16+

Как 100 лет назад русские националисты убивали либералов

09/03/2015

Как 100 лет назад русские националисты убивали либералов

На одном из первых мест в списке версий убийства Бориса Немцова стоят радикальные националисты, прямо с властью не связанные, но воодушевленные ее ура-патриотической риторикой. 100 лет назад, накануне революции, в России тоже существовали правые террористы, убивавшие либеральных политиков. Правда, действовали они не очень ловко.


          Боевики из передней

Основная черносотенная организация России – Союз русского народа – возникла в конце 1905 года, когда социалисты уже имели опытные террористические организации, совершившие многочисленные громкие убийства. В 1906 году боевая дружина под руководством бывшего чиновника Николая Юскевича-Красковского появилась и у Союза русского народа. Главным ее спонсором был петербургский градоначальник Владимир фон дер Лауниц, несмотря на фамилию – большой  патриот.

Николай II, едва подписав манифест 17 октября 1905 года, провозглашавший Россию конституционной монархией, затосковал по настоящим, преданным царю русским людям. И такие русские люди были ему предъявлены. Доктор Дубровин, основатель Союза русского народа, несколько раз получал аудиенцию государя. Хотя эпоха Николая II – это череда метаний то вправо, то влево, черносотенцы были его настоящей любовью.

«Всем членам дружины СРН было от Лауница выдано оружие, – писал начальник Петербургского охранного отделения Александр Герасимов, который хоть и не был либералом, относился к Союзу русского народа презрительно. – Так как Лауниц был моим официальным начальством, то мне приходилось бывать у него с докладом. Обычно я приезжал к нему ночью, около 12 часов, – и почти не бывало случая, чтобы я не заставал в его большой квартире на Гороховой полную переднюю боевиков-дружинников СРН. Моя информация об этих дружинниках была далеко не благоприятная. Среди них было немало людей с уголовным прошлым».

Помимо оружия Лауниц выдавал своим дружинникам удостоверения сотрудников охранки и бланки ордеров на обыск. После таких обысков у людей часто пропадали ценные вещи. Но главная задача боевиков состояла в том, чтобы ответить на революцию и левый террор правым террором.

Враги русского народа

Первой жертвой черносотенцев стал один из видных деятелей только что разогнанной I Думы кадет Михаил Герценштейн. Герценштейн жил на даче в Териоках (Зеленогорск). 19 июля 1906 года дружинники Союза русского народа выследили его и застрелили на глазах жены и детей.

В этот же день, за час до убийства, в Москве вышел номер черносотенной газеты «Маяк», в которой на первой полосе было напечатано «Герценштейн убит». После чего сообщалось о «слухах» про смерть депутата.

Финляндия, на территории которой произошло преступление, хоть и была частью империи, имела собственную полицию и судебную систему. Но главное – финны не сильно любили русское самодержавие, поэтому отнеслись к расследованию очень тщательно. Выяснилось, что к капитану станционной жандармерии Тихону Запольскому приехали подозрительные люди, которые уехали от него поздно вечером в день убийства. Запольский заявил следователям, что люди эти предъявили ему удостоверения сотрудников охранки. У них было оружие и «панцири» – бронежилеты. Однако следы их потерялись в России.

В январе 1907 года дружинники Союза русского народа попытались убить экс-премьера России Сергея Витте, заслужившего их особенную нелюбовь тем, что написал текст манифеста 17 октября. В дымоходы его дома на Каменноостровском проспекте на веревках были спущены две бомбы с часовыми механизмами, которые, однако, не сработали. Адские машины обнаружила прислуга.

«Я немедленно поехал на место, – вспоминал Александр Герасимов. – Через дымовую трубу в крыше в камин, находящийся в столовой графа Витте, был спущен мешок, в котором было приблизительно два фунта охотничьего пороха, часовой механизм от старого будильника с плохо приделанными капсулями. Не бомба, а детская игрушка. К тому же, механизм часов был испорчен, почему взрыв и вообще не мог произойти. Для меня достаточно было беглого взгляда на эту «адскую машину», чтобы понять, что это не дело рук революционеров. Так грубо и неумело повести дело могли только дружинники СРН».

Монархическая пресса тут же обвинила Витте, что покушение на себя он устроил сам – с целью пиара. При дворе, где графа ненавидели, эта версия пользовалась популярностью. Теоретически он был способен на такое, однако, как показали дальнейшие события, в этот раз все было по-честному. Конечно, началось следствие, но тут – не Финляндия, поэтому никаких надежд на поимку террористов-неудачников не было.

В марте того же года в Москве был застрелен еще один бывший депутат Думы от кадетской партии, издатель популярной либеральной газеты «Русские ведомости» Григорий Иоллос. Через год, в марте 1908 года, в Екатеринославе (ныне Днепропетровск) местным отделением СРН убит другой бывший депутат Думы – доктор Александр Караваев, социалист. Его застрелили в собственном кабинете, когда он вел прием. Убийца стрелял также и в пациента, однако промахнулся.

Почему нельзя обманывать ближних

«28 мая 1907 года в Петербурге, в место, где обыкновенно собирается революционная молодежь, явился юноша и начал расспрашивать, не могут ли ему указать кого-нибудь из социалистов-революционеров, имеющих связи с Партией. Крайне взволнованный вид его, настойчивость, с которой он добивался свидания, искренний тон внушил доверие и, несмотря на отсутствие паролей, его тотчас же отвели к партийному работнику», писал журнал «Былое».

Так началась история разоблачений.

Юноша представился рабочим Василием Федоровым и рассказал эсерам, что он – убийца Иоллоса и участник неудавшегося покушения на Витте.

