16+

«В 2000-е годы на деньги от золотого нефтегазового дождя мы могли спокойно восстановить промышленность»

05/03/2015

«В 2000-е годы на деньги от золотого нефтегазового дождя мы могли спокойно восстановить промышленность»

О состоянии петербургской экономики и мерах, необходимых для ее поддержки в кризисный период, беседуют директор Института нового индустриального развития им. С.Ю. Витте, д.э.н., профессор Сергей БОДРУНОВ и д.э.н. президент Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (Санкт-Петербург) Александр ХОДАЧЕК.


           Бодрунов. Как вы оцениваете состояние экономики Петербурга и, в частности, нашей промышленности?
Ходачек. Я начну с уровня инфляции, он отличается от общероссийского. У нас 13,5%. Индекс физического объема продукции последние 3 года снижается в среднем на 8% каждый год. А если мы возьмем динамику с 2007-го, то уровень падения будет еще больше. Это говорит о том, что нужны неотложные меры для того, чтобы поправлять эту ситуацию. Тем более что промышленность, по разным оценкам, дает от 27 до 35% в доходную часть бюджета. И те кризисные ситуации, которые мы проходили и в 1992–1993 годах, и в 1998-м, и в 2004-м, показали, что сфера услуг очень быстро прекращала вообще что-либо давать, там наибольший объем высвобождения работников был.

Бодрунов. Я с вами согласен. Промышленность сохраняла свой потенциал и несмотря на очень жесткие условия существования продолжала работать, а в некоторых случаях даже восстанавливала докризисный объем в условиях более низкой конкуренции. Поэтому сегодня нужно обращать внимание прежде всего на поддержку промышленных предприятий. Но каким образом эта поддержка может выглядеть, ведь большинство предприятий – частные, и, как утверждают некоторые «рыночники», по законам рынка они должны справляться сами?
Ходачек. Я с этим не согласен. Есть целый ряд важных направлений, в рамках которых можно эту поддержку оказывать. Прежде всего это, конечно, формирование заказа со стороны города. Я бы его сформулировал в виде лозунга: «Промышленность Петербурга – городскому хозяйству». Тогда будет понятно, где могут быть приоритетные направления для каждого промышленного предприятия, что можно сделать для города. Еще одно очень важное направление – это система патентной поддержки. У многих предприятий на это просто физически не хватает средств, потому что надо заниматься обновлением основных фондов, производством. Ну и, конечно, снижение налоговой нагрузки в пределах полномочий субъекта.

Бодрунов. Во время кризиса 2008 года мы в администрации Петербурга создали Фонд поддержки малого бизнеса. Туда были направлены деньги, давались гарантии города по кредитам банкам, привлекаемым для поддержки малого бизнеса. И не смотрели – частные они или нет.  За 3–4 месяца создали несколько тысяч малых предприятий. В итоге городской бюджет не только не проиграл, но к концу 2009 года мы восстановили все городские инвестиции. При этом мы в малый бизнес абсорбировали около ста тысяч потенциальных безработных. Я думаю, что этот опыт сегодня можно успешно использовать.
Ходачек. Я хотел бы обратить ваше внимание на еще одно направление по поддержке промышленности. Это выпуск «темников» по проблемам городского хозяйства, которые связаны с реальным сектором экономики. У нас, предположим, нет малой механизации, нет замены реагентам, которые мы используем в зимнее время. Или проблема оценки состояния кровли с помощью технических методов. И здесь мы могли бы тоже уже получить достаточно хорошую отдачу от промышленных предприятий. 

Бодрунов. Надо, однако, реально оценить наши возможности.
Ходачек. Действительно, когда ты приходишь на конкретное предприятие и начинаешь анализировать производственные показатели, выясняется, что там территория не оформлена, тут производственные цеха утратили свое значение и превратились в склады…

Бодрунов. Или вообще пустуют. По технологическим возможностям предприятия мощности должны быть, а их – уже нет. Или они деградировали. Или даже есть мощности, но деградировал персонал. Это все черты той «великой деиндустриализации» экономики, которая произошла в 2000-е годы. Когда у нас появились деньги в 2000-е годы от «золотого нефтегазового дождя», когда мы получили за десять лет больше триллиона долларов, можно было спокойно восстановить на них наши основные базовые вещи – в частности, промышленность. Но наши финансово-экономические власти пошли другим путем: почти половина этих денег ушла в резервные фонды. Конечно, «подушка безопасности» нужна, но лично я всегда выступал против раздувания  таких фондов. Знаете, очень хорошо иметь велосипед – промышленность, и всем кажется, что можно нагрузить на этот велосипед много чего, но он должен катиться, иначе упадет. Сегодня надо очень активно сопротивляться дальнейшей деиндустриализации. Надо восстанавливать роль промышленности в экономике и необходимо вливать в промышленность деньги. И для этого необходимы соответствующие государственные решения.
Ходачек. В этом я с вами согласен. Но хотелось бы сказать еще вот о чем. На выставках, связанных  с инновационным развитием, на стендах часто видишь образцы достаточно конкурентоспособной продукции. И я всегда задаю один и тот же вопрос: а сколько вам надо времени, чтобы на малые серии выйти или на устойчивое производство этой продукции? И представители предприятия говорят: нам нужны оборотные средства. Дальше, говорят, надо купить комплектацию, она импортная, и мы ее должны заменить, т.к. она подпадает под санкции, а это – 2–3 года. А дальше выясняется, что производственная база настолько слаба, что эту опытную разработку для серийного производства надо передавать на другое предприятие!

