16+

Чем нынешние первоклассники отличаются от тех, что были 20 лет назад

13/02/2015

Чем нынешние первоклассники отличаются от тех, что были 20 лет назад

Нынешние петербургские первоклассники отличаются от тех, что были 20 лет назад. Они хуже готовы к школе. Из-за этого им сложнее учиться, а учителям – труднее их учить. Почему изменились дети? – «Городу 812» рассказала психолог Центра психолого-медико-социального сопровождения Калининского района Инна ПРОСКУРИНА.


           Не каждый готов дотянуться до уха

– Какие изменения вы замечаете в поведении первоклассников?
– Последние два десятилетия показали, что проблем у первоклассников становится больше. В массе своей они хуже переносят школьную нагрузку. В основном из-за того, что детей  отдают в школу  слишком рано – физически и эмоционально не созревшими. Причем  эта недозрелость не обязательно  зависит от календарного возраста. Сегодня много детей, которые  и в 7 и даже в 7,5 лет по своему психофизиологическому развитию к школе не готовы.  Индивидуальные сроки развития  ребенка сдвинулись: более позднее созревание стало очевидным.  Поэтому далеко не все дети в 7 лет обязательно должны идти в школу. Это отражено и в федеральном Законе об образовании. Недавно в него были внесены изменения. Добавилась норма, позволяющая отдавать ребенка в первый класс в возрасте более 8 лет – по заявлению родителей.

– То есть можно ребенка в 9 или в 10 лет отдавать  в первый класс?
– Нет, речь все-таки идет о поступлении в школу на несколько месяцев позже восьми лет. А если ребенок  в 10 лет не готов к первому классу общеобразовательной школы, то, наверное, ему тогда нужна не обычная, а коррекционная программа.

– А почему дети стали созревать позже?
– Однозначного ответа нет.  Возможно, это связано с общим ухудшением здоровья матерей и  различными осложнениями при родах, которые впоследствии сказываются на детях. Сегодня чаще выхаживают глубоко недоношенных, у которых тоже могут замедляться сроки  развития. Плохая экологическая обстановка также влияет. Тут много факторов.

Родители часто  думают: «Мой ребенок читает, считает, в садике его хвалят. Значит, к школе подготовлен». Но они судят только по интеллектуальному развитию, не принимая в расчет физическое и психоэмоциональное. И часто оказывается, что  ребенок физиологически  не может выдерживать школьный режим! Четыре урока подряд пять дней в неделю для несозревшего малыша – непосильная нагрузка. Эти дети не могут долго  удерживать рабочую позу – то есть сидеть ровно, спокойно, сложив руки. Ведь сидеть за партой вообще не физиологично, потому что ребенок развивается в движении. И для него это по сути  – физическая нагрузка. Если он сосредоточится на том, чтобы сидеть ровно, то при этом не сможет думать и решать задачу. В конце концов он начинает ерзать, крутиться, обращать на себя внимание, мешать учителю.  Чаще всего с такими проблемами сталкиваются так называемые гиперактивные дети.  Сейчас многие медики и физиологи говорят, что их количество  увеличивается. Во всем мире их примерно около 17%. Но в некоторых источниках пишут, что в России  таких детей уже около 30%.

– Как родители могут понять,  готов ли их ребенок к школе?
– Есть три простых, правда, достаточно грубых критерия. Первый – так называемый Филиппинский тест, показывающий степень морфологической зрелости мозга ребенка. Ребенок должен  легко дотянуться левой рукой до правого уха через темечко.  Малыш 4–5 лет  с таким заданием не справится, потому что пропорции тела у него таковы, что голова большая, а ручки еще короткие. А если произошел полуростовой скачок, то ребенок дотянется, и, скорее всего,  морфологически он тоже созрел. То есть структуры головного мозга созрели.

Еще показатель зрелости – смена молочных зубов. От 4 до 10 постоянных зубов должно быть у ребенка к моменту поступления в школу.

И третий критерий – вес не менее 23 килограммов. Считается, что совсем хрупкий и мелкий ребенок не сможет справляться со школьной  нагрузкой. Он и инфекциями детскими будет чаще болеть, пропускать занятия, отставать.

