Бондарчуком. Федор Сергеевич – один из немногих кинематографистов, чьи фильмы удостаивает вниманием президент Путин.

Одновременно Роднянский и его компания активно занимаются авторским кино. Именно он стал продюсером предыдущей картины Звягинцева «Елена». Ему же принадлежит кинофестиваль «Кинотавр», где летом 2014 прошла премьера «Левиафана». С коммерческой точки зрения это нормальная производственная стратегия – делать разный киноконтент.

Однако не в нашей стране, где деньги на производство кино частично или полностью дает государство. А будучи владельцем компании-мейджора,  Роднянский получает от государства большие по нашим меркам деньги. По официальным данным, «Сталинград» получил от Фонда кино треть своего бюджета (30 миллионов долларов). И «Левиафан» получал деньги из Фонда кино и Минкульта. В последнем случае это деньги, которые не нужно возвращать. 

Параллельно с «Левиафаном» финансировался и другой проект Роднянского – «Код Дурова». Он тоже получил деньги и от Фонда и от министерства.  Партнер Роднянского Бондарчук также получает много денег от государства: его компания Art Pictures Studio  получила в 2013 году  от Фонда кино больше 200 миллионов рублей. На этом фоне острокритическая картина Звягинцева выглядит как попытка дергать тигра за усы. Но, скорей всего, смелость Роднянского связана с уровнем влияния его партнера и с желанием получить «Оскара». Предыдущий проект Роднянского и Бондарчука «Сталинград» даже не вошел в лонг-лист премии. Если получится с «Левиафаном», для Роднянского это будет победа. Вопрос – дадут ли ему после этого деньги из бюджета или поостерегутся?             

Елена НЕКРАСОВА











Lentainform