Бодрунов. Для Петербурга это типичная картина, он всегда славился тем, что проводил весь цикл исследования – разработка-внедрение-выпуск стартовых серий, – а дальше передавал в другие регионы страны.
Ходачек.  Но сегодня получается так, что зачастую передавать-то нечего. Скажем, если говорить про наш автомобильный кластер – здесь мы просто заложники всех зарубежных технологий и решений. И если только ситуация изменится в еще более худшую сторону, думаю,  мы получим пустые цехи с подведенными инженерными коммуникациями. В течение трех месяцев оборудование будет демонтировано и вывезено в другие страны. Это – самая большая проблема, потому что мы имеем здесь достаточно квалифицированный персонал и как регион – достаточно большие доходы от производства и продажи автомобилей. И мы этого очень быстро можем лишиться!

Бодрунов. Конечно, нам никто и не собирался передавать новейшие технологии.
Ходачек. Но при этом давайте проанализируем, сколько средств было потрачено на инженерную инфраструктуру для наших автосборочных предприятий со стороны городского бюджета. И сколько эти предприятия создали рабочих мест и заплатили налогов. Подсчет будет явно не в пользу городских властей. И я даже могу сказать об элементах градостроительных ошибок, потому что та же компания «Тойота» – она замкнула своей территорией продолжение Софийской улицы. То есть в погоне за сиюминутными результатами мы получаем потом долговременные проблемы.

Бодрунов. Я согласен, что надо такие вещи считать комплексно и на долгий период времени. 
Ходачек. В свое время мы отказались от разработки комплексных отраслевых схем в рамках сроков действия Генерального плана, когда по каждой отрасли (даже если она в нашем ВРП – 2%, как сегодня легкая промышленность) разрабатывались схемы отраслевого развития на пять лет. Они пролонгировались в рамках всего срока действия Генплана, и это позволяло четко определить территорию для последующего развития промышленных предприятий, инженерно-транспортной инфраструктуры, жилищной застройки, предложений по отдыху, культуре, спорту, социальной сфере. Сегодня этот процесс нарушен, инвестор сам ищет площадку, потом  выясняется, что эта площадка чем-то отягощена или там нет инженерной инфраструктуры... И сегодня уже возникает отрезвление, когда говорят: не надо перебазировать промышленные предприятия, надо их промплощадки модернизировать. И дальше смотреть, а что на этих промышленных площадках можно развивать. Ведь они являются очень хорошими, привлекательными для промышленных инвесторов.

Бодрунов. Конечно – промышленная инфраструктура, удобное плечо доставки комплектующих, кадров…
Ходачек. А теперь уже мы можем говорить об административных барьерах, которые, к сожалению, сегодня существуют. Какое бы предприятие ни начинало деятельность, выясняется, что подключение к объектам энергетики является проблемным. И в документах правительства РФ, которые регламентируют подсоединение к объектам энергетики, с трудом разбираются люди с высшим техническим образованием. В соседней Финляндии если вы заявляете о том, что хотите построить какое-то производственное здание, вам моментально подберут участки, которые оснащены всеми объектами инфраструктуры, чего, к сожалению, мы не можем сказать о Петербурге.

И еще. Сегодня, в условиях кризиса, мы должны с помощью городских властей провести оценку обоснованности тарифов на услуги естественных монополий не только для населения, но и для реального сектора экономики. Мне кажется, что здесь есть очень хороший директивный путь: либо в структуре Комитета по энергетике и инженерному обеспечению, либо в структуре Комитета по промышленности должна быть создана специальная межведомственная группа, которая будет собирать заявки по присоединению предприятий к естественным монополистам, проводить оценку их требований, согласовывать…

Бодрунов. И чтобы были всем понятны эти процедуры!
Ходачек. Конечно! И уже на этой межведомственной группе будут приниматься решения, и договора будут заключаться только с визой этой группы. Ее может возглавлять один из вице-губернаторов. Потому что иначе мы останемся заложниками инженерного обеспечения территории. А в условиях кризиса мы просто не можем такую роскошь себе позволить.

Бодрунов. Многие из рекомендаций, которые надо реализовывать на практике, отрабатывает и предлагает Союз промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга. Актив союза не так давно вносил корректировки в Концепцию развития городской промышленности, потом это включено было в Стратегию экономического и социального развития Санкт-Петербурга…
Ходачек. Да, там инновационный сценарий принят за основу. Но сегодня, в условиях жесточайшего бюджетного кризиса, реформы, которые предполагались, наверное, должны быть отнесены на период 2020 года.

Бодрунов. Да, сейчас уже ситуация совершенно другая. Необходимо новое исследование и новая коррекция Концепции.
Ходачек. Я думаю, надо рассмотреть не 3, а 5 сценариев. И два из их – плохой и очень плохой. Потому что в условиях кризиса должны быть детально просчитаны все сценарии,  должны быть четкие программы и планы действий – как поддерживать промышленность, как сохранять объемы производства, как уменьшить количество безработных, как сохранить социальные приоритеты городской политики.                

Галина НИКИТИНА, фото energy-experts.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform