16+

На что жалуются мигранты в Петербурге

18/02/2015

На что жалуются мигранты в Петербурге

На неделе в ДК им. Ленсовета обсуждали проблемы роста национальной преступности – имелись ввиду в основном преступления среди мигрантов и против мигрантов. Собрали целую конференцию под названием «Пути предотвращения правонарушений в общественных местах». Зал был наполовину полон.


            Заполненность зала в первую очередь обеспечивали представители национальных диаспор. Они были и самыми активными слушателями, поскольку пытались не только слушать, но и говорить.

Инициатором конференции был советник губернатора Петербурга по национальным вопросам, бизнесмен Вагиф Мамишев. Сам Мамишев и представители государственных ведомств разместились на сцене. Остальные – в зале.

Сколько сейчас мигрантов в Петербурге, точно неизвестно, рассказывает подготовленный к конференции ролик: от 250 тысяч до 2 с лишним миллионов. Большинство работает нелегально и живет в нехороших условиях. Это лишает их возможности ассимиляции даже внутри своей диаспоры. Результат несколько странный: все чаще полицейские изымают у таких людей оружие.

Но и те, кто не вовлечен в преступную деятельность, не менее опасны. Среди водителей маршруток есть такие, кто и прав не имеет, и правил не знает. Курсы профессиональной подготовки и русского языка доступны только тем, кто пребывает в городе легально.

«Согласно статистике, мигранты из стран СНГ совершают примерно 8% преступлений в Петербурге, – говорит диктор. – Но по некоторым статьям – например, изнасилование – доля иностранцев достигает 80%».

В ответ растет уровень бытового национализма. Атаки на приезжих и массовые акции ненависти стали столь распространенным явлением, что многие сравнивают это с событиями 80-летней давности в Германии.

Вагиф Мамишев рассказывает о решении создать рабочую группу, которая будет заниматься предотвращением преступлений в общественных местах. Первым ее предложением стало привлечение к ответственности за преступление хозяев заведения, в котором его совершили. Тут Мамишев вспомнил о недавнем инциденте в кафе «Гурман», где двое посетителей, граждане Азербайджана, застрелили друг друга.

Отныне будет составляться список мест, где преступления были совершены, говорит Вагиф Мамишев, и владельцы их будут наказаны, если вовремя не сообщили о столкновении. Вероятно, предполагает Мамишев, эта мера будет утверждена законодательно.
 
Все присутствовавшие на конференции ведомства рассказали о том, как они борются с конфликтами на национальной почве. Первый зампред Комитета по межнациональным отношениям Смольного Вадим Окрушко сказал, что в прошлом году создан совет по экстремистской деятельности. А организованная комитетом комиссия по проверке расселенных домов в 2014 году проверила 118 адресов и обнаружила там 116 мигрантов. Поскольку жить им негде, комитет разработал проект по созданию быстровозводимых модульных гостиниц, который уже поддержал губернатор. Пилотный проект планируется реализовать в этом году, список адресов будущих миграционных кластеров появится к 1 апреля.

По словам чиновников, все проблемы возникают тогда, когда мигранты работают нелегально:  «Так, таксисты, работающие самостоятельно, без фирмы, кучкуются по национальному принципу и пытаются друг друга вытеснять, образуются конкурирующие группы, возникают конфликты, – рассказывает сотрудник МВД Дамир Салимов. – Такого не происходит, если люди официально устраиваются на работу».

Собравшиеся в зале представители диаспор в ответ говорили, что из легальных мигрантов очень легко превратиться в нелегальных. Больше всего претензий в связи с этим к ФМС.  «Очень многие сотрудники получают уведомление о депортации, – возмущается присутствующий в зале владелец кафе, – хотя они уверены, что не нарушали закон! Что делать?»

Представитель УФМС объясняет: если вы ни разу не были в отделении и даже сотрудников полиции не видели, это не значит, что нарушения не было. Оказывается, нарушитель может и не заметить, что его проступок был зафиксирован, пока не узнает о собственной депортации. «Если гражданин уверен, что не совершал противоправных действий, ему нужно написать заявление на Захарьевскую, 10. Заявление рассмотрят в индивидуальном порядке. Если произошла ошибка, распоряжение о депортации будет отменено».

– У нас была такая ошибка, – встает с места женщина, хозяйка другого кафе. – Наш сотрудник получил ошибочную депортацию, потом ее отменили. После этого он уехал домой, а обратно приехать не смог – въезд закрыт.

– Пишите заявление снова! – советует человек из ФМС. – Возможно, он совершил что-то после того, как уехал домой. Кроме того, въезд может быть закрыт не только ФМС, но рядом других структур.

Судя по волнению в зале, эта проблема – одна из самых острых для работодателей, которые теряют сотрудников из-за депортации. Руководитель украинской общины Игорь Петренко отмечает, что часто причиной для депортации служит незначительное нарушение: «Нельзя ли ввести дополнительный порядок рассмотрения нарушений, а не депортировать сразу? – спрашивает он. – Может, человек один раз дорогу перешел неправильно, а ему сразу предписана депортация!»

Ему советуют писать заявления в ФМС, а «миграционная служба отменит решение о депортации, если сочтет это правильным».

В 2015 году количество мигрантов, которым была прописана депортация, резко возросло: изменились правила пребывания иностранных граждан в РФ.  С 1 января им нужно оформить патент на право трудовой деятельности по новым правилам. Но новых патентов ни у кого пока нет. Из-за отсутствия патентов людей стали депортировать, рассказывает представитель одной из диаспор. «Так пополнились ряды нелегальных мигрантов. Ведь уехать они не могут, потому что их уволили и денег на билеты нет. Тогда они идут и зарабатывают незаконными способами», – говорит он. Вагиф Мамишев кивает: ему знакома эта проблема, решения пока не найдено, но работа ведется. 

Есть проблемы и более специфические. Двое делегатов нигерийской общины тянут руку  еще с начала обсуждения. Но они здесь в меньшинстве среди представителей стран СНГ. Один из таких представителей, заметив африканцев,  шепчет соседу: «О! Негры хотят задать вопрос».

Ближе к концу конференции вопрос «от негров» наконец прозвучал. «У нас около 50 девушек сейчас находятся в рабстве, – рассказывает руководитель нигерийской общины. – Это молодые девочки, спортсменки, но они плохо знают язык, в отличие от приезжих из стран бывшего СССР. Очень часто их обманом запихивают в притоны, отбирают документы и требуют деньги за них. Когда притон обнаруживают, то девушек просто депортируют, не наказывая организаторов. Что делать в такой ситуации? Как добиться, чтобы наказаны были владельцы притона, а не обманутые девушки?»

Зал выслушал с сочувствием, но те, к кому вопрос был обращен, посоветовали только писать заявления в прокуратуру.

По окончании конференции Вагиф Мамишев призвал лидеров всех диаспор не относиться к конференции как к очередному собранию, а сделать какие-то выводы. И посещать собрания, которые регулярно проходят в Доме национальностей.            

Анастасия ДМИТРИЕВА, фото kursk.com








Lentainform