16+

Какие проблемы скрывает директор Российской национальной библиотеки Антон Лихоманов

05/03/2015

Какие проблемы скрывает директор Российской национальной библиотеки Антон Лихоманов

49 дней назад мы направили запрос генеральному директору Российской национальной библиотеки А.В. Лихоманову (на фото слева) с просьбой ответить на вопросы редакции. Прошло уже не 7, не 30, а 49 дней, а ответа от генерального директора Лихоманова А.В. в редакцию не поступило. А означает это только одно: ответить нечего не только по решению конкретных, давно наболевших проблем, но и по перспективам развития РНБ.


               Еще можно констатировать, что данное должностное лицо нарушило закон РФ «О СМИ» (согласно ст. 40 которого ответ должен быть предоставлен редакции в течение 7 дней) и закон РФ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» (согласно ст. 12 этого закона, письменное обращение рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации). Чтобы закончить с юридическими аспектами, напомню, что РНБ является федеральным государственным бюджетным учреждением, т.е. подпадает под действие всех этих законов. Естественно, такое пренебрежение законом повлечет за собой последствия, предусмотренные законодательством.
 
А вот на какие вопросы я хотел получить ответ от Антона Лихоманова:
- введение в строй второй очереди нового здания РНБ на Московском пр., перспективы, сроки;
- сокращение числа сотрудников для повышения доходов оставленных, факты;
- создание отечественной Википедии, основные параметры проекта, цель, сроки; 
- перспективы и сроки электронного заказа документов, хранящихся в главном здании;
- работа над электронным каталогом Primo, проблемы его работоспособности и срок завершения работы над ним, сколько человек работает над исправлением ошибок и заполнением лакун?
 
И так далее – всего 16 вопросов.
 
Думаю, что Антону Лихоманову понятно: общие слова меня не устроят, я слишком хорошо знаю ситуацию в библиотеке. Иными словами, самая первая и самая главная проблема библиотеки – это ее руководство. Если А. Лихоманов даже не отвечает на письменное обращение, демонстративно нарушая сразу два закона РФ, значит, он даже не хочет признать и вслух заявить о наличии проблем РНБ. А если проблемы скрываются, вслух не оглашаются, значит, они и не решаются.
 
Значит, с тем же электронным каталогом Primo дела обстоят так же плохо, что и летом 2014 года. Электронный каталог Русского журнального фонда сделан плохо, и никто не работает над его доведением до ума. Нет даже возможности узнать, когда введут в стой вторую очередь нового здания, что позволило бы соединить разъединенный фонд Русского журнального фонда в новом здании, на его место временно переместить отдел рукописей, а в помещении отдела рукописей начать ремонт. 
 
Хочу заметить  – специально для руководства РНБ, – что эти проблемы я не выдумываю и не собираю «со стороны», а являясь постоянным и активным читателем библиотеки, сам все время сталкиваюсь с проблемами. 
 
Целый комплекс проблем связан с сокращением сотрудников, результаты этого я ощущаю как читатель. Например, в марте 2014 г. в РНБ открылась выставка книг, подаренных нашей библиотеке Домом русского зарубежья им. Александра Солженицына. Это был очень ценный и щедрый подарок. Лично мне была срочно нужна одна книга с этой выставки: автор – американский литературовед В. Александрова, книга называется «Литература и жизнь: Очерки советского общественного развития до конца Второй мировой войны» (New York, 1969). Я ее заказал, потому что на выставке книги стояли с шифром, но оказалось, что она еще не обработана и не выдается в зал, а сотрудники отдела обработки любезно предложили мне почитать книгу в их отделе, за что я был им благодарен. А выдаваться она будет нескоро, предупредили меня. Ну, осень почитаю внимательнее, подумал я. 
 
Прошел год – книга значится в электронном каталоге Primo без шифра и все еще не выдается, она еще не обработана, как не обработаны, очевидно, и все остальные книги с этой выставки, что означает одно: в РНБ не установлено разумных сроков на обработку книг и не хватает кадров для оперативной обработки поступивших книг. Книга есть – и ее нет. 
 
А идет сокращение кадров – во всяком случае, все только об этом в библиотеке и говорят. Но выяснить реальную ситуацию у руководства РНБ по поводу осуществления этих «публично значимых функций» (ПЗФ) невозможно. 
 
Ходят упорные слухи, что зам. генерального директора по библиотечной работе Елена Тихонова задумала сократить всех сотрудников информационно-библиографического отдела и ликвидировать сам отдел. Якобы скоро будет аттестация, всех не аттестуют, и вопрос решится автоматически. 
 
Я не очень в такое верю, но сама Тихонова отвечать на мои вопросы тоже посчитала для себя нецелесообразным, поэтому обсуждаю эту тему как вероятную гипотезу. Если такое произойдет, то можно будет говорить о прямом вредительстве. Потому что из всех «публично значимых функций» самая важная и самая публичная – это прямое общение читателя с библиографом. Дело не в обучении обращению с каталогами, дело в самой методологии поиска нужных книг и статей. В РНБ не обучит никто, кроме библиографа. Сотрудники, которые выдают книги на пунктах выдачи, не имеют соответствующей профессиональной компетенции. Кроме того, в РНБ много и карточных, и электронных каталогов, надо еще знать, в каком из них искать. Существование библиографов, которые консультируют читателей, – это давняя и уникальная особенность РНБ, и потерять ее просто потому, что надо сократить число сотрудников для экономии фонда оплаты труда, – это преступление против культуры. 
 
Разговоры о том, что «библиографы не нужны, потому что теперь есть Интернет», – это глупости. Библиографа Интернет не заменяет хотя бы потому, что РНБ – это самостоятельная сложная машина для научных исследований вроде адронного коллайдера. Инструкций же по пользованию библиотекой как «машиной знаний» сама РНБ не готовит. Поэтому способы использования РНБ читатели узнают не в Интернете, а у библиографов.  
 
Другой пример. Иностранный журнальный фонд  практически полностью переместили в новое здание. А служебный каталог этого фонда то ли забыли, то ли оставили в старом здании, и заперли помещение на замок. Пользуется им кто-то или нет – неизвестно. В новом же здании поставили неполный читательский карточный каталог. Им и тогда невозможно было пользоваться, и сейчас. Есть на сайте РНБ еще и электронный каталог этого фонда, но никогда нет полной уверенности, что он полностью отражает служебный карточный каталог ИЖФ. Сотрудники боятся, что уникальный служебный каталог ИЖФ при ремонте помещения просто сожгут. 
 
А работает электронный каталог ИЖФ примерно так. Ищешь, к примеру, журнал Nation за 1967 г. Не находишь. Потом обнаруживаешь, что надо писать The Nation, т.е. с артиклем. Пишу в запросе название с артиклем. Если судить по полученным ответам, после 1917 г. журнал в РНБ не поступал, а это ведь не так. Я знаю, а я пользуюсь РНБ уже 38 лет, что какие-то старые иностранные журналы с крепостным шифром остались в главном здании. При этом в читательском каталоге на карточке The Nation стоит неверный шифр, а единственно достоверный служебный каталог Иностранного журнального фонда похоронен где-то в главном здании. Ну и со всем этим можно разобраться без бригады библиографов? 
 
Электронный каталог Primo не ругает только ленивый. Только один пример. Ищу книгу Юза Алешковского «Книга последних слов». В графе «автор» пишу фамилию автора, в графе «название» – «Книга последних слов». Результат поиска – ноль. Нет в РНБ такой книги. Но я-то знаю, кто создавал каталог. Поэтому убираю фамилию автора, сразу получаю библиографическое описание и шифр. 
 
Подобных примеров можно привести десятки. Иногда надо убрать название, а если у книги, не дай бог, два автора, то искать лучше только по названию, потому что книга записана только на одного из двух авторов. И т.д. На самом деле надо произвести сверку карточного генерального алфавитного каталога  и электронного каталога с электронным каталогом Primo, потому что в какой-то момент – точно его назвать не может никто – карточки перестали вливать в карточный  каталог, только в электронный OPAC, а потом только в Primo, и совершенно точно известно, что не все записи из первых двух ГАКов вошли в третий. Но для такой работы нужны дополнительные сотрудники. 
 
Теперь об электронной библиотеке. Благодаря заказу из Финляндии в газетном отделе РНБ сканировали несколько лет назад «Литературную газету» за 1929–1960 гг. Дальше не делали, потому что не было заказано. Естественно, на сайте РНБ даны только «картинки», без распознавания, которым в РНБ не занимаются. Почему – ответа не могу добиться уже много лет. Подозреваю, что просто потому, что начальство РНБ не понимало и сейчас не понимает, что это такое и зачем нужно исследователям.
 
Между прочим, сейчас РНБ закупает у какой-то московской фирмы подписной ресурс удаленного доступа, называется он East view (ИВИС) и включает полные тексты большого числа российских журналов и газет – в частности, «Правды», «Известий», «Литературной газеты» и ряда других, журналов «Вопросы литературы», «Вопросы истории» и др. Все тексты распознаны, и есть контекстный поиск. Это уникальный ресурс, за который РНБ сейчас платит деньги (доступ для читателей из зданий РНБ бесплатный), а могла бы получать сама, если бы сделала, обладая уникальными фондами, эту в общем-то нехитрую работу. Представить себе работу в библиотеке после того, как попробуешь этот East view, уже невозможно. Примерно так же, как лишиться Интернета.
 
И вот когда посреди всего этого бардака РНБ объявляет, что начинает заниматься «отечественной Википедией», а Лихоманов еще и поясняет, что она необходима, потому что «Википедия контролируется из США», то хочется спросить: а может, до того как займетесь улучшением Википедии и начнете пилить отпущенные на этот супермегапроект деньги, сперва собственные электронные каталоги сделаете нормальными? Не для отчета, а по-настоящему, по-взрослому?               

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ









Lentainform