В конце 1907 года Федоров познакомился с рабочим-кузнецом Александром Казанцевым. Казанцев был боевиком Союза русского народа, непосредственным убийцей Герценштейна, но назвался он эсером-максималистом, который ищет достойных людей, чтобы исполнить «приговор партии» в отношении предателя. Василий Федоров сочувствовал революционерам, сам в революции пока не участвовал. И решил попробовать.

Первым «предателем» был назван Витте – Федоров со своим товарищем спускали ему в дом бомбы на веревках, а когда они не взорвались, должны были, по приказу Казанцева, бросить сверху железяки. Но придя на следующую ночь с железяками, обнаружили, что в доме полно полиции.
Следующим «предателем» ему назвали Иоллоса, его Федоров застрелил в Москве.

«Я дожидаюсь с нетерпением вечерней газеты, – рассказывал он эсерам. – Покупаю ее и читаю с большим волнением, что я – убийца Иоллоса, народного представителя 1-ой Думы. Я не могу передать той минуты, которую я тогда переживал. Казанцев начинает говорить, что это ничего не значит, что все будут клеймить черносотенцев. У меня мелькнуло подозрение, не принадлежит ли и Казанцев к черной сотне, но я не имел на то никаких фактических данных».

Чем дальше, тем больше подозрения Федорова крепнут. Он пристает к Казанцеву: почему тот «не читает никаких брошюр, не может говорить так, как сознательный человек». Казанцев объясняет, что «у них такая программа, как можно держать себя конспиративнее и выдавать за черносотенца».

Он предлагает новую жертву: убить некоего доктора, который-де является видным деятелем Союза русского народа. Федоров начинает выяснять и узнает, что доктор, наоборот, известный социалист. Но лишь найдя в ящике письменного стола Казанцева значки Союза русского народа и партийную программу, окончательно убеждается в справедливости своих подозрений.

В общем, Федоров заманил Казанцева в лес рядом с несуществующей ныне Ириновской железной дорогой на Охте и там зверски зарезал. А на следующий день пошел каяться эсерам, ожидая, что они его убьют. Эсеры Федорова не убили, но опубликовали всю его историю, а самого отправили во Францию. Русское правительство официально требовало выдать ему беглеца, но неофициально давало понять французам, что совсем на этом не настаивает. Ему и так хватало обсуждения исповеди Федорова во всех газетах – незачем было заново разбирать историю во всех деталях на открытом судебном процессе.

«Эта легкость, с какой люди идут на террористические акты, эта готовность «совершить приговор Партии» над человеком, которого даже имени не знают, – вот где кошмар! Первое покушение на Витте было в январе, и до марта – убийства Иоллоса – Федоров и компания не поинтересовались даже разузнать, как относятся к этому покушению. Все газеты говорили о черносотенном его происхождении – не знали этого только те, которых это больше всего касалось», – писал по поводу откровений Федорова создатель Боевой организации эсеров Григорий Гершуни.

И жадничать тоже нельзя

Теперь была очередь разоблачения убийц Герценштейна. Еще в конце 1906 года трое членов дружины Союза русского народа, поссорившиеся со своим руководством, назвали  следователям имена предполагаемых убийц. Но только в 1909 году финны смогли вытребовать на суд одного из них – некоего Ларичкина. Который сразу все рассказал, поскольку тоже был обиженным.

Участникам убийства было обещано 1000 рублей: как мечтал один из них, «скоро мы станем богатыми и будем кататься на авто». Однако когда они застрелили Герценштейна, денег им не заплатили. Ларичкин жаловался на суде, что пошел в штаб СРН, просидел там целый день, но никто ему ничего не дал. Отчаявшись, вечером он попросил секретаря напомнить о себе Дубровину.  На что Дубровин якобы ответил, что деньги заплачены. В итоге всем убийцам досталось только 300 рублей, а остальные 700 «кто-то забрал».

Стоит заметить, что, по данным Александра Герасимова, фон дер Лауниц выдал на организацию убийства 2000 рублей.

По словам Ларичкина, непосредственным убийцей Герценштейна был Александр Казанцев, к тому времени уже зарезанный Федоровым. А вдохновителем преступления – Николай Юскевич-Красковский. Юскевича вместе с еще одним дружинником тоже поймали и привели на суд, где всем дали по 6 лет.

Николай II не имел возможности повлиять на финские суды. Зато он мог помиловать убийц. Через пару месяцев после вынесения приговора все они оказались на свободе.

Имена убийц Александра Караваева также впоследствии были названы. Официальное расследование, конечно, закончилось ничем – вину попытались свалить на какого-то местечкового еврея, но присяжные не поверили обвинению и оно развалилось. Через несколько лет один из участников покушения, тоже обидевшийся на руководство, послал в Думу покаянное письмо, назвав всех своих товарищей по именам. 34 депутата потребовали  возбудить дело, но в итоге его возбудили на них самих – за клевету. Однако суд над убийцами все-таки состоялся, в 1926 году. Но лучше бы их судили при царе: была бы возможность оправдаться, поскольку выдвинутые против них обвинения совсем не обязательно были справедливыми. А так – одного даже расстреляли.

Таким образом, официально на счету черносотенцев три политических убийства (не беря в расчет жертв погромов), из них два закончились глупыми скандалами. Удивительно, что причиной неудач были качества, которые русские патриоты обычно приписывают своему исконному врагу: жадность и хитрость. Хотя если назвать это не жадностью, а воровством, то все встанет на свои места.

Вот эсеры денег на террор не жалели, никого не обманывали, и результат у них был гораздо лучше: одних только министров внутренних дел убили двоих, не считая генерал-губернаторов, градоначальников (в том числе и фон дер Лауница) и прочих чиновников, а также членов СРН. И всего лишь один скандал, правда, большой: когда выяснилось, что руководитель Боевой организацией эсеров Азеф был сотрудником охранки.                 

Антон МУХИН





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform