16+

В каких случаях россияне готовы нарушать любые табу

26/02/2015

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

«Левада-центр» в очередной раз опросил россиян. Выяснил, что теперь плохо к Украине и украинцам относится 81% (из них 39% – очень плохо). К американцам плохо – тот же 81%.


          К Евросоюзу отношение чуть лучше – пока только 71% россиян его не любят (потому что спрашивали про Евросоюз в целом, а не про конкретные страны – ух, как бы досталось англичанам, немцам, прибалтам и, наверное, французам, потому что не могут нормальные люди есть лягушек).

Впрочем, все это не говорит о какой-то особенной злобности русского населения. Это просто такое свойство человеческой натуры.

Филип Зимбардо, знаменитый своим ужасным стэнфордским тюремным экспериментом, не один этот эксперимент провел. Но и другие. В частности, такой: взял студентов двух колледжей, из одного собрал три группы условных учащихся, а из второго составил группу условных помощников. Задача у помощников: помочь учащимся, наказывая их за ошибки. Наказанием служили удары тока. Всего помощники могли десять раз применить ток, и они сами определяли  силу электроудара, которую получали студенты  в соседней комнате.

Перед началом эксперимента помощники случайно услышали, как ассистент Зимбардо по внутренней связи пожаловался администратору, что студенты одной из трех  группы – «какие-то животные». Это было частью эксперимента, но помощники этого не знали.  Про еще одну группы сказали, что они «хорошие  ребята». А про третьих вообще не упомянули.

Задача у Зимбардо была выяснить: окажут ли такие простые, ни чем не подтвержденные слова влияние на поведение помощников. Сначала все группы получали удары током низкой силы. Затем ситуация стала меняться:  к группе с «хорошими ребятами» помощники относились гуманнее. А к тем, кого назвали животными, – не проявили никакого сострадания, все время увеличивая силу тока.

Другой эксперимент Зимбардо – он пытался выяснить, что провоцирует вандализм.

Одну машину с открытым капотом и снятыми номерами  он поставил в маленьком университетском городке в Калифорнии, другую такую же – в  Бронксе в Нью-Йорке. Тем самым пытаясь ввести граждан в искушение вандализмом.

В Бронксе первые вандалы появились через 5 минут. Грабить машину стала семья: папа отвинчивал аккумулятор и отдавал приказы, мама чистила багажник, сын – бардачок.

Всего было зафиксировано 23 случая вандализма. Первые вандалы методично разбирали машину, последние уничтожали то, что от нее осталось.

Все вандалы оказались белыми и хорошо одетыми гражданами. Только один акт вандализма был совершен детьми.

В университетском городке машина простояла неделю – никто ее не тронул. Лишь однажды во время дождя прохожий заботливо закрыл ей капот.

Вывод Зимбардо: конечно, на поведение людей влияет и «теория разбитых окон» (атмосфера запустения стимулирует преступления  – впрочем, Борнкс был не так уж сильно запущен). Но главное отличие двух городов было в условиях анонимности. В Бронксе она была полной – никто на улицах ни с кем не был знаком. А когда мы думаем, что нас не знают, мы готовы нарушать любые табу.

В общем, не делайте людей хуже, и они не будут становиться хуже. Знакомьтесь с соседями, и они перестанут курить на лестницах, ломать двери и, может быть, даже  материться на украинцев.              

ранее:

Чем Дебальцево отличается от Дубосеково
«Патриарх предложил простой и точный способ оценки человека...»
«Реакция на всякие кризисы у начальников одинакова...»
Про Якунина, Михалкова и других любителей свободы...
«Cледование правилам без исключений – это единственно верный путь к счастливому обществу»











Lentainform