Самый лучший способ узнать, готов ли ребенок к школе, – обратиться к психологу. У нас есть специальная программа тестирования. Проверяем не только интеллектуальную готовность, но еще смотрим  на поведение ребенка.  Например, как он воспринимает задачу, насколько отвлекается, может ли усидеть на месте спокойно. Ребенок садится за стол во вращающееся кресло. Гиперактивный сразу же начинает в нем качаться, вращаться. А  бывает, приходит девочка: сядет, ручки сложит  и молчит – слушает. Девочки вообще быстрее созревают, где-то на год-полтора раньше мальчиков того же календарного возраста. Получается парадокс. Родители всегда хотят мальчиков пораньше в школу отдать, чтобы после ее окончания осталось время до армии поступить в вуз. А созревают-то мальчики позже! Школа вообще женское царство. Требования в начальных классах – это,  в основном, требования дисциплины и аккуратности. Их легче выполняют девочки. А мальчишкам скучно отсчитывать четыре клеточки слева, еще сколько-то сверху, чтобы красиво написать крючочки... И,  как правило, мальчики более подвижные.  Им диагноз «гиперактивность» ставится в 4 раза чаще, чем девочкам.

Гимназии для особых родителей

– Должен ли  ребенок при поступлении в школу  уметь читать, писать, считать?
– Требовать этого в школах не имеют права. Но на практике... Когда я обследую детей перед поступлением в лицей или гимназию, 99% из них уже умеют читать.  Если ребенок попадет в этот  один процент неграмотных, как он будет себя чувствовать в классе, где все читают?  Ведь учитель будет ориентироваться на большинство. Но в обычных школах, не в лицеях-гимназиях,  детей, не знакомых с азбукой, больше. Думаю, туда можно спокойно отдавать и нечитающего ребенка.

– Получается,  школы сильно поляризованы. Есть сильные  – для подготовленных детей, а есть слабые – для всех остальных?
– Понятно, что в лицеях и гимназиях нагрузки посерьезнее.  Они, если можно так сказать,  имеют своих  родителей, которые очень высоко мотивированы, чтобы их дети поступили именно в это образовательное учреждение.  Такие родители заранее готовят детей: водят на курсы, занимаются по специальным пособиям. Главное при этом – чтобы родительские амбиции не превалировали над интересами ребенка. Потому что мало кто, к сожалению, руководствуется  индивидуальными особенностями и сроками созревания своего чада. Чаще берутся в расчет другие причины. Например: «Хорошо бы поступить в этом году, потому что в следующем заселят новые дома и  желающих станет больше». Или: «Соседкин ребенок идет в первый класс, и мы тоже, чтобы проще было отводить-забирать из школы». Такие родители своего добиваются. Иногда даже раньше чем в шесть с половиной лет отдают в школу. И в результате обрекают на мучения собственных детей, учителей и себя.  В сентябре-октябре к нам в Центр очень много родителей приходят с жалобами на то, что ребенок на уроках отвлекается, не может запомнить и выполнить, что говорит учитель. Что учителя на него жалуются, потому что он мешает проводить уроки.

– Как вы помогаете таким детям?
– Ускорить процесс созревания головного мозга невозможно. Лучше всего для такого ребенка, если родители заберут его из школы и  в следующем году заново отдадут в первый класс.  Но они, как правило, забирать не хотят. Поэтому мы обсуждаем с ними, как готовить домашнее задание, какие кружки лучше посещать. Если у ребенка есть поведенческие проблемы, берем в коррекционные группы. У нас есть комиссия, которая подбирает образовательный маршрут ребенку. Если он не справляется с обычной  общеобразовательной программой, то ему рекомендуют коррекционную школу. Но все это – с согласия родителей.

Поправить последствия того, что ребенок пошел в школу раньше срока, намного труднее, чем их предотвратить. Потому что у ребенка складывается определенная негативная  репутация у одноклассников, падает самооценка... А виноваты  родители,  которые руководствовались своими амбициями или удобством!

По моим оценкам, сегодня практически в каждом классе  есть  как минимум 2–3 человека, которых отдали раньше времени и они еще «не дозрели».

Вредные дети победили

– Говорят, что для начальных классов нужно выбирать  учителя, а не школу.  Это правильно?
– Это идеальная картинка, которая  с нынешними реалиями,  увы,  мало стыкуется. Потому что вы подаете документы через Интернет, и  непонятно, в какую школу попадете, а уж тем более – к какому учителю. Когда идет формирование классов, учитывается, чтобы равномерно распределялись девочки и мальчики,  чтобы в один класс не попало много детей с одинаковыми именами.  И если вы даже к какому-то учителю попроситесь, не факт, что вам пойдут навстречу.  Администрация школы не обязана учитывать вашу просьбу.

– Как все-таки понять, какой учитель нужен ребенку?
– Нет однозначных советов.  Например, совсем пожилые  учителя могут быть такими, знаете, выгоревшими. Они устают от шебутных мальчишек. Любят, чтобы была дисциплина. Это строгие педагоги  старой закалки. С одной стороны, они  мальчишек подавляют. Но с другой  – когда в классе тихо, дети могут за урок больше усвоить. Хотя некоторые родители жалуются, что дети боятся идти в школу, пребывают там в постоянном напряжении. Другие учителя спокойно относятся к подвижным детям. Их они не раздражают, не мешают. Для них рабочий шумок на уроке – нормально. Иногда я прошу педагогов выделить в классе проблемных, непослушных учеников. Так вот, некоторые учителя  называют одну-две фамилии, а другие – по восемь-девять. Не потому что в классе настолько больше гиперактивных, а потому что этот педагог так их воспринимает. Они ему мешают.  Какой учитель для вашего ребенка лучше – решать, конечно, только вам.

– Чем дети нынешние отличаются от тех, что были 10–20  лет назад?
– Дети другие! Очень многие уже поступают в школу –  как раньше говорили –  «с растопыренными пальцами». У них позиция: «Вы мне обязаны». Даже малыши такие могут, например,  сказать учителю:  «Вы не имеете права  делать мне замечание».  На переменах в начальной школе все стоят,  уткнувшись в смартфоны. Либо каждый – в свой, и никакого общения нет между детьми. Либо – вокруг кого-то одного, у кого самый крутой мобильник. Ну или просто беспорядочно бегают, чтобы сбросить энергию. Дети не играют  друг с другом.  Не знают игр, кроме компьютерных.  Раньше  во дворах были разновозрастные компании. Кто-то из более старших детей  вовлекал в игры младших, и так это передавалось из поколения в поколение. Сейчас старшие все сидят  за компьютерами. Прервался, видимо, этот поток передачи от старших к младшим.

– Почему дети так изменились?
– Школа – это же отражение жизни общества. Сегодня она, как сказано в законе,  «осуществляет образовательные  услуги». А раньше  –  учила, растила, воспитывала. Учитель был на неком пьедестале,  его уважали. Сегодня всё не так. Учитель очень уязвим. Бесправен.  Даже выставить из класса тех, кто мешает, срывает урок,  не имеет права. Потому что во время учебного процесса отвечает за жизнь и здоровье детей.

– А в угол поставить?
– Что вы! Родители сразу с адвокатом прибегут!  Родители сейчас и судами грозят,  и чуть что –  пишут жалобы сразу в отдел образования, в комитет, в прокуратуру. 

– Учителя к вам за помощью обращаются? Жалуются, например, что  какой-нибудь Петя Иванов их обижает?
– Они, конечно, не так  формулируют. Но я знаю случаи, когда такой Петя Иванов так доводил учителя, что тот говорил: «Либо он, либо я!»

– По закону этого вредного Петю можно исключить из школы?
– По закону у нас все имеют право на среднее образование. Поэтому только после того, как Пете исполнится 15 лет, его можно исключить. А до этого – только с согласия родителей  – отправить на комиссию, чтобы та определила, все ли у ребенка в порядке с психикой. А если  родители не согласны, то все так и будут мучиться, пока ему не исполнится пятнадцать.            

Елена РОТКЕВИЧ, фото novostink.ru








Lentainform