16+

«Шпион, выйди вон!»: эксперты объяснили резкий рост числа «госизменников» в стране

10/02/2015

«Шпион, выйди вон!»: эксперты объяснили резкий рост числа «госизменников» в стране

За последний месяц в России арестовали сразу нескольких человек по схожим обвинениям — государственная измена. Многодетная мать из Вязьмы сообщила украинскому посольству о передвижении местных воинских частей, а сотрудник столичного патриархата сообщал американцам открытые данные о работе РПЦ. Что это - «политический фарс» или целенаправленная «охота на ведьм» - размышляют специалисты.


          Целых два новых дела о госизмене появилось накануне — сотрудники ФСБ арестовали сотрудника Московского патриархата Евгения Петрина и члена экипажа танкера «Койда» Сергея Минакова. Обоим вменяется передача секретных материалов зарубежным агентам. Это официальная сторона дела. На практике, тот же Петрин сообщал агентам, которых заподозрил в шпионаже в пользу США,  те данные, которые были в открытых источниках. По его словам, они не могли нанести никакого вреда ни государству, ни РПЦ. Тем более, не понятно, как в светском государстве какие-либо данные о церкви вообще могут быть государственной тайной.
 
У следствия своя гипотеза на этот счет. Петрин, работавший в патриархате в отделе внешних церковных связей, на самом деле проходил службу в органах ФСБ, в связи с чем был допущен до сведений, которые составляют государственную тайну. После своего увольнения Петрин вышел на представителей ЦРУ и согласился с ними сотрудничать. 
 
«В 2013 году я перешел в отдел внешних церковных связей Московского патриархата. Стал курировать Украину. В июне 2014 года был задержан сотрудниками ФСБ. Меня вынудили написать самооговор в госизмене, как будто бы я выдавал ЦРУ военные секреты и рассказывал о роли РПЦ в политике на юго-востоке Украины», – вот что говорит сам Петрин об этом обвинении.
 
Однако, по мнению экспертов, причиной всплеска подобных дел о «предателях Родины» может быть не активизация зарубежных агентурных разведок, а всего лишь юридические аспекты. По словам эксперта по спецслужбам и главного редактора сайта «Агентура.ру» Андрея Солдатова, появление подобных уголовных дел связано с поправками к 275-й статье, принятыми в 2012 году и согласно которой изменой считается не только разглашение гостайны, но и оказание консультационных услуг представителям иного государства, которые могут угрожать безопасности РФ.
 
«Можно думать, что это государство шлет сигналы, но, скорее всего, это ФСБ пытается вписаться в украинский контекст, используя новый инструментарий. Ведь об этой службе в рамках конфликта на Украине толком ничего не было слышно», – цитирует эксперта газета «Коммерсантъ».
 
С этой точкой зрения согласен адвокат еще одной «шпионки» – многодетной матери из Смоленской области Светланы Давыдовой. По мнению Сергея Бадамшина, ФСБ решила идти по простому путина, а общественный резонанс, который вызвало дело его клиентки лишь повысило внимание к деятельности службы.
 
«Похоже, ФСБ пытается не выпадать из контекста, но и напрягаться тоже не хочет, выбирая самых странных фигурантов для своих уголовных дел», уверен он.
 
Естественно, дело Петрина не могло ни вызвать определенную реакцию в церкви. Известный своей категоричностью диакон Андрей Кураев считает, что шумиха вокруг сотрудника патриархата — есть ни что иное, как возрождение советской модели.
 
«В советские времена было в порядке вещей взаимодействие церкви и КГБ. Известный факт: зам председателя отдела внешних церковных отношений одновременно являлся штатным сотрудником КГБ и даже не притворялся священником. И основные потоки информации к патриарху шли именно через него. В годы перестройки влияние спецслужб на церковь уменьшилось и сошло на нет. Церковь дышала более-менее свободно. Но история с Евгением Петриным меня ничуть не удивляет – она показывает, что советская модель возрождает себя. Но есть вопрос — почему Петрин сказал, что он, будучи в отделе внешних связей, «курировал Украину»? Взаимодействием с общественными структурами бывшего советского пространства занимается отец Всеволод Чаплин. А отдел внешних связей занимается дальним зарубежьем. Но допускаю, что Украина стала его волновать. И задача отдела – не допустить церковной легализации того раскола, что существует сейчас на Украине. Украинская церковь по сути является частью нашей, но обладает полной самостоятельностью. И есть иностранные игроки, которые заинтересованы в том, чтобы «перетянуть одеяло на себя» — в частности константинопольский патриарх Варфоломей», – рассказал «МК» Кураев.
 
Журналист Кирилл Рогов считает, что дела Светланы Давыдовой и Евгения Петрина являются звеньями одной цепи, которую можно назвать «легализация репрессий». 
 
«Идея в том, чтобы приучить общество к посадкам "за измену". Сажать будут странных типов, не консенсусных для обществах, таких, что "большинству" себя с ними идентифицировать сложно. В методической разработке предполагается, что таких посадок (получающих огласку) будет от 20 до 30. После чего будет выступление первого лица. Первое лицо возмутиться: при том, что попытки сыграть на руку врагу и нанести вред безопасности России действительно имеют место, (есть такие случи, и мы все их хорошо знаем) у отдельных правоохранителей наблюдается желание заработать галочку, выслужиться, мы сталкиваемся с ситуацией, когда граждан пытаются привлечь к уголовной ответственности за политические мнения или оценки; сразу хочу сказать: подобные перегибы недопустимы, и будут жестко пресекаться, конституционные права граждан должны быть повсеместно защищены. После этого высказывания, широко растиражированного, через месяц примерно, интенсивность арестов возрастет на порядок, сведения о чем также будут просачиваться. Слава богу, теперь уже без перегибов», – считает  блогер.
 
Впрочем сам Петрин утверждает, что стал жертвой борьбы западных спецслужб, которые «угрожают Православию на Украине».
 
«На самом деле, мне известны все возможные угрозы Православию на Украине со стороны западных спецслужб, что и стало причиной подозрений органов ФСБ к моим контактам с иностранцами, расценившим их, как якобы передачу мной на корыстной основе служебных военных тайн. Им эти тайны были бы до лампочки, т.к. запад интересует Церковь, а там нет ни гос. тайны, ни другой закрытой информации. Вместо того, чтобы еще прошлым летом ловить этих иностранцев, ФСБ, получив информацию от нас, сказала, что эти субъекты их не интересуют и никакой угрозы в себе для РФ не несут. Видя их бездействие, преступное и халатное, я решил доказать обратное и сумел это сделать, более того, в апреле с.г. вывел этих иностранцев на задержание их с поличным. Вот только вместо благодарности получил обвинение, что «не мог я не выдать им военных тайн, иначе бы не стали они со мной встречаться». Абсурд!», – рассказал журналистке Ольге Романовой сам Петрин. По его словам, силовики пытались «навесить» на него неправомерное обвинение.
 
«Вот и надавили на меня, чтобы показать, что поймали настоящего шпиона, а не добровольца, в одиночку выведшего на чистую воду устремления США к Украине через Православную Церковь. Такой конкуренции они не потерпели бы. Видя, что я отказываюсь брать на себя абсурдное обвинение, стали угрожать, хотели инсценировать мой суицид, убить кота (прим. родных – единственный, кто был у Жени в доме – его любимый кот, которого Евгений очень просил следствие сохранить, но безуспешно), распространить гнусную ложь обо мне, побили немного. В целях уберечь себя, сохранить кота – придумал им сказку – самооговор, надеясь, что максимум через месяц они ее проверят объективно и закроют дело, а заведут на настоящих негодяев, работающих в Церкви на США. Но им это не нужно, зачем ловить кого-то, когда есть я с «собственным чистосердечным», – рассказывает подозреваемый.
 
Впрочем, в невиновности Петрина сомневаются немногие. В основном, все связывают действия ФСБ с определенной политикой, проводимой Кремлем. 
 
«Ни дня без измены – таков девиз текущего момента. Изменниками становятся все подряд: многодетные матери, физики, лирики, теперь вот священник. Враг многолик, он ходит под разными личинами, при этом шпионские дела отдают изрядной чертовщиной. А дело священника Евгения Петрина тем более», – возмущается обозреватель «Эха Москвы» Антон Орехъ.
 
По его мнению, вряд ли священник вообще мог сообщить какие-либо «угрожающие данные», тайны.
 
«Если поведать Господу о своих деяниях и планах – будет ли это изменой? А если поставить в алтаре подслушивающее устройство и потом представить запись как доказательство того, что человек что-то разглашает? А если на исповеди батюшка узнает что-то сомнительное?», – вопрошает Орехъ.
 
«Во всех свежайших, действительно уже почти ежедневных, шпионских историях есть одна важная вещь: обвинить человека в измене стало очень легко, а отмазаться от обвинений стало гораздо труднее, чем прежде. Именно потому, что измену можно при желании обнаружить практически в любом контакте с иностранцами. Уже не обязательно быть именно носителем гостайны и располагать подлинно секретными сведениями»,- заключает журналист.
 
Вспоминается при этом и фраза Владимира Путина, брошенная им в прошлом году, когда глава государства обсуждал борьбу с угрожающим инакомыслием в стране. Тогда, президент заявил, что главное в этом деле точно провести грань между просто инакомыслием и экстремизмом. Что ж, похоже пока у ФСБ это не очень получается.                
 
Фото: fryazino.net




3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform