16+

«Минск 2.0»: временное перемирие или дипломатический прорыв в пользу Путина

12/02/2015

«Минск 2.0»: временное перемирие или дипломатический прорыв в пользу Путина

Минские переговоры «нормандской четверки» завершились после почти 16 часов напряженных дискуссий. За это время СМИ успели как объявить об их провале, так и заявить, что соглашения будут учитывать интересы исключительно одной стороны. Заявление Владимира Путина все расставило по местам, однако теперь эксперты гадают, станет ли подписанный «комплекс мер» действенным и воцарится ли на Донбассе мир.


         Одобренный Владимиром Путиным, Ангелой Меркель, Франсуа Олландом и Петром Порошенко «комплекс мер по выполнению Минских соглашений» стал итогом настоящего «дипломатического марафона», длившегося около 16 часов. Главным итогом, которого удалось достичь сторонам переговоров, стало прекращение огня с 15 февраля и отвод всех тяжелых вооружений обеими сторонам от линии, предусмотренной прежним соглашением на 25 километров. То есть в зоне конфликта появится буферная зона в 50 километров.
 
Достигнуты определенные договоренности и по гуманитарным и экономическим вопросам. Будут освобождены все заложники: в течение 19 дней воюющие стороны обменяют пленников по схеме «все за всех». Украина гарантирует провести конституционную реформу, которая введет в действие ранее принятый закон об особом статусе территорий ДНР и ЛНР. Документ закрепили своими подписями и лидеры самопровозглашенных республик Александр Захарченко и Игорь Плотницкий, сообщает newsru.com.
 
Владимир Путин, вышедший по завершению переговоров к журналистам, заявил, что сторонам удалось достичь, по его мнению, главного. В то же время глава государства отметил, что это была далеко на «самая лучшая ночь» в его жизни. Его украинский коллега Петр Порошенко также добавил, что украинская летчица Надежда Савченко будет освобождена в ближайшее время. 

Позитивно смотрят на принятый документ и лидеры Франции и Германии. Франсуа Олланд заявил, что «нормандской четверке» удалось прийти к глобальному соглашению о прекращении огня, а также урегулированию политического кризиса на Украине, сообщает Reuters. В то же время он назвал договоренности в Минске облегчением для Европы и надеждой для Украины. Французский лидер также поблагодарил Путина за оказанное им на сепаратистов давление.
 
Ангела Меркель тоже надеется на мирное решение кризиса, несмотря на существующие до сих пор препятствия. Она также добавила, что минские договоренности стали «проблеском надежды» в кровопролитии на востоке Украины. Однако особых иллюзий она по этому поводу не питает. Глава МИДа ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер поддержал мнение Меркель, заявив, что «достигнутое соглашение – это не прорыв, но оно может стать шагом в направлении от военной эскалации к политическому урегулированию».
 
Кроме комплекса мер по выполнению минских соглашений, главы государств также подписали совместную декларацию, которая предполагает поддержку процесса выполнения соглашений и деэскалации конфликта.
 
Теперь остается лишь прогнозировать, что повлечет за собой принятый комплекс мер по имплементации достигнутых в сентябре прошлого года в Минске соглашений. 
 
«Глядя на второе издание Минских соглашений, его нельзя назвать ни завершением конфликта, ни итоговым компромиссом, который решает все проблемы. Это – соглашение о перемирии, которое в данный момент конъюнктурно было выгодно всем участникам встречи в Минске:
 
Порошенко получил мирную передышку и очередное соглашение с МВФ, кредиты которого не могут предоставляться странам, находящимся в состоянии войны (это, кстати, ответ на часто встречающийся вопрос – почему Украина не объявит о состоянии войны с Россией), Путин отвел угрозу новой волны санкций, показав, что он пока не готов идти на  повышение ставок в тот момент, когда его экономический корабль начал сильно крениться, Олланд подтвердил право Франции называться великой дипломатической державой и думает, что этим «утер нос» Саркози с его миротворческой ролью в грузинском конфликте, Меркель может немножко отойти в сторону и нейтрализовать давление, которому она подвержена с двух сторон: бенефициаров экономического сотрудничества с Россией, которые требуют смягчения санкций, и защитников демократических ценностей, которые требуют ужесточения санкций и поставок летального оружия на Украину. Выгодно Минское соглашение и президенту Обаме, которому очень хочется, чтобы украинский конфликт решался внутри Европы и не требовал от него принятия каких-либо новых решений», – считает экономист Сергей Алексашенко.
 
По словам эксперта, судьба так называемого «Минска 2.0.» пока остается загадкой, а любые прогнозы на этот счет — не более, чем спекуляции. 
 
«По мне худой мир, он, все-таки лучше доброй ссоры! Но я очень хорошо понимаю, что в тексте минских соглашений полно «подводных камней», которые могут разрушить хрупкое равновесие. Так, например, там нет четкого и ясного решения абсолютно конкретного вопроса о судьбе Надежды Савченко или Олега Сенцова. Вы скажите, что есть пункт об освобождении всех заложников и незаконно удерживаемых? А я уверен, что на это российский президент, известный своей юридической подкованностью, может смело ответить, что они-то удерживаются законно, поскольку задержаны на основании решений российского суда», – добавляет Алексашенко.
 
Не мало споров может вызвать и пункт о выводе иностранной военной техники и наемников, который по сути относится к «российским отпускникам», которые добровольно служат в рядах ополченцев в Донбассе.
 
Журналист Андрей Мальгин считает, что подписанный комплекс мер чрезвычайно выгоден для России и Владимира Путина:
 
«Для Путина очень удобно: он ничего и никому не обещает. А Украина получает второе Приднестровье во всей его красе. Причем обязуется освободить террористов от уголовной ответственности. Путин даже протащил пункт о том, что контроль над украинско-российской границей будет украинской стороне возвращен только после принятия Украиной новой Конституции, в которой будет закреплен особый статус сепаратистских территорий. А до этого, уж извините, будем кататься на танках туда и сюда, когда нам это захочется. А наблюдать за этой движухой будут не миротворческие войска под эгидой ООН, а наблюдатели ОБСЕ – Путин и Лавров не раз говорили, что им нравится, как те наблюдают», – пишет Мальгин в своем ЖЖ.
 
Политолог Глеб Павловский напротив считает, что образовавшийся на юго-востоке «квази-регион РФ» будет только на руку противникам России.
 
«Сбылась мечта старых национал-борцов с "эрэфией". Теперь эта трофическая язва при границе пытается стать государственным суррогатом, альтернативным самой России. ДНР/ЛНР, как внутриукраинский субъект, в этом невиновны – таков наш обычный способ делегировать вопросы. Но "делегаты" свой ключ от суррогатной власти = от черного хода в Кремль Путину не отдадут. Скорей уж самого Путина отдадут», – отмечает эксперт.
 
В то же время, отмечает Павловский, подписанный комплекс мер стал настоящим прорывом, возможности которого по максимуму используют обе стороны: «Окно возможности использовано, Путин на коне, Украина получит 17 млрд. на дырявый карман. Теперь, коли что не склеится – не провал будет, а провалище. На провал и открылась игра».
 
Историк Георгий Мирский тоже отмечает, что «Минск-2.0.» носит временный характер, а не окончательный».
 
«В чем плюс Минской встречи? В том, что в лучшем случае ( еще не наверняка) замолчат пушки и перестанет литься кровь.
 
В чем минус? В том, что даже и это «не насовсем». Перемирие – это не мир, и прекращение огня – это не урегулирование конфликта. Ведь не решено главное: останется ли Донбасс частью украинского государства или нет», – пишет для "Эха Москвы" Мирский.
 
«Посмотрите прессу любой страны. Никто не верит, что Минск закончил войну. Напротив, слово « война» звучит постоянно, но тревожит то, что к нему как-то привыкли и относятся ко всему происходящему как к гражданской войне в чужой стране. Конечно, жаль людей, но утихнет, выдохнется, постреляют друг в друга из танков и гранатометов–и как-то рассосется. А о том, что все это может перерасти в мировую войну, пишут только политологи и историки», – заключаеn эксперт.                    
 










Lentainform