16+

Как будет выглядеть кризис не в экономических сводках, а в реальности

03/02/2015

Как будет выглядеть кризис не в экономических сводках, а в реальности

Кризис уже вроде как наступил, но следы его пока незаметны. Экономисты говорят, что надо подождать пару месяцев – и тогда все не только увидят, но и прочувствуют. С помощью экспертов «Город 812» попытался представить, как будет выглядеть кризис не в экономических сводках, а в реальности. Чтобы вышел на улицу, посмотрел по сторонам, и сразу понял: наступил окаянный или пока еще нет.


       Лицо кризиса выглядит так. Все больше окон офисов и магазинов на первых этажах домов будут украшены надписями «Аренда» с номерами телефонов. В худшем случае – закрыты вообще без надписей, если собственники помещений уже не надеются их сдать. Пустующие площади больших торговых комплексов. Когда дело дойдет до закрытия сетевых продуктовых магазинов-дискаунтеров – совсем беда.

Вероятно, зримым станет процесс антиглобализации – вслед за Carl's Jr. и Subway могут свернуть свой бизнес другие сети фастфудов, будут закрываться магазины международных брендов. Город лишится вывесок, которые свидетельствовали о его сопричастности всему остальному миру.  

«Люди будут одеты так же, а машин станет меньше, многие начнут экономить на бензине, – рассуждает экономист Дмитрий Травин. – Зато поймать  машину станет гораздо проще, так как для многих частный извоз будет единственным заработком».

Возможно, считает профессор Травин, нас ждет ренессанс челночной торговли и на улицах города появятся продавцы, раскладывающие на асфальте или ящиках свой товар – от китайских трусов до колбасы. Но это напрямую зависит от позиции власти. Она может попустительствовать такой торговли, видя в ней механизм насыщения рынка дешевыми товарами и снятия социального напряжения. Или, наоборот, встать на точку зрения, что челночная торговля подрывает цивилизованную, сокращая тем самым налоговые поступления.

«Резко уменьшится объем рекламы в метро, так было в 2008 году, и я снова это вижу, – говорит социолог Татьяна Протасенко. – Одни зайчики, котики и стихи о том, как ночь нежна. Уже сейчас на улицах появляются ничем не занятые мигранты, которые стоят, сидят на корточках,  куда-то неспешно идут. Их число будет увеличиваться – это гастарбайтеры, оставшиеся без работы. Я помню, как много было их в Москве в начале 2009 года, они спали в метро, сердобольные пассажиры им даже места уступали. Сейчас люди во время опросов начали высказывать опасения, что безработные мигранты могут заняться уличным разбоем или грабежом дач».

«Уменьшится число машин, еда в магазинах будет худшего качества, а по телевизору еще настойчивее начнут рассказывать, что мы великая держава, последний оплот православия в окружении бесов и должны сильнее сплотиться вокруг нашего любимого президента», – сказал «Городу 812» управляющий партнер компании «Теорема» Игорь Водопьянов.

Самым ожидаемым оскалом кризиса на лице Петербурга могли бы стать массовые акции протеста или даже баррикады. Если не считать Маршей несогласных, выдвигавших политические цели, голодные граждане митинговали у нас только однажды: в совершенно благополучном 2005 году во время монетизационных бунтов пенсионеры перекрывали Невский и Московский проспекты.  «Теоретически само по себе снижение уровня жизни может вывести людей на улицы только в теории Карла Маркса. Во всех последующих теориях – нет, – говорит Татьяна Протасенко. – Если мы вспомним монетизационные бунты в Петербурге, то причина там была в отмене льгот. Наши опросы показывают, что люди воспринимали льготы как награду, особенно ветераны. И когда льготы отменили, люди почувствовали обиду».  Предугадать сейчас, что может вывести людей на улицы, невозможно, уверена социолог.

Однако отдельные группы, чьи интересы будут затронуты, могут устраивать митинги, хотя массовыми они не будут. Это, например, обманутые дольщики или заемщики по  валютной ипотеке. А вот забастовки на предприятиях из-за невыплаты зарплат возможны, уверена Татьяна Протасенко: «Если речь, конечно, идет о крупных предприятиях, потому что мелкие никогда не объединятся». При этом отсутствие профсоюзов как организующего начала забастовщиков не остановит: при наличии социальных сетей оргвопросы решаются просто, говорит она.

Впрочем, если верить послевоенному американскому президенту Гарри Трумэну, все это – описание не кризиса, а экономического спада. «Спад, – говорил он, – это когда работу теряет ваш сосед. Кризис – когда работу теряете вы». Таким образом, когда кризис действительно наступит, сидящие на корточках гастарбайтеры и закрытые магазины будут казаться несущественными мелочами.              

Антон МУХИН, фото siapress